Германия: от спокойствия к равнодушию

Автор:

В номере: 2012

Не правда ли, слова, сказанные более десяти столетий назад, так и не потеряли своей актуальности. И даже более того…

Стражи порядка озабочены

Так, за минувшие десять лет число актов насилия против полицейских в Германии  выросло на 22%.  Менее четырех лет назад в баварском Пассау чудом остался жив шеф городской полиции Алоис Маннихль (Alois Mannichl). Полицейскому, который известен в стране как последовательный борец с правыми радикалами, был нанесен удар ножом в грудь. По счастливой случайности лезвие длиной 11 см прошло в нескольких миллиметрах от сердца.

Особенно часто полицейские оказываются жертвами нападений во время массовых мероприятий. В столице страны вот уже 20 лет подряд существует печальная традиция массовых драк антифашистов с правыми экстремистами и полицией, которые происходят на Первомай. Только материальный ущерб от подобных «празднований» исчисляется миллионами евро.

В 2008 году в берлинском районе Кройцберг подгулявшая молодежь совершила нападение на 61-летнего полицай-президента Берлина Дитера Глича (Dieter Glietsch). В руководителя столичных полицейских (ныне уже бывшего) летели булыжники, пустые пивные бутылки и палки. И подчиненным пришлось спешно вывозить своего шефа с места происшествия.

Готов поверить, что некоторых читателей сей факт не особенно-то и удивляет. Дескать, район уже давно известен своим преимущественно турецким населением со всеми вытекающими отсюда последствиями.

А как тогда с этих позиций объяснить, что в течение уже ряда лет на южной окраине Лейпцига молодежь весьма своеобразно отмечает наступление Нового года: хулиганы бьют витрины, автобусные остановки и полицейских? Ежегодно в результате столкновений молодежи и полиции страдают десятки стражей порядка. И законопослушные горожане, зная о сей печальной традиции, предпочитают не выходить на улицу и встречать Новый год в кругу семьи. Никто, конечно же, не призывает их вставать на защиту полицейских, но…

После разгона демонстраций хулиганы в Гамбурге не раз объединялись в небольшие группы, которые совершали нападения на отдельных полицейских в центре города. А в  Мюнхене и Нюрнберге стражи порядка нередко подвергаются нападениям со стороны футбольных хулиганов.

Между тем, согласно действующему законодательству, полицейский в Германии считается лицом неприкосновенным и обращение к служащему полиции «ты» категорически запрещено. Подобное поведение квалифицируется как оскорбление государственного служащего и любому жителю страны за такую вольность грозит административное взыскание в виде штрафа в размере 500 евро.

Точка зрения рядового обывателя

В опасные дни можно просто не выходить на улицу, как это делают в новогоднюю ночь многие жители Лейпцига.

Можно долго рассуждать о напряженных отношениях между представителями еврейской и арабской общин после бойни, устроенной экстремистом в еврейском колледже Тулузы.

Можно…

Но как тогда быть с убийством за несколько дней до этого в той же Тулузе трех французских десантников, приехавших в родной город в краткосрочный отпуск? Или со многими десятками жертв норвежца Андерса Брейвика? Он-то стрелял, что называется, по своим.

Владелица одной израильской фирмы подписала договор на поставку своей продукции в Бельгию. И в силу некоторых действительно объективных причин вынуждена была на несколько дней нарушить оговоренные сроки. А в телефонном разговоре услышала от бельгийского партнера, что он лишний раз убедился в деловой нечистоплотности евреев (как, впрочем, и многих других негативных качествах) и очень жалеет о том, что в свое время не послушался друзей, предупреждавших его об этом.

Израильтянка, в свою очередь, рассказала о случившемся в кругу знакомых. И два бизнесмена всерьез задумались о том, чтобы отменить запланированные визиты в столицу Евросоюза.

Не отменили, к счастью…

В одном из романов современной российской писательницы Марии Семеновой есть такие строки: «Не верь, когда тебе рассказывают о вражде двух народов, и один предстает мужественным страдальцем, а другой – сплошным семенем негодяев! Начнешь разбираться, и оба окажутся хороши…».

Согласитесь, очень правильные слова.

Да, окружающая нас действительность пока еще весьма далека от идеала. И в ней есть место как тому, что написано выше, так и многим другим, явно не красящим человечество, поступкам и событиям.

Корни одних из них (тот же антисемитизм) уже покрыты пылью даже не веков, а тысячелетий, однако живы до сих пор и – увы! – процветают. Другие возникли только при жизни нынешних поколений, но от этого не являются более безобидными.

Глава семьи приехал домой с работы усталый и раздраженный и, слушая телевизионные новости, в сердцах сказал что-то нелицеприятное об иммигрантах. Об иммигрантах вообще. Без всякой, как говорится, задней мысли. А сын-семиклассник услышал и запомнил. И, когда уже во взрослой жизни ему отказали в повышении по службе, отдав предпочтение выходцу из России (Украины, Польши, Турции – нужное подчеркнуть!), сказанная отцом фраза попала в благодатную почву. А если еще и кто-то из друзей придерживался аналогичного мнения…

А то, что этот иммигрант по своим профессиональным качествам был на голову выше, так и осталось незамеченным. И – неосознанным! Что гораздо важнее.

