Немецкий композитор из России

Автор:

В номере: 2012

Продолжим знакомство с галереей композиторов, представленных в филармонии Гамбурга. Обратимся к Альфреду Шнитке. Не только потому, что бюст его украшает фойе, и, как Брамс и Малер, (о них была речь в предыдущих статьях) провёл часть жизни в Гамбурге. А потому, что он классик ХХ века. Композитор написал около двухсот произведений, в том числе девять симфоний, три оперы, два балета, музыку к 60 фильмам; создал новую музыкальную стилистику, был философом, музыкальным теоретиком.

Продолжение. Начало в № 10 (136)

Музыка для кино

Обстановка в Московской консерватории усложнялась, и в 1972 году Шнитке оставил преподавательскую деятельность. Основным eго творческим занятиeм и источником существования стала работа в кинематографе. Им написана музыка к более чем 60-ти фильмам. Некоторые эстеты считали, что Шнитке «опускается» от высоких форм серьёзной музыки к популярной. Но Альфред Гарриевич говорил, что музыка для кино — это его лаборатория, где можно экспериментировать, смешивать самые разные стили и приёмы. Некоторые фильмы, как это иногда бывало, лежали на полках десятки лет. Автор жe из любимых отрывков составлял самостоятельное сочинение, которое приобретало собственную жизнь и нередко становилось популярным. Например, в Кончерто гроссо №1 почти все темы заимствованы из фильмов, к которым Шнитке написал музыку, в том числе и танцевальную. Теперь этот концерт охотно используется в балетных этюдах.

Работа в кино дала композитору возможность сотрудничать и завязать дружественные контакты с многоми интересными талантливыми режиссёрами. Так, Хржановский, с которым Альфред Гарриевич начинал свои работы в кино озвучиванием «Стеклянной гармоники», стал близким другом всей жизни. Шнитке работал с такими знаменитостями как Михаил Ромм («Мир сегодня»), Михаил Швейцер («Маленькие трагедии», «Мёртыве души»), Элем Климов (озвучил все шесть фильмов, в том числе знаменитую «Агонию»), Лариса Шепитько («Ты и я», «Восхождение») и многими другими. Режиссёры ценили сотрудничество с ним. Однажды в Доме кино Л. Шепитько воскликнула во всеуслышанье: «Шнитке, да Вы гений!», чем повергла скромного гения в краску смущения.

Александр Митта, для фильмов которого (комедии «Как царь Пётр арапа женил» и первого советского триллера «Экипаж») Шнитке написал музыку, создал о нём в 1994 году тёплый проникновенный документальный фильм «Портрет с друзьями». Собрались друзья всей его жизни. Геннадий Рождественский, исполнивший около 30 произведений композитора, некоторые из которых были специально посвящены дирижёру; скрипач Гидон Кремер и альтист Юрий Башмет, поклонники и активные пропагандисты его музыки, в том числе за рубежом; Мстислав Ростропович, также являвшийся страстным поклонником Шнитке и его исполнителем; Эдисон Денисов, друг со студенческих лет, да и многие другие. Посмотрите эту ленту, интересно. Увидите Альфреда Гарриевича и услышите его суждения о музыке, друзьях, жизни.

 «У Альфреда Шнитке была разная музыка»

Так говорит друг и исполнитель композитора Юрий Башмет. Действительно, помимо работы в кино и театре, разработки новаторской полистилистики, композитор продолжает творческие поиски. В семидесятых годах он работает в стиле «новой простоты». После сложной, громогласной, эмоционально напряжённой Первой симфонии ему хотелось спокойных мелодий. К этому же времени относится его увлечение, вернее, погружение в изучение религиозной философии, как восточной, так и западной. Будучи на гастролях в Австрии в 1983 году, он принимает крещение по католическому обряду. Обращение к религии нашло отражение и в произведениях, в том числе во Второй и Четвёртой симфониях, Хоровом концерте на религиозные стихи средневекового армянского поэта-монаха Грегора Нарекаци.

