Получилось, к сожалению, как всегда

Автор:

В номере: 2012

А ведь хотели, действительно, как лучше. Да и сама идея объединения европейских государств совсем неплоха и более чем злободневна. Впрочем, и социализм сам по себе хорош. Теоретически. А вот его практическое воплощение под руководством пожизненного безработного, недоучившегося семинариста, кукурузного «гения» и прочих «вождей» оказалось… Да, все мы знаем, что из этого получилось. Сейчас очень похожая ситуация складывается если не с Евросоюзом вообще, то – в «лучшем» случае – с зоной хождения единой европейской валюты.

«Пророчество» Филиппа Рёслера

В конце июля министр экономики Германии Филипп Рёслер (Philipp Rösler) заявил о неудаче греческих реформ и, как следствие, все более вероятном выходе Греции из еврозоны.

Господин Рёслер «настроен более чем скептически» по поводу выполнения Грецией обязательств по долгам. Так это он еще очень мягко выразился. Ибо в Греции даже не пытаются скрыть господствующих в обществе настроений активного неприятия необходимых жестких мер экономии. Соответственно, если не будут выполнены договоренности с международными кредиторами, то и о дальнейшей финансовой помощи не может быть и речи, и, в конечном счете, это приведет к банкротству страны. И «тогда, по мнению министра экономики, греки сами придут к выводу, что разумнее выйти из еврозоны».

Разумнее для кого, позвольте уточнить?

Для Греции? Весьма сомнительно! Ибо ноль евро в кармане (как и в госбюджете) обменять на драхму или иную валюту вряд ли получится. Ноль он и есть ноль. Ничего! Так речь же идет о минусе. Да еще и размером минимум в 100 млрд. евро.

Для остальных стран еврозоны? Как говорится: «умолкаю, умолкаю…» Особенно, если взять Германию – основного европейского донора. Понятно, что при возвращении к национальной валюте возникнут качественно иные отношения между субъектами европейской и мировой экономики с одной стороны и Грецией – с другой.

Вот только про уже имеющие долги при любом раскладе придется забыть. А преимущество может получиться лишь в том, что новые кредиты будут даваться на иных условиях или не даваться вообще. Последнее – предпочтительно. Как это ни жестоко звучит.

В немецком кабинете министров уже сыты старыми греческими обещаниями, и очень трудно себе представить, что госпожа бундесканцлер обратится к бундестагу в третий раз за деньгами для греков.

Да и Международный валютный фонд намерен приостановить помощь Греции, так как реформы, которые были ее главным условием, продвигаются слишком медленно. На их ускорении настаивает и министр финансов Германии Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble), однако заявления о выходе страны из еврозоны считает преждевременными.

Понятно, что политики остаются таковыми в любой ситуации. И, если один сказал «черное», то другой должен сказать, хотя бы, «серое». Коль «белое» в данной ситуации будет звучать совсем уж… недальновидно.

Правда, несколько «удивляет» ярко выраженное отсутствие у политиков такого ранга хотя бы малейшего интереса к тому, на что и как расходуются выданные кредиты. Впрочем, деньги-то не их личные, а государственные. Свои бы считали не в пример тщательнее.

Или просто берут пример с тех же греков?

Как пришли, так и ушли

Десятки миллиардов евро, в смысле.

Так, этим летом 9 профессоров Афинского университета Пантеон были приговорены к длительным срокам тюремного заключения за, мягко говоря, нецелевое использование 8 миллионов евро. Среди осужденных, кстати, и бывший ректор университета Димитрис Констас, некогда представлявший свою страну в Совете Европы. Деньги, предназначенные для финансирования научных исследований, наследники великих эллинов тривиально положили себе в карманы. И не поровну, а в соответствии с занимаемой должностью. В подобных случаях это – святое! Например, главный бухгалтер  университета обзавелся роскошным красным «Феррари» стоимостью в 80 тысяч евро. И рост цен на бензин его, похоже, не сильно волновал.

