Век Германии

Автор:

В номере: 2013

Ещё недавно царившая на первых страницах тема европейского финансового кризиса отодвинулась на задние страницы газет. Кризис на сём, конечно, не закончился, но к нему привыкли, он потерял новизну и остроту.

Я уже высказывал мнение: главными виновниками кризиса в Южной Европе я считаю, во-первых, сами народы, постоянно требовавшие от своих правительств повышения денежного довольствия. Во-вторых, политиков, ради руководящего кресла пошедших на поводу у избирателей. В третьих, банки, которым проценты обещанной прибыли затмили глаза на реальность. Кредиты кончились после уничижительной оценки рейтинговыми агентствами экономик этих стран, государства оказались неспособными платить зарплаты и пенсии, что привело эти страны на грань социального взрыва.

Теперь новые правительства Ирландии, Испании, Португалии, Греции, Италии спасают себя и свои страны с помощью остальной, более зажиточной и разумной Европы, в первую очередь при поддержке самой крупной экономики Евросоюза Германии. А вот тут всё сложно. Мы, зрители из среднего ряда, с изумлением наблюдаем за правительством ФРГ, которое с ловкостью фокусника достает из неизвестных нам закромов родины сотни миллиардов евро для спасения испанских банков, греческой смоковницы, португальских рыбаков и итальянского госбюджета. И это после многолетнего стенания по каждому поводу и без оного о пустых общественных кассах, нехватке денег на всё, особенно для повышения крохотной пенсии, к примеру, тёте Эмме, сломавшей себе спину на колхозной работе в Казахстане.

Правда, по большей части речь идёт не о реальных деньгах, а о гарантиях и обещаниях в невиданном доселе размере, превышающем представления обычного человека. После дачи гарантий, реже реальных денег тем, у кого их нет, в Германии не убыло, как можно было бы предполагать, а, наоборот, прибыло в виде солидного роста экономики. Сие есть великий и мудрёный европейский политик. Попробуем в нём немного разобраться.

Ключевым органом спасения утопающих стран Евросоюза является денежный фонд под названием Европейский стабилизационный механизм (ESM) с кредитным объёмом до 500 миллиардов евро, доля Германии — 190 миллиардов евро. Это даёт Берлину 27,15% голосов в совете управляющих ESM с правами блокирующего миноритаря. Часть средств ESM получает без процентов напрямую от своих правительств, часть средств берёт в виду ее займов на кредитном рынке. Членами общественно-политической организации ESM являются все страны Еврозоны. Ряд членов совета — финансово солидные государства, получающие крупные займы на финансовом рынке под относительно небольшие проценты, другая часть — это финансово недостаточные страны-получатели. Несмотря на свою финансовую слабость, страны- получатели кредитов должны вносить своё долевое участие в ESM, а потом просить кредитные деньги у фонда ESM, в который они сами заплатили свою долю.

Финансовые средства ESM ссужает дальше кризисным странам под небольшой прибыльный процент. Ссудный процент ESM ниже ссудного процента для финансово слабых стран на свободном денежном рынке, но выше ссудного процента самого ESM. ESM организация политическая, ссуда даётся на условиях реформирования экономики в смысле предписаний стран-доноров. Этими предписаниями страны-доноры напрямую вмешиваются во внутреннюю политику стран-получателей и, видимо, себе не в ущерб. Частично требования к получателям финансовых средств закреплены в Фискальном пакте: приватизация, гармонизация налогового законодательства, повышение собираемости налогов (актуально для стран с развитым чёрным налом), снижение социальных выплат, увольнение госслужащих, продажа госсобственности.

Страны-получатели, вроде как за неимением другого выхода, вынуждены согласиться на эти условия. Греции лучше взять денег у ESM под 5,6% годовых, чем искать деньги на свободном рынке под 25% годовых, если кто даст. Обеление теневой экономики Юга Европы выгодно для Германии по многим причинам: оно стимулирует рост нашей промышленности, а регион становится привилегированным рынком сбыта наших товаров. Повышение налогов лишает эти страны налоговой привлекательности для зарубежных инвесторов в пользу Германии.

Вторым механизмом финансирования (объём субсидий ESM недостаточен для поддержки крупных экономик Испании и Италии) является скупка Европейским Центральным банком (ЕЦБ) долговых облигаций слабых стран на вторичном финансовом рынке. ЕЦБ намерен скупать только долговые облигации стран, уже привязанных к системе донорской помощи ESM. Кто не сидит на крючке ESM, денег от ЕЦБ не получит. Владение долговыми обязательствами даёт ещё один механизм влияния на правительства стран-эмитентов. В силу специфических механизмов управления и голосования в ESM и ЕЦБ Германия имеет решающий голос при выдаче кредитов и управлении долговыми облигациями. Скорее, Германия этим правом активно пользуется в свою выгоду.

В результате кризиса произошло существенное изменение общеевропейской финансовой системы с повышением роли Германии в европейском концерте держав. Все эти изменения закреплены в договорах, соглашениях, статутах и уставах, состоящих из многих тысяч страниц текста, понять оные могут только профессионалы. Поток денег не улица с односторонним движением. ЕЦБ и ESM следят за обратным притоком выделенных ссуд в свою казну и могут регулировать возврат. Разумеется, обе организации могут остаться на мели и на невыплаченных кредитах. Но для Германии риск банкротства всей Европы значительно превышает риск крушения ЕЦБ и ESM. Германия идёт на риск, давая деньги слабым странам, но риск оправдан и может даже вести к гегемонии Германии в Западной Европе. Во всяком случае, крушение общеевропейской идеи значительно хуже, не говоря уже о политических осколках.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!