В Мексике учат жить Европу

Автор:

В номере: 2012

В мексиканском Лос-Кабосе состоялся очередной саммит так называемой «Большой двадцатки» — лидеров наиболее развитых промышленных стран мира и так называемых «пороговых» государств. В центре внимания оказался Евросоюз и его затянувшийся финансовый кризис, угрожающий мировой экономике.

Обычно экономическая и финансовая мощь европейских государств и Евросоюза в целом никогда не вызывала сомнений у лидеров других государств, будь то бедные африканские страны или богатые руководители США. Однако на этот раз, собравшись на саммит G20 в Мексике, все они с огромной тревогой расспрашивали прибывших туда же европейцев – ну что там, мол, у вас, когда вы уже разберетесь с вашим кризисом? И добро бы, только расспрашивали, а то все больше критиковали и советовали – что делать и как правильно поступать.

Все – от США до Китая и от Индии до России – наперебой предлагают европейцам свои пути выхода из кризиса, причем главным из них является довольно простой рецепт: напечатать «свежих» денег, повысить ликвидность и раздать банкам дешевые кредиты. Все это называется красивым словосочетанием «конъюнктурная программа» и призвано оживить европейский рынок.

Портмоне на замке

На самом деле основной шквал советов, критических замечаний и настойчивых увещеваний приходится выслушивать канцлеру Германии Ангеле Меркель. В конце концов, именно она руководит в данный момент правительством самой богатой и экономически мощной страны в пределах ЕС, именно она распоряжается огромными финансовыми запасами – и похоже, что именно на эти запасы и нацелились собравшиеся в Мексике советчики.

Естественно, впрямую никто ничего такого не высказывает – вместо этого много слов говорится о необходимости поддержать стагнирующую европейскую конъюнктуру, об опасности того, что европейский финансовый кризис может толкнуть мировую экономику в очередную пропасть и о том, что, как выразился президент США Барак Обама, «Европа всегда славилась солидарностью сильных государств со слабыми, и эта замечательная традиция должна проявиться теперь». Тем не менее, завуалированный смысл всех этих посланий хорошо понятен всем: «солидарность сильных со слабыми» — это иносказательное предложение «сильной» Германии раскошелиться в очередной раз и впрячься «коренной лошадью» в создание так называемых евробондов – общеевропейских ценных бумаг, призванных перераспределить груз долгов.

В данный момент Ангела Меркель – единственная из европейских лидеров, не желающая реализовывать этот проект. Несмотря на то, что идее создания евробондов сопротивляется только лишь немецкое правительство, его голос оказывается решающим – по той простой причине, что все остальные государства ожидают, что деньги на этот проект выделит Германия и именно она должна принять на себя основной груз этого перераспределения. Канцлеру подобное «распределение труда» активно не нравится, о чем она не стесняется говорить вслух. Вот и в Мексике, буквально с первых шагов, приветствуя за руку многочисленных мировых лидеров и улыбаясь с ними в объективы теле- и фотокамер, госпожа Меркель между делом успела заявить, что, мол, «Европа умеет решать свои проблемы и решает их. Другим странам не мешало бы так же хорошо выполнять свои домашние задания, как это делают европейцы».

Подобные завуалированные, но от этого не менее резкие отповеди означают лишь одно: немецкое портмоне останется закрытым и немецкие деньги в ближайшем будущем не ухнут в бездонную пропасть европейского кризиса.

К слову, насколько греческие парламентские выборы оказались важны не только для Европы, но и для всего мира, как раз и продемонстрировал нынешний саммит G20. За их исходом следили буквально все. Некоторые европейские лидеры, начиная со все той же Ангелы Меркель, вообще прибыли в Мексику позже, чем рассчитывали, так как должны были оставаться «на боевом посту», пока не станет ясно, как будет дальше с греками. Лидеры же неевропейских государств с ходу забросали своих европейских коллег вопросами о том, какие теперь у Греции перспективы, причем китайский руководитель Ху Цзиньтао, единственный из всех, даже с ходу предложил деньги: по его словам, Китай как нельзя более заинтересован в финансовой и экономической стабильности Европы, а посему ЕС может смело рассчитывать на китайскую поддержку.

Обама денег не предлагал, предпочитая обильно расточать добрые советы – к ним европейцы относятся с определенной долей подозрения, памятуя, что в ноябре в США грядут президентские выборы, и тема европейского кризиса играет в них немалую роль. Действующего президента Америки, таким образом, подозревают в некотором своекорыстии: своими советами он-де попросту пытается добиться того, чтобы в Европе до осени обозначился кратковременный успех, который он мог бы объявить своим личным достижением и повысить свои шансы на переизбрание – а там хоть трава не расти. Что ж, по крайней мере, подобная предвыборная стратегия не настолько важна для хозяина Белого дома, чтобы тратить на нее деньги американских налогоплательщиков.