Так университет-то в Греции не один, а профессоров еще больше. По сообщениям прессы, 95% денег из бюджета ЕС, предназначавшихся на научные исследования, были раздроблены для финансирования в общей сложности 2750 проектов. И во главе каждого, надо думать, свой профессор стоял. А где-то рядом и бухгалтер маячил. Пусть не все из них любят ездить на «Феррари», так есть же машины и дороже.

И все были довольны такой системой, поскольку каждый получал пусть и небольшой, но «свой» кусок пирога. А обслуживание такого количества проектов требовало огромных затрат на содержание управленческого аппарата, а заодно усложняло контроль за расходованием денег.

Наивно думать, что подобное происходило только в академической среде. Ученые, вообще, по своей природе, люди немного не от мира сего, и подключились к неправедному дележу ЕСовского пирога, скорее всего, одними из последних. Пример же подали те, кто имел непосредственное отношение к получению и – что важнее! – распределению выделяемых Евросоюзом и МВФ кредитов.

Одним словом, существенная часть от 90 миллиардов евро, поступивших от ЕС, пошла на экономически бессмысленные нужды, а зачастую просто подставные проекты. Правда, насколько существенная, мы вряд ли когда-нибудь узнаем точно.

Просто, когда денег было много, их нецелевое расходование проходило легко и непринужденно. И – главное! – бесконтрольно. А вот когда источник практически иссяк, возник интерес к судьбе чуть ли не каждого еврика.

Конечно, построенные при поддержке Евросоюза автобаны, аэропорты, линии метро и прочие объекты инфраструктуры у всех на виду и реально пошли на пользу стране и ее жителям. Вот только не оказались ли они, если копнуть глубже, в буквальном смысле золотыми? Ведь ни для кого сегодня уже не секрет, что практически все оливководческие кооперативы страны, особенно на острове Крит, в 80-е и 90-е годы прошлого века систематически фальсифицировали данные об объемах производства, чтобы выбить из штаб-квартиры ЕС как можно больше средств.

И, надо понимать, их пример – другим наука.

Так кто же в доме хозяин?

Только не надо сейчас вспоминать про демократию и права человека! Демократия в чистом виде – это бесконечная и бессмысленная говорильня. Что же до прав человека… Когда греческие профессора с бухгалтерами кладут себе в карман деньги немецких или французских налогоплательщиков – у них есть права? А у немцев или голландцев – только обязанности. Годами и десятилетиями кормить и одевать отдыхающих на теплом морском пляже 45-летних греческих «пенсионеров».

Давайте возьмем простую жизненную ситуацию. Семья из пяти человек (родители и трое взрослых детей) пользуется одним банковским счетом. И, если работают в семье только двое, то деньги тратят все. Когда и сколько – как кому вздумается.

Как вы считаете, долго такое положение дел может сохраняться? Да до первого визита одного из работающих в банк! В смысле: взял распечатки со счета, посмотрел и… Наверное, до рукоприкладства на первый раз и не дойдет. Но всем неработающим будет настоятельно предложено либо найти работу, либо существенно умерить аппетиты.

А если еще кто-то из родителей взял кредит на лечение, и он тоже ушел на дискотеки, пивные бары и девочек?

Так чем же, позвольте спросить, отличается данный пример от сегодняшней ситуации в еврозоне? В принципе. Только тем, что суммы фигурируют с гораздо большим количеством нулей. Так их же и отследить сложнее, и отдавать мучительнее и дольше.

Говоря другими словами, и Евросоюз вообще, и зона обращения евро в частности, основанные в основном на политическом фундаменте и «честном» слове глав вступивших в них государств, ясно показали свою несостоятельность.

Отсутствие границ, свобода перемещения людей и товаров, общая валюта – все это замечательно. В идеале… Достижимом, как правило, лишь теоретически.

Кто-то из великих сказал: «Счастье – это не конечная цель, а способ путешествия». С подобным утверждением трудно не согласиться, только вот в случае с евро «путешествовать» так и дальше уже не получается. К сожалению. А, может быть, и к счастью, что не успели забраться в самые дебри. Или, все-таки, забрались?

