В какой стране мы живём?

Автор:

В номере: 2012

Однозначного ответа нет, каждый кроит себе свои представления, а то и вообще не задумывается о большом. Ведь каждый новый день приносит множество новых забот. Переселение — штука засасывающая. Жили на Волге, потом в Казахстане, теперь в Германии, а после выхода на пенсию в Испанию поедем. Работящий человек устроиться везде может, что на просторах Казахстана, что в Рурской области, состоящей, кажется, из одной большой улицы, что в солнечной Испании, где пресную воду покупают в магазине, что на берегу могучей Матушки-Волги. И всё же, что это за страна Германия, сложившаяся в результате своей многовековой истории? Выскажу свою, разумеется, субъективную точку зрения человека, давно здесь живущего.

Сегодняшняя Германия социальная страна, заботящаяся о прокормлении всех голодных ртов. Сменяющим друг друга лево или правоцентристским правительствам это удается уже много десятилетий. Для сего в Германии существует «Уложение об уплате мыта» (Abgabenordnung). Уложение есть многолетний и многотомный труд армии политиков, юристов, профсоюзных боссов, лоббистских групп. Оно постоянно расширяется, актуализируется и дополняется, засасывая в себя всё новые жизненные сферы и жизненные обстоятельства. Всё точно отмерено, взвешено, продумано, согласовано между собой, кто и сколько должен отдать, кто и сколько должен получить.

Немцы считают Мытное уложение венцом государственного порядка и человеческой мысли, несколько свысока, но искренне жалея жителей стран, с не столь развитой системой дал-взял. Уложение и социальная справедливость давно стали любимой темой приватных бесед немцев. Завсегдатаи местной пивной на углу бросаются финансовыми терминами не хуже министра финансов. А о чём ещё говорить в перерывах между трансляцией футбольных матчей? Перераспределение общественного дохода давно стало основной обязанностью и целью государства. Бесконечные телевизионные ток-шоу с давно знакомыми лицами в различных комбинациях до боли подробно обсуждают способы ещё большего улучшения и утончения мытной системы. Сама по себе хорошая идея социального государства давно превратилась в фетиш и самоцель, заменив собой религию. Подозрение в желании сократить социальное государство сегодня стало самым страшным обвинением политического противника, которым можно навсегда ликвидировать конкурента.

Правительство зорко следит за состоянием страны, ища сферы и человеческие  отношения, нуждающиеся в государственном вмешательстве, улучшении, контроле, устранении недостатков и злоупотреблений. В стране, где на социальные нужды тратятся до 70% госбюджета, оппозиции по большому счёту не за что критиковать правительство в области внутренней и социальной политики. Оставшиеся 30% тоже тратятся на социальные нужды – зарплаты государственным чиновникам и солдатам, оборонные и строительные заказы правительства. Поэтому оппозиции приходится изобретать велосипед и с лупой искать иголку в стоге сена. Она же оппозиция, в конце концов, поэтому должна выступать и голосовать против правительства. Даже если «на гора» выдаются экстравагантные предложения легализировать все виды наркотиков или повысить налог на состояния до 90%. Субстантивные разногласия этаблированных немецких партий можно найти только во внешней политике и в отношении к европейскому финансовому кризису. Да и здесь каждый поёт старую песню на новый лад.

Собственно, жизнь немца начинается и кончается в сетях социального государства, в промежутке неспешно протекая в рамках мытного уложения. Вся жизнь урегулирована какими-то правилами и нормами. Немцы гордятся своим порядком, называя его управляемостью государством и урегулированными социальными отношениями. Законы, судебные постановления, всевозможные распорядки регулируют рыбалку, жизнь в многоквартирном доме, детский шум, выхлопы автомобиля, фамилию внебрачного ребёнка, размер ушей собаки. Долго думал, что в Германии не урегулировано, но вспомнить не смог. Если политики неожиданно найдут что-то неурегулированное, то и этого островка свободы скоро не станет. Смерть тоже определена кладбищенским уставом. Могила, если за неё платят, сохраняется оговорённое количество лет, по окончанию срока аренды могилы родственникам возвращают могильную плиту, а место сдают в аренду следующему покойнику и следующим неутешным родственникам.

Немецкие налоговые следователи действуют уже в Швейцарии, активно контактируя сотрудников местных банков, побуждая их продать Германии краденные данные о немецких вкладчиках швейцарских банков. Преступность этих действий на территории иностранного государства немецкое фискальное ведомство совершенно не волнует. Ведь оно служит идее социального государства.

Постепенная дигитализация жизни даёт возможность узнать про человека всё и этими знаниями контролировать его поведения. Чем государство активно пользуется. Повсеместные камеры видеонаблюдения, фотоаппараты, хранящаяся в чипе медицинской карты информация о состоянии здоровья и купленных лекарствах, профиль передвижений по данным мобильного телефона, оплаты через банковский счёт, ночёвки в гостиницах — всё охвачено всезнающим компьютером и по необходимости может быть проверено компетентными органами.

Жить в такой стране относительно легко. Высокая раскрываемость правонарушений, доступная медицинская помощь хорошего уровня для всех. Мест, куда ходить не стоит – немного, да и те просматриваются полицией. Социальная система функционирует бесперебойно, никому не надо голодать и холодать. На буйного соседа всегда можно найти управу, через суд опротестовать увольнение с работы или повышение квартплаты, одинокая мать получит пособие и правовую защиту, пенсионер — пенсию, на которую можно прожить. А вор будет сидеть в тюрьме.

Немцы, конечно, привыкли к государству, которое сами себе и построили, только иногда голыми бегают. Не зря культура свободного тела появилась в Германии. Когда живёшь в таких душных отношениях, иногда хочется побегать голым. Иностранцы привыкают тяжелее, ну не могут иностранцы сразу стать немцами, подсчитывающими капиталообразующую часть приватной пенсионной страховки с учетом налоговых льгот в зависимости от срока накопительного периода. Этим привнесением более свободного и не закрепощенного духа иностранцы вносят свой весомый вклад в позитивное развитие страны, не давая коренным немцам замыкаться на самих себя. Да и вкусно поесть можно преимущественно в иностранных ресторанах.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!