Евро: между инфляцией и дефляцией

Автор:

В номере: 2012

В связи с продолжающимся финансовым кризисом в Объединенной Европе растет страх перед инфляцией общеевропейской валюты: европейцы поспешно вкладывают деньги в золото, недвижимость и прочие, не подверженные инфляционным колебаниям, активы. В то же время специалисты финансового рынка опасаются, скорее, дефляции евро, то есть увеличения стоимости денег в противовес снижению стоимости товаров. Кто из них прав?

Европа в покупательском ажиотаже. Кто только может вкладывает и вкладывает имеющиеся на руках деньги в «непреходящие ценности»: золото, недвижимость, произведения искусства… В особенности стараются немцы: несмотря на общеевропейский кризис, индексы рыночной конъюнктуры в Германии месяц за месяцем стремятся исключительно вверх.

«Золотая лихорадка», правда, если не прошла совсем, то, по крайней мере, взяла паузу, но зато начались большие гонки за домами и квартирами. Цены на недвижимость растут не по дням, а по часам. Всяк, кто в состоянии купить хотя бы хижину с земельным участком, хотя бы однокомнатную квартирку в непрестижном районе – делают это. Европейцы, и в первую очередь жители Германии, боятся, что их тяжко заработанные деньги с сегодня на завтра потеряют свою стоимость. Призрак бродит по Европе – призрак инфляции…

«Angst» — слово международное

В принципе, во всем, что касается денег, немцы давно уже слывут людьми не слишком смелыми, не склонными не только к неоправданным рискам, а вообще ни к каким, даже самым безобидным авантюрам. Немецкая поговорка «Mit Geld spielt man nicht» (в вольном переводе она означает: «Деньги – это не игрушки») въелась в их плоть и кровь. За пределами ФРГ образ вечно трясущегося над своими деньгами немца настолько распространился, что немецкое словечко «Angst» («страх») прочно вошло даже в главный язык международного общения – английский.

Над проявлениями «German Angst» с удовольствием потешаются многочисленные юмористы, о них слагаются анекдоты – а в последнее время особенно бурно веселятся в Англии и США, перемывая кости немцам с их «German inflation Angst» — немецким страхом перед инфляцией. В то время, как европейские соседи ФРГ воюют с рецессией и ростом безработицы, вливают в свои экономики миллиарды «свежих» денег, предназначенных для конъюнктурных программ – немцы вооружаются против инфляции: экономят, ужесточают финансовую дисциплину и вкладывают, вкладывают в недвижимость.

Этот страх поселился в немецкой коллективной душе не просто так. Он не появился с началом нынешнего кризиса – он вырос на щедрой, удобренной тяжкими воспоминаниями поколений о двух тяжелейших валютных реформах, которые пришлось пережить Германии за минувшее столетие. Дважды деньги немцев превращались в прах, в бесполезные фантики – и это не могло не бросить густую тень на немецкий национальный характер. Дважды жителям страны, потерявшим все свои сбережения, приходилось начинать в самом деле с нуля: в начале двадцатых годов, когда галопирующая гиперинфляция заставляла людей, едва получив зарплату, вприпрыжку бежать в ближайший магазин и покупать там все, что попадется под руку, пока имеющиеся на руках деньги хоть чего-нибудь стоят, а потом – по окончании Второй мировой войны, когда пришлось преодолевать разруху, накликанную Гитлером и его присными. Такое даром не проходит.

Так что ничего удивительного нет в том, что именно борьба с любыми проявлениями инфляции является определяющим фактором экономической политики Федеративной Республики Германия. Ей подчинены все действия федерального банка страны, который десятки лет орлиным оком следит за тем, чтобы сначала немецкая марка, а потом «немецкий евро» оставались стабильными и не теряли в цене сверх минимально необходимого.

Так же, как не приходится удивляться тому, что главный «хранитель валюты» ФРГ, президент Федерального банка Йенс Вайдман, так отчаянно протестует против «свободного» курса, взятого Европейским Центральным банком. ЕЦБ, как известно, объявил о своем намерении вновь приступить к закупкам долговых обязательств кризисных стран Европы, и в этой связи Вайдеманн не только уже успел обозвать шефа этого учреждения, итальянца Марио Драги, «главным европейским жуликом», но и пригрозить собственной отставкой. «Подобная финансовая политика в моих глазах слишком напоминает государственное финансирование с помощью денежного станка», — заявил шеф Бундесбанка. Ему вторит уже успевший уйти в отставку, теперь уже бывший главный экономист ЕЦБ, немец Юрген Штарк: «Существует опасность высокой инфляции евро – не сегодня, не завтра, но в средне- и долгосрочной перспективе».