В любом случае, уже сегодня ясно, что только постоянное вливание денежных средств извне не спасет ни Грецию, ни Испанию в частности, ни еврозону вообще. Ведь, получив от Германии «легкие деньги», политические элиты государств сообщества, не отличающиеся немецкой организованностью и способностью адекватно реагировать на изменения, скорее всего, окажутся не в силах провести крайне болезненные, но абсолютно необходимые Европе структурные реформы. И через четыре-пять лет Европа вернется в исходную точку кризиса евро, только к этому времени Германия будет отягощена грузом обобщенного долга сообщества не меньше, чем Греция сегодня. И просить о помощи будет уже некого.

То есть, либо все хозяйствуют по неким общим принципам, главный из которых – не навреди ближнему, либо «разбегаются» опять по квартирам с собственной национальной валютой. Границы при этом можно вновь не обустраивать и Шенгенское соглашение не аннулировать. Так что определенная свобода все-таки сохранится. Правда, Евросоюз при этом быстро превратится в некий аналог СНГ, существующий в действительности только на бумаге.

Но и дальше жить так нельзя. Как в известной русской басне.

Однажды лебедь, рак и щука

Да, введение в обращение евро предваряло принятие в 1997 году Пакта стабильности и роста, который требовал от участников удерживать дефицит бюджета на уровне трех процентов, а предел госдолга на уровне 60% ВВП. И страны сообщества тогда договорились соблюдать бюджетную дисциплину «под честное слово».

Увы, и этот единственный предохранительный механизм, который мог удержать вместе страны зоны евро, каждая из которых, пользуясь единой валютой, проводила собственную валютную и бюджетную политику, первыми нарушили сами же его авторы  в Париже и Берлине. Всего лишь год спустя после вступления документа в силу. За Францией и Германией последовали остальные. В итоге к 2008 году из 27 государств 20 нарушили пакт.

И никаких действенных санкций за это предусмотрено не было. Еврокомиссия лишь монотонно выговаривала нарушителям, запуская длительные и малоэффективные «процедуры устранения нарушений».

Более того, в 2002 году тогдашний глава Еврокомиссии итальянский социалист Романо Проди заявил, что пакт – это глупый документ, поскольку ограничивает доступ стран зоны евро к кредитам, а, следовательно, ограничивает возможности экономического роста, который обеспечивается за счет госрасходов, оплаченных заемными деньгами. Вот так – ни больше, ни меньше.

В случае же с Грецией долги после вступления в зону евро только накапливались, и апофеоз набора кредитов пришелся на летнюю Олимпиаду-2004. Бюджет Игр превышал 10 миллиардов евро, не считая расходов на строительство новой инфраструктуры и обеспечение безопасности. Все эти деньги пришли в виде займов, которые Греция даже не попыталась погасить за последующие годы, придя к бюджетному краху в 2010-м. И продолжая просить и набирать кредиты.

Масла в огонь подлила и глобализация. Ратуя за принципы свободной торговли, Западная Европа видела в этом только широкие возможности продвижения своих товаров на рынки остального мира. Однако оказалось, что многие европейские отрасли промышленности не способны конкурировать с менее качественной, но гораздо более дешевой продукцией государств Азии. Даже французское вино на европейском рынке несколько потеснили латиноамериканские конкуренты. А текстильная промышленность Испании погибла почти полностью после снятия в 2005 году квот экспорта на европейский рынок китайской одежды и обуви после присоединения Китая к ВТО.

Добавьте к этому смену моральных ориентиров, когда во многих европейских странах нормально воспринимают людей, не работающих по принципиальным соображениям; увеличение продолжительности жизни, и, соответственно, рост числа получателей пенсий, сопровождающийся уменьшением количества активных налогоплательщиков.

И вот уже новый президент Франции Франсуа Олланд обращается с идеей введения евробондов к Ангеле Меркель: «Мы отобрали у своих богатых все, чтобы обеспечить нынешнему поколению французских избирателей безбедную старость. Теперь и вы, как первая экономика зоны евро, внесите свою долю, причем не только для французов, но для греков, испанцев и остальных государств сообщества». До боли знакомо, не правда ли?

Но ни один немецкий политик на это не пойдет никогда! В крайнем случае, в здравом уме.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!