Европейская солидарность

Впрочем, трудная победа греческих консерваторов несколько успокоила лидеров G20 и теперь европейцы стараются вернуть саммит к нормальному течению дел. «Результат выборов в Греции дает повод надеяться, что там будет быстро собрано стабильное правительство – это важное известие для Европы и для всего мира», — заявила Ангела Меркель, прибыв в Лос Кабос. Руководителям «Большой двадцатки», по ее словам, больше не о чем беспокоиться в этой связи: представители «тройки» вот-вот отправятся в Афины, а все остальное будет обговорено с будущим греческим кабинетом министров.

Тем самым она постаралась поставить точку в затянувшемся споре о том, что должен и чего не должен делать Евросоюз. «Саммит G20 проходит в момент, когда тема экономического роста и занятости стала актуальна на всех континентах, — подчеркнула канцлер Германии. — И каждый континент обязан внести свой вклад в решение этих проблем». Иными словами – вам что, господа мировые лидеры, собственных проблем не хватает, что вы наши решать рветесь? Глядите-ка лучше в свою тарелку!

Звучит, конечно, грубовато, но факт заключается в том, что и другие европейские лидеры, несмотря на то, что внутри ЕС они постоянно критикуют упрямство госпожи канцлера и призывают ее именно к конъюнктурным программам и дополнительным расходам, в Мексике предпочли ее поддержать в нежелании принимать «советы посторонних». Президент Еврокомиссии Жозе Мануэл Барросо и президент ЕС Херманн ван Ромпой изо всех сил старались «перевести стрелки» на других членов «Большой двадцатки», а также заставить всех собравшихся обратить свои взоры вперед, изобразив Европу не только вполне дееспособной, но и деятельной. «Мы выравниваем наши внутренние несоответствия, — заверил, к примеру, ван Ромпой. — Мы надеемся, что другие члены G20 также смогут разобраться с внешними несоответствиями». Этот прозрачный намек на Китай и его проблемы с несоответствием курса юаня мировым валютным курсам не прошел незамеченным. Известно, что Китай, искусственно удерживая свою валюту на низком уровне, создал себе огромное торговое преимущество на мировом рынке – в этом его обвиняет, в первую очередь, Америка, но и европейцам этот факт не прибавляет оптимизма.

Кое у кого даже создалось впечатление, что Европа вдруг, в кои-то веки, заговорила тем самым «единым голосом», которого ей так остро недоставало все эти годы, причем голос этот на данный момент – резкий, немного скрипучий и где-то даже сварливый голос неуступчивой «Железной фрау». Парадоксальное следствие еврокризиса – Евросоюз вдруг в полной мере осознал свою значимость для мировой экономики. «Мы вместе – крупнейшая экономика и крупнейший торговый партнер в мире, — несколько хвастливо, но вполне реалистично заявил Жозе Мануэл Барросо. — Кроме того, мы, европейцы – крупнейшие доноры МВФ». Он прав. А это, в свою очередь, означает, что европейцы не намерены никому позволять себя поучать. Советы – советами, а, как говаривал Владимир Путин, «товарищ волк слушает, да кушает».

Евросоюз твердо намерен справляться со своими проблемами самостоятельно. «Мировой кризис начался не на европейском континенте, — напомнил всем президент Еврокомиссии, — а был вызван неортодоксальными финансовыми экспериментами в США». Европейские страны, да и весь мир, по его мнению, вынуждены теперь расхлебывать кашу, заваренную безответственными американскими банкирами, что в немалой степени снижает ценность советов, щедро расточаемых в сторону ЕС американскими же «финансовыми экспертами».

Как бы там ни было, а в данный момент европейцы успешно работают над решением первой из стоящих перед ними проблем – созданием банковского союза внутри ЕС. Следующие шаги – углубление экономического и валютного союза, политическая интеграция – частично требуют изменения Базового договора Евросоюза, так что это дело не такое уж легкое. «Все государства ЕС являются демократиями, — подчеркнул Херманн ван Ромпой, — чего нельзя сказать обо всех государствах G20. Это значит, что мы принимаем наши решения на основе демократического консенсуса, а это обычно требует времени».

Что ж, если ненадолго забыть о «внутреннем» европейском споре между Берлином и Брюсселем по поводу евробондов, то следует признать, что на нынешнем мексиканском саммите «Большой двадцатки» Евросоюз выглядит куда более сплоченным, нежели за последние пару кризисных лет. Возможно, это является следствием некоторой стабилизации, наступившей в результате «правильных» выборов в Греции и снижения непосредственной опасности для стабильности евро, однако можно констатировать, что подобная сплоченность и дееспособность, проявленная в кризисной ситуации, вполне может пойти на пользу всей мировой экономике.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!