В началe восьмидесятых Шнитке получает широкое всемирное признание. Его музыка звучит в ведущих концертных залах Европы, Японии, Австралии. В 1981 году он стал членом Академии искусств Западного Берлина, в 1982 – членом-корреспондентом Академии искусств ГДР. На родине был избран членом Президиума Союза советских композиторов.

Гром среди ясного неба

И неожиданный срыв. В первой половине 1985 года композитор напряжённо работал — он написал шесть сложных произведений, в том числе закончил Хоровой и Альтовый концерты. А в июле – как гром среди ясного неба – в солнечной Пицунде случился обширный инсульт. На 51-м году жизни! «Скорая» доставила его в больницу в Гагры, оттуда перевезли в Сухуми, где имелось реанимационное отделение. Состояние было тяжёлым, больной долго находился без сознания. Из Москвы вызвали известного нейрохирурга А. А. Потапова. Под наблюдением этого специалиста высокого класса Альфред Гарриевич пробыл в сухумской больнице месяц, затем на самолёте был доставлен в Москву, где Потапов поместил его в Первую градскую больницу. Выздоровление пошло быстро, и в конце сентября Шнитке стал настойчиво проситься домой: его беспокоили невыполненные обязательства.

Шнитке снова вернулся к работе, которая давалась необыкновенно легко. После 1985 года им было много создано, в том числе балет «Пер Гюнт», оперы «Жизнь с идиотом», «Джезуальдо», кантата «История доктора Иоганна Фауста», пять симфоний. В конце 80-х годов всё шире проводятся фестивали музыки Шнитке: в Стокгольме, Берлине, Лондоне, других центрах музыкальной культуры. Всюду исполнению сопутствовал успех. Лондонская «Гардиан» опубликовала рецензию под заголовком «Альфред Великий». Но это за рубежом. В России же состоялся фестиваль только в Горьком в 1989 году. Ажиотаж огромный — съехались энтузиасты со всех концов страны. Заслуги Шнитке были отмечены присуждением звания заслуженного деятеля искусств РСФСР. Но, по мнению специалистов, звание это довольно скромно для музыканта такого масштаба.

В перестройку появилась, наконец, возможность выездов за рубеж, и Шнитке смог услышать исполнение своей музыки в разных странах. Его постоянно сопровождала жена, которая, будучи пианисткой, нередко принимала участие в концертах.

В Германии

В 1989 году Шнитке получил специальную годовую стипендию от Научного колледжа (Wissenschaftkolleg) в Западном Берлине. Уже в Германии последовало предложение преподавать композицию в Гамбургском институте музыки и театра; Шнитке его принял. В это время произошло историческоe объединение ФРГ и ГДР. Этнические немцы получили возможность вернуться в страну исхода. Альфред Гарриевич, как выходец из немецкой семьи, также подал заявление на переселение в Германию. Ему предложили принять немецкое гражданство, но он твёрдо заявил, что не намерен отказываться от советского (российского) и просил, кроме того, оформить такой же паспорт жене. Просьба всемирно известного композитора была удовлетворена, и в конце 1990 года супруги переехали в Гамбург. На следующий год для совместной работы приехал сын с семьёй – женой и трёхлетней дочкой Ириной.

Творческая жизнь была крайне насыщенной: исполнения, контакты с музыкантами, новые творения. Крупный заказ он получил от М. Ростроповича. Ещё в 1987 году знаменитый дирижёр и виолончелист писал Шнитке о глубоком потрясении Альтовым концертом в исполнении Башмета. Просил написать для него всё, что угодно. Заказывал и оперу. Делал он этот заказ официально от Вашингтонского национального оркестра и обещал максимальный гонорар. Уже будучи в Германии, Шнитке с лихвой перевыполнил просьбу: написал Второй виолончельный концерт, Вторую виолончельную сонату, две оперы и Шестую симфонию, которыми дирижировал Ростропович.

