Мюнхен 40 лет спустя

Автор:

В номере: 2012

5 сентября 1972 года палестинские террористы захватили и убили одиннадцать израильских спортсменов

В баварской столице прошли траурные мероприятия, приуроченные к сороковой годовщине трагического захвата заложников в Мюнхене. Память убитых спортсменов почтили премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер, министр внутренних дел Германии Ханс-Петер Фридрих, вице-премьер правительства Израиля Сильван Шалом, а также вдова убитого террористами тренера израильской сборной Андре Шпитцера Анки Шпитцер.

Слишком открытые игры

Захват заложников в Мюнхене стал самым кровавым терактом послевоенной истории Германии. Ранним утром 5 сентября 1972 года группа из одиннадцати палестинских террористов из организации «Черный сентябрь» проникла на территорию Олимпийской деревни на северной окраине Мюнхена и ворвалась в расположение израильской команды. Двое спортсменов были убиты террористами на месте, оставшиеся девять были взяты в заложники. Теоретически теракт мог быть предотвращен в зародыше: сотрудники кампуса видели, как террористы перебираются через забор, – но не проинформировали полицию, так как решили, что речь идет о спортсменах одной из команд, возвращающихся с ночной прогулки по городу.

Между тем нормы безопасности в Мюнхене были одними из самых низких за всю историю Олимпийских игр. Германия, которая всего двадцать семь лет назад была участником Второй мировой войны, стремилась продемонстрировать открытый характер Игр и всеми силами избежать параллелей с Берлинской олимпиадой 1936 года. Так, более 4 тыс. полицейских из разных федеральных земель ФРГ, откомандированные в Мюнхен для обеспечения порядка, не имели при себе оружия и работали скорее как обычная частная служба безопасности.

Хаос и спешка

Неподготовленность немецких властей к теракту была еще больше усугублена жесткими требованиями террористов. Захватчики потребовали освободить более 200 палестинцев, находившихся в тюрьмах Израиля, а также выпустить на свободу близких к палестинским террористам лидеров немецкой левой террористической организации RAF Андреаса Баадера и Ульрику Майнхоф, находившихся в тюрьме под Штутгартом. Ультиматум террористов истекал в 12 часов дня, поэтому в первые часы действия немецких властей были направлены исключительно на продление срока ультиматума.

Сумев добиться продления ультиматума до вечера, немецкие власти пошли навстречу требованиям террористов и пообещали предоставить им самолет «Боинг-727» для вылета в Каир вместе с террористами. По замыслу немцев, в момент выхода террористов к микроавтобусам, запаркованным в гараже под Олимпийской деревней, снайперы должны были расстрелять террористов и освободить заложников. Однако этот план сорвался – в ходе тестового прохода представителя террористов без заложников, с одним только полицейским парламентером, парламентер, опасавшийся, что полицейские начнут стрельбу, громко крикнул: «Проверочная проходка!» – после чего террористы заподозрили неладное и потребовали предоставить им вертолеты для транспортировки в аэропорт.

Провальные экспромты

Следующим планом полицейских, придуманным в спешке, стало размещение внутри «Боинга» полицейской группы, переодетой пилотами. Полицейские должны были обезвредить террористов – однако руководитель группы, получивший в свое распоряжение только пистолеты, отказался выполнять самоубийственный приказ и встречать террористов в самолете.

После двух провалов подряд полиция решила разместить на взлетном поле и в диспетчерской башне аэродрома Фюрстенфельдбрюк под Мюнхеном снайперов – и ликвидировать террористов во время их прохода от вертолетов к самолету. Однако и здесь полицейских ждал провал. Во-первых, на аэродром было отправлено всего пять снайперов, так как полиция исходила из того, что террористов тоже всего пять (на самом деле их было восемь). Несмотря на то что операция по освобождению заложников проходила поздней ночью – в половине одиннадцатого, – у снайперов не было приборов ночного видения. Снайперы также не имели раций и не могли координировать огонь ни между собой, ни с руководством операции. Снайперы также не имели средств личной защиты: касок и бронежилетов. В итоге огнем снайперов был нейтрализован лишь один террорист.

Еще хуже – один из пяти снайперов был размещен прямо на взлетном поле, за невысокой временной хлипкой стеночкой. По замыслу руководства операции, вертолеты с террористами и заложниками должны были приземлиться прямо перед диспетчерской башней и встать бортами (и люками) к башне. Таким образом, снайперы (включая одного, лежащего на полосе) получали идеальную возможность для стрельбы. Посадка вертолетов, однако, была осуществлена не так, как было задумано, – и в итоге лежавший на полосе снайпер сам угодил в сектор обстрела своих коллег. Чтобы не привлечь к себе внимание террористов, все два часа перестрелки он не вел огня и застрелил лишь случайно побежавшего к нему террориста – после чего тут же был идентифицирован сбитыми с толку полицейскими как террорист, попал под массированный обстрел мюнхенской полиции и был тяжело ранен. Стрельба без поддержки

Полиция аэропорта также не получила и бронеавтомобили. Хотя именно бронетехника могла бы сыграть решающую роль в двухчасовой перестрелке с террористами, вооруженными стрелковым оружием, броневики были отправлены в аэропорт лишь после начала перестрелки, без полицейского эскорта с сиренами, были вынуждены пробираться через город по пробкам и прибыли на место лишь с часовым опозданием, когда все было уже кончено.

Уже в октябре 1972 года трое арестованных террористов были внезапно освобождены властями ФРГ. Причиной освобождения стал захват террористами пассажирского самолета авиакомпании Lufthansa – захватчики, в руки которых попало двенадцать человек, потребовали освобождения своих товарищей, и немецкие власти, боявшиеся повторения терактов на территории ФРГ, отпустили террористов, даже не посоветовавшись с руководством Израиля.

Ответом Израиля на освобождение террористов стала операция «Гнев божий» (иногда ошибочно называемая «Меч Гедеона») по поиску и уничтожению заказчиков и исполнителей теракта. Спустя много лет американский режиссер Стивен Спилберг снял об этой операции фильм «Мюнхен». В ходе операции было уничтожено восемь террористов, включая организаторов и координаторов теракта, а также лиц, обеспечивавших доставку террористам оружия. Случайной жертвой операции возмездия стал норвежский официант Ахмед Бучики, которого агенты ошибочно приняли за террориста Али Хасана Саламе и убили в Лиллехаммере в июле 1973 года. Сам Али Хасан Саламе был уничтожен шесть лет спустя в Бейруте.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!