Да, менталитет приверженцев той или иной религии имеет весьма существенные отличия. И привычки уроженцев затерянных в горах или лесах деревень имеют мало общего с манерой поведения коренных горожан. Но это ведь не означает, что одни являются людьми второго сорта, а другие – чуть ли ни истиной в последней инстанции?

Ибо другой отец семейства, узнав, что дочь встречается с уроженцем Беларуси и боится ему об этом сказать, лишь улыбнулся, попутно заметив, что и в его жилах течет не стопроцентно немецкая кровь. Хотя об этом уже мало кто помнит.

Как говорят, что все мы родом из детства, так и большинство наших поступков и мыслей тоже не возникают из пустоты.

Оглянитесь вокруг!

Крупная фирма, владеющая жилыми домами в десятках городов Германии, решила заняться их реконструкцией и благоустройством прилегающей территории. Провели теплоизоляцию домов и раскрасили их в яркие цвета, разбили десятки клумб с розами, выложили дорожки новой плиткой.

Разумеется, большую часть расходов переложили на плечи квартиросъемщиков. В рассрочку…

Сделали все это и… забыли.

Розы вытаптывают детишки, играющие в футбол прямо под знаком это действо вроде как запрещающим. Трава на большей части газона уже не растет вообще по этой же причине. Стеклянные козырьки над входом в подъезды уже в трещинах. Благо, стекло двойное и на головы жильцов пока ничего не падает. Теплоизоляцию там-сям колупают, и она уже зияет весьма «живописными» углублениями. Окурки в подъезде и всевозможный мусор на дорожках и газонах – вообще, похоже, вполне обычное явление.

Понятно, что делают подобное меньшая часть живущих в округе детей и подростков. Пока. Но их родители, то ли не замечают этого, то ли (что гораздо хуже!) считают подобное в порядке вещей.

Все же остальные предпочитают не вмешиваться. В том числе и работники фирмы, местное представительство которой находится в этом же микрорайоне.

Жильцы же, которым такая ситуация не нравится, постепенно переезжают в другие – пока более культурные – районы города. А на их  место вселяются… Правильно! Те, для кого все выше изложенное является нормой.

А из детишек, вытаптывающих сегодня газоны и сорящих где ни попадя, потом вырастают те, кто бросают бутылки в полицейских, поджигают машины. Не из всех, конечно, но процесс-то идет.

Еще можно попинать ногами автоматы по продаже билетов на остановках, сломать деревянное ограждение возле магазина, привезти к дому и бросить тележку для отбора товара из Aldi или Penny. А что, торговые сети богатые, еще закажут и привезут.

Одна безнаказанность складывается с другой и третьей, перерастает во вседозволенность. И заканчивается уголовным наказанием. Но это, как ни кощунственно звучит, лишь в лучшем случае. Для окружающих, по крайней мере. Во всех же остальных расплачиваются страховые компании и больничные кассы, владельцы автотранспорта и жилья.

А потом с высоких трибун восклицают о дефиците бюджета, росте внутреннего долга и прочих не самых приятных вещах. И все опять идет по кругу. Или уже по расширяющейся спирали?

Сытая и спокойная Германия?

По целому ряду внешних признаков пока еще – да! К счастью…

Но, если сытость обеспечить (чисто технически) не так уж сложно: были бы деньги у жителей страны, да продукты на полках магазинов, то с сохранением спокойствия, увы, сложнее. И равнодушие медленно, но уверенно его подтачивает.

Узаконили однополые семьи и совместное проживание лиц обоего пола без заключения брака – получили демографическую проблему.

Не в том направлении, да и без особого старания занимались интеграцией иностранцев в немецкое общество – получили… Или еще получим?

Государственные служащие на местах заинтересованы не столько в тщательном исполнении своих обязанностей, сколько в сохранении самих рабочих мест, и для того, чтобы работники Arbeitsamt’а сами не перешли в категорию безработных, минимально необходимое для своего безбедного существования количество последних они будут обеспечивать всеми доступными средствами. В том числе и не совсем корректными. Как с точки зрения закона, так и человеческой морали.

Строим новые дома для престарелых и вдруг (!?) обнаруживаем нехватку мест в детских садах. Закрываем кирхи и строим мечети…

И все это в угоду сиюминутным потребностям или политической конъюнктуре. Не задумываясь даже о ближайших последствиях и не потрудившись найти иные решения возникшей проблемы.

Равнодушно, в общем.

Напрочь забыв в погоне за материальными благами, что лишь духовные ценности наполняют жизнь человека содержанием, придают ей смысл. Но, кроме того, они обладают удивительной способностью: бесконечное их приумножение, обогащая человека, не обедняет природы, а потребление их не ведет к ее истощению. Духовные богатства, в отличие от материальных, неиссякаемы.

Но и их приумножение требует, в том числе, затрат материальных. Хотя и в гораздо меньшем количестве при разумном и целенаправленном использовании.

Примерно, как с сохранением экологии. Решились, наконец-то, дать в ближайшие годы полную отставку «мирному» атому. Но об этом мы уже говорили в предыдущем номере журнала.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!