Вновь вернуться в Германию. Насколько это возможно?

Автор:

В номере: 2013

Среди обращающихся ко мне за правовой помощью очень много тех, кто в своё время имел вид на жительство в Германии или даже немецкое гражданство, но по каким-то причинам (у каждого они свои, особые) потерял право и возможность проживать на немецкой земле. Сегодня я коснусь конкретного случая, когда заявительнице удалось помочь вернуться в Германию к родным и близким после долгих лет проживания за границей.

Обычная судьба переселенки

Наша героиня, Ольга, родилась в Сибири и вплоть до своего выезда (1991 г.) в Германию проживала в Казахстане. В самый канун развала Советского Союза Ольга совместно с супругом подала прошение на въезд в ФРГ по «немецкой линии», в рамках  Bundesvertriebenengesetz. Далее – как и у всех: получение разрешения  (Aufnahmebescheid), регистрация в лагере (Aufnahmestelle Friedland), подача прошения и получение супругом удостоверения переселенца  (Spätaussiedlerbescheinigung).

Ольга не дождалась своего удостоверения.  Буквально за две недели до предполагаемой даты его выдачи она в спешном порядке выехала в Казахстан. В связи с чем обработка ведомством её документов была приостановлена.

Бесполезные хлопоты

Через пять лет проживания на родине, осенью 1999  г. наша героиня обращается в Посольство ФРГ в Алма-Ате с просьбой об оформлении райзе-паспорта с целью вернуться в Германию на постоянное место жительство.  После полугодичной обработки документов чиновники вынесли вердикт — «в удовлетворении просьбы отказать»! Причина: заявительница свой статус – немки без немецкого гражданства (Deutsche ohne deutsche Staatsangehörigkeit) – в силу добровольного выезда на прежнюю родину и продолжительного там проживания потеряла.

Чиновники указали, что Ольга в качестве причины выезда указала, дескать, что в Германии неподходящий для неё климат, вследствие чего она часто болела и чувствовала себя «не в порядке». В завершении было указано, что заявительница имеет казахстанский паспорт, с которым она вполне может проживать и в Казахстане.

Женщина была так ошарашена отказом, что даже не попыталась обжаловать отказ. Но намерения вернуться она не оставляла и через два года подала документы в Федеральное административное ведомство (Bundesverwaltungsamt) на предмет признания себя в качестве переселенки и повторной выдачи разрешения на въезд (Aufnahmebescheid). Ведомство ответило отказом, сославшись, что каждый заявитель имеет право лишь один раз обращаться с такой просьбой. Это право Ольга уже реализовала.

Отказ был обжалован. Но дальнейшие хлопоты оказались бессмысленны: решения чиновники не изменили. Оставалась единственная возможность – обратиться в суд. Именно в реализации этого последнего шанса я и помог.

Аргументы для суда

Ознакомившись с материалами дела и выслушав доводы заявительницы, стало ясно, что, выезжая в Казахстан, Ольга вовсе не планировала там остаться навсегда. На родине проживала её больная мать. Заботливая дочь намеревалась ухаживать за нею. Соответствующий документ — справка за подписью главврача больницы, в которой проходило лечение, наглядно подтверждает этот факт. Но большей частью больная пожилая  женщина находилась дома, в глухой казахской деревне. Оказывать необходимую медицинскую помощь на постоянной основе было некому. После развала СССР соответствующие медицинские службы на селе попросту перестали существовать. Надежда была только на дочь, и та не подвела. Буквально на её руках  пожилая женщина и скончалась.

Чиновники не правы, утверждая, что Ольга планировала вернуться навсегда. Напротив, она хотела выехать на ограниченный период времени, под воздействием объективной причины. Заранее обозначить предполагаемый срок пребывания на родине было невозможно: нельзя же было, в самом деле, заранее предугадать точную дату смерти  матери. Ольга, тем не менее, всегда в кругу друзей и знакомых говорила, что своим постоянным местом жительства считает ФРГ. И обязательно вернется, когда отпадут известные обстоятельства.

По поводу ранее данных объяснений женщины, что, дескать, она чувствовала себя в ФРГ «не в порядке», нужно заметить, что речь шла исключительно о взаимоотношениях с супругом. Действительно, после переселения супружеская жизнь не заладилась. Семейные ссоры наложили определенный отпечаток на состояние женщины. Поэтому этой реплике придавать сколько-нибудь существенный вес не стоит: мало ли что может вырваться «в запале».

Кстати, пришлось «бороться» не только с аргументами чиновников, но и с ожесточенным сопротивлением  супруга Ольги, который всячески препятствовал возвращению женщины. В частности, его заявление о том, что Ольга приобрела дом в Казахстане и желает остаться там навсегда, сильно осложнили работу. Несмотря на просьбу, он так и не выдал необходимые для работы документы, полученные в первые дни пребывания в ФРГ.

Пора собирать чемодан!

Указанные выше аргументы должны были подтвердить главный мой довод: приобретенный Ольгой в далеком 1994 году согласно §4 BVFG статус – Spätaussiedlereigenschaft, не может быть отменен или признан недействительным вследствие возвращения заявительницы в Казахстан. Ибо закон не установил ни срока его окончания, ни причин, в силу которых этот статус может быть утрачен.

Суд согласился с этой оценкой и обязал BVA выдать Ольге Spätaussiedlerbescheinigung, в качестве подтверждения её статуса. Долгие девятнадцать лет разлуки с немецкой Землей, наконец-то, позади.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!