Нарисованные миллиарды

На самом деле, пока немцы пугают Европу инфляцией, печатные станки уже «трудятся» в полную силу. Государственные банки по всему миру весело «рисуют» новые деньги – в особенности в этом преуспела американская Федеральная Резервная Система (ФРГ), но от нее стараются не отставать, к примеру, японский и британский национальные банки. Эта троица лидирует в «финансовой олимпиаде» под названием «quantitative easing», то есть в «количественном послаблении денежной политики», как называют экономисты печатание дополнительных наличных денег. За примерами далеко ходить не надо: ФРГ США постоянно покупает американские государственные долговые обязательства, впрыскивая, таким образом, все больше и больше денег в банковскую систему страны и опуская процентные ставки – это и есть «американский путь» борьбы с финансовым кризисом.

Суммы, порождаемые таким образом, в самом деле могут впечатлить кого угодно. Одна из известнейших немецких экономистов, Сузанна Шмидт, в своей новой книге приводит следующие цифры: Великобритания напечатала в минувшие кризисные годы 325 млрд. «свежих» фунтов стерлингов, Япония – в пересчете, около 700 млрд. долларов США, а Америка – вообще около 2,6 триллионов долларов. И вполне возможно, что ФРС как раз в данный момент готовит новое «вливание» в американскую банковскую систему.

Европейский Центральный банк может последовать этому примеру. Хотя с середины марта программа покупки «проблемных» долговых обязательств и заморожена, но не отменена – при определенных обстоятельствах она вновь может заработать. Но ЕЦБ, собственно, уже сейчас занимается «впрыскиваниями» свежих денег в европейскую финансовую систему через «черный ход». Так, с помощью целевых кредитов европейским коммерческим банкам он закачал в Европу примерно 1,5 триллиона евро – и без всяких официальных объявлений.

Так что ничего удивительного нет в том, что немцы, а вслед за ними и остальные европейцы, запаниковали и начали срочно «рыть окопы» в ожидании инфляции, которая-де вот-вот уничтожит евро. Этим и объясняется столь бурный рост покупательских индексов: реальные, ощутимые ценности всегда были лучшей защитой от инфляционных невзгод. Недвижимость, акции, полезные ископаемые, золото… Все это помогает не только от гиперинфляции, но и от «маленькой», ползучей инфляции, не столь заметной, но «съедающей» стоимость денег год за годом мелкими кусочками.

Финансисты боятся дорогих денег

Однако же в данный момент никаких признаков надвигающейся гиперинфляции по-прежнему нет. Последние данные из Германии указывают на то, что «местная» инфляция составила в августе всего лишь 2% — это лишь немногим больше среднегодового показателя за последние двадцать лет, причем некоторое излишнее повышение цен, по словам специалистов, обусловлено исключительно повышением стоимости топлива – бензина, керосина, дизеля и т.д. Подобное еще можно пережить. Так что шеф ЕЦБ Марио Драги пока что успешно отбивается от критиков, заявляя, что его учреждение по статусу своему обязано реагировать на колебания финансовых рынков. В своей статье в немецкой газете «Die Zeit» он пишет, в частности: «Нынешний кризис постоянно требует принятия неординарных мер. Прогнозы ЕЦБ по ценообразованию весьма умеренны. Мы рассчитываем на повышение цен в 2012 году в пределах от 2,3% до 2,5%. В будущем году инфляция даже пойдет на спад – от 1% до 2,2%».

Руководитель гамбургского Института мировой экономики (HWWI) Томас Штраубхаар считает, что опасность инфляции евро весьма маловероятна: «ЕЦБ сам по себе не может в одиночку устроить инфляцию, — подчеркивает он. — Только, если выданные им кредиты будут переданы дальше и дальше, и еще раз перераспределены по банкам, то есть если механизм создания денег в кредитной экономике будет запущен, может появиться инфляция». Но именно этот канал передачи в данный момент в Европе и оказался «засорен» — собственно, это и есть одна из причин нынешнего европейского кризиса: механизм обновления денежной массы не работает.

