Частный детектив – причуды или практическая необходимость?

Автор:

В номере: 2012

Наша жизнь иногда преподносит сюрпризы из сложных и подчас безвыходных ситуаций, требующих весьма деликатной помощи квалифицированного специалиста, оказывающего профессиональное содействие на нетрадиционной основе.

Вряд ли уполномоченный сотрудник полиции или прокуратуры предложит вам действенное участие, услышав о подозрении в неверности супружеской половины, злоупотреблении родственниками памятью усопшего при дележе наследства или возможной непорядочности бизнес-компаньона, работающего на руку конкурентам. В таких случаях появляется потребность к конфиденциальной исповеди и грамотном, на филигранном уровне расследовании.

Прокрутив в сотый раз в голове все возможные варианты и не найдя выхода, люди обращаются в частные сыскные агентства. В наши дни частный детектив далек от кинематографического образа законспирированного и одержимого слежкой сыщика в темных очках и надвинутой на глаза шляпе или героя ковбойского вестерна, задувающего струйку порохового дыма из ствола пистолета. Частный сыск — это вполне реальная сфера услуг, представленная образованными в криминологии, криминалистике, экономике, юриспруденции и психологии профессионалами с самым обширным кругом интересов и всесторонней эрудицией и, как правило, имеющими производственный опыт работы в подобной сфере. Чаще всего это бывшие криминальные полицейские комиссары, бывшие следователи прокуратуры или секьюрити из больших фирм.

На этот раз моим собеседником оказался владелец частного сыскного агентства, дипломированный экономист и в прошлом главный криминальный комиссар с тридцатилетнем стажем работы господин Николаус Дитер Клэрен (Nikolaus Dieter Klären),  коммуникабельный и креативный человек. Он рассказал об особенностях деятельности частного детектива и, работая в этой области уже 12 лет, приоткрыл завесу над тайнами профессии.

Частный детектив — независимый специалист по сыскному делу

Работа будущего детектива начинается с выполнения процедурных формальностей — без особых требований со стороны ведомства по вопросам индивидуальной трудовой деятельности фигурант регистрирует агентство, заплатив комиссионный сбор в весьма разумном размере. Не путайте частного сыскного агента с телохранителем, охранником на предприятии или фирме, детективом в торговом комплексе, на предприятии, в авиакомпании или в банке. В этом случае ведомство не выдаст лицензию без свидетельства об образовании по версии IHK (Торгово-промышленной палаты) и успешно сданном профильном экзамене (§ 34a Gewerbeordnung). Наемному сотруднику в должности охранника, телохранителя или детектива придется пользоваться оружием, владеть приемами борьбы, иметь дело с охранной аппаратурой, знать принцип работы сигнализационных установок, иметь доступ к секретным документам и уметь с ними работать. Все эти требования подразумевают наличие специальных и системных знаний и государственную сертификацию.

Мы же поговорим с вами о частном детективе, работающим по заказу заинтересованного лица. Поводом к беспокойству и вынужденному желанию посвятить в личную жизнь совершенно постороннего, не обличенного государственными полномочиями к уголовному расследовании частного детектива, служат невеселые, а иногда и трагические события, повлекшие за собой нежелательные последствия как в личной, так и в служебной жизни. Какой уж тут душевный комфорт, если из головы не идут мысли о предполагаемой неверности супружеской половины или подлога при дележе наследства между «горячо любимыми и любящими» родственниками.

«Полагаясь на  интуицию, мы используем широкие профессиональные знания и опыт с предыдущего места работы. Мы не ограничены процессуальными действиями, не берем отпечатки пальцев, не требуем подписки о невыезде. Мои сотрудники не проводят очные ставки или опознания. Мы лишь добываем сведения, получаем неопровержимые доказательства, подготавливаем базу данных для клиента, с которой он волен делать все, что ему вздумается, — поясняет сыщик. — Мы не представители власти: нам запрещено применять оружие, производить задержания, аресты и применять физическую силу. Тем не менее, мы не ограничены при комплектации штатов и функциях персонала. У меня работают пять сотрудников, каждый из которых выполняет определенное задание без ссылки на положения и правила. Мы мобильны, доступны, но наши услуги не бесплатны».

От первого лица

Профессия частного детектива имеет два принципиальных направления — оказание  консультативной помощи приватным персонам по личным и служебным поводам. Сотрудничество с клиентом — именно так мы называем работу по заказу, начинается с заключения договора на поставку услуг соответственно степени их сложности: от семейных проблем до производственных. Но я не приму дела к исполнению, если интересы клиента противоречат федеральному закону о защите информации. Если заказчик без всякого на то основания потребует установить личность владельца полицейского автомобиля или узнать домашний телефон директора государственной службы внешней разведки, я откажу  —  сведения защищены законом и не подлежат оглашению