Опять сказалась, видимо, напряжённая работа – в июле 1991 года произошёл второй инсульт. Так же неожиданно, как и первый. Старый друг Андрeй Хржановский приехал в Гамбург снимать документальный фильм о скрипаче Олеге Кагане, одном из ведущих исполнителей музыки Шнитке. Во время записи воспоминаний композитору стало плохо. Срочно на «скорой» доставили его в больницу. Экстренно прибыл из Москвы незаменимый целитель А. Потапов. Диагноз – кровоизлияние в область мозжечка. После операции Альфред Гарриевич снова быстро поправился и через два месяца был уже дома.

С увлечением погрузился в работу. Опять поиски и находки новых стилей. Создал, например, вместе с Любимовым музыкальный спектакль «Доктор Живаго», в котором – соединение всех жанров: опера, рок- и зонг-опера, мьюзикл, мистерия. Для подготовки специально приезжал в Москву. Премьера состоялась в Вене, естественно, прошла с успехом, затем спектакль был показан в Театре на Таганке. Всего, что Шнитке написал в этот период очередного творческого подъёма и не перечислить. Хочется лишь назвать «Концерт на троих» для Кремера, Башмета и Ростроповича.

Признание росло, множились премии, академические звания. В 1994 году проходили по всему миру, на этот раз и в Москве, фестивали музыки Шнитке, посвящённые 60-летию композитора. Но снова удар. В июне юбилейного года произошёл третий инсульт. Паралич правой руки и ноги, потеря речи, нe вернувшейся уже до конца жизни. Жeна Ирина только по движению губ прочитывала, что говорит муж, и была его посредником с окружающими. Через полгода она повезла супруга в Москву, где в госпитале им. Бурденко заведовал отделением верный друг и спаситель А. Потапов. Больного смогли поставить на ноги, и лишь в сентябре 1995 года супруги вернулись в Гамбург.

Но и после этого инсульта композитор пытался работать. Сочинял Девятую симфонию, но запись была крайне наразборчива – ведь правая рука практически полностью парализована. Расшифровать запись взялся Г. Рождественский и исполнил произведение на торжественном гала-концерте «Девятая симфония Шнитке». Ирина присутствовала на премьере и привезла супругу запись. Но композитор не согласился с расшифровкой и просил Рождественнского отменить объявленные по миру исполнения, что дирижёр и исполнил. Девятая оказалась последним творением А. Г. Шнитке. Третьего августа 1998 года гeниальный музыкант скончался на 64 году жизни от обширного четвёртого инсульта. Похоронен, по его завещанию, в Москве.

Память

На Новодевичьем кладбище в Москвe над могилой установлен  (скульптор Ю. Мираков) надгробный камень чёрного гранита с высеченным на нём крестом. И краткая надпись

«Альфред Шнитке 1934 — 1998».

В Москве на доме № 5 по ул. Дмитрия Ульянова и в Гамбурге на доме № 5 по улице Beim Andreasbruenner установлены памятные доски. Это дома, где жил композитор. Обе доски выполнены Леонидом Могилевским –российским скульптором, живущем в Гамбурге. О бюстe в фойе филармонии Гамбурга рассказано ранее.

Имя Шнитке присвоено Московскому государственному институту музыки (МГИМ). При институте открыт музей композитора. Саратовская областная филармония также получила имя Шнитке, а при Саратовской консерватории создан Шнитке-центр. В городе Энгельс, на родине композитора, установлен камень, отмечающий место, где будет воздвигнут памятник.

Коллеги посвящают памяти ушедшего гения свои произведения. Отметим среди них работу, живущего в Германии американского балетмейстера Джона Номайера — «Звуки пустых страниц» на музыку Альтового концерта Шнитке. Балет поставлен в Мариинском театре и удостоен российской премии «Золотая маска». В нём воссоздана судьба композитора.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!