Именно поэтому европейские специалисты финансовых рынков опасаются, скорее, дефляции евро, то есть резкого удорожания денег при удешевлении товаров и услуг. Определение этого процесса, на первый взгляд, звучит весьма позитивно, однако на деле может повлечь за собой рецессию экономики и даже, в худшем случае, ее полный коллапс. Если все становится дешевле – покупатели колеблются, не делают покупок и отодвигают их на более поздние сроки, в надежде, что смогут совершить их потом еще дешевле. В таких условиях конъюнктура летит в тартарары.

И именно признаки возможной дефляции видят сегодня эксперты на кредитном рынке Европы. Некоторые краткосрочные гособлигации и ценные бумаги не приносят больше процентов, напротив – обладают негативными процентными ставками. Кто покупает ценные бумаги солидных, устойчивых стран вроде Швейцарии, Дании или Германии – вынужден платить «сверху» вместо того, чтобы получать проценты. Иными словами: в конце концов, такие инвесторы получают меньше денег, чем вложили. К примеру, подобной отрицательной процентной ставкой обладают в данный момент считающиеся сверхнадежными немецкие двухгодичные федеральные облигации.

Подобные негативные проценты появляются в том случае, если спрос на ценные бумаги оказывается непропорционально велик. Тогда их курсы весьма ощутимо превышают номинальный курс в 100%, который выплачивается по истечении срока кредитования. Покупатель таких ценных бумаг, рассчитывающий на дефляционное развитие рынка, соглашается с потерями, так как если негативная процентная ставка находится ниже уровня дефляции, это не приводит к потере покупательной способности.

Международный валютный фонд (МВФ) совсем недавно забил по этому поводу тревогу: по мнению его экспертов, Европе, в самом деле, угрожает дефляция. «Ввиду негативных прогнозов экономического развития имеется серьезный риск, что инфляция в среднесрочном периоде станет отрицательной» — записано в ежегодном отчете МВФ по еврозоне. Специалисты фонда считают, что «вероятность того, что дефляция проявится до первого квартала 2014 года, составляет 25%».

При этом для Европы, да и для всего мира, дефляция евро оказалась бы гораздо худшим злом, нежели инфляция. Не только товары подешевеют – подешевеют и капиталы, выраженные не в денежной массе, а в «реальной» собственности. Инвесторы начнут откладывать инвестиции на потом. Это может привести к негативному экономическому росту, к падению производства – что в условиях кризиса было бы худшим из всех возможных вариантов. Наличные деньги превратятся в ценный товар, так как их реальная стоимость увеличится. Будут расти в цене государственные ценные бумаги, в то время как рынок акций и полезных ископаемых из-за угрозы рецессии полетит в пропасть.

Чего же ожидать? Инфляции или дефляции? Или же, как полагают некоторые, и того, и другого: сначала, мол, будет дефляция евро, а потом, через несколько лет – инфляция? Пока что, похоже, ни того, ни другого. «Более вероятно, что в следующем году мы станем свидетелями минимальных показателей инфляции евро, — считает эксперт по инвестициям Deutsche Bank, Маркус Хайдер, — против этого лучше всего помогает покупка защищенных от инфляции ценных бумаг».

Этого же мнения придерживается и Ханс-Йорг Наумер, руководитель инвестиционного отдела компании Allianz Global Investors: он считает, что риск инфляции несколько выше, чем риск дефляции, однако оба варианта маловероятны, несмотря на «игры с печатным станком» в исполнении ЕЦБ. «Деньги сами по себе еще никого счастливыми не делали, — подчеркнул он в интервью телеканалу ARD. — В особенности, при нашем нынешнем жиденьком экономическом росте». По его мнению, подорожания можно ждать только с начала 2014 года, а пока что не стоит переживать никому – ни покупателям, опасающимся, что их кровные евро подешевеют, ни финансистам, считающим, что общеевропейская валюта, наоборот, станет слишком дорогой. Как говорится, его слова – да Богу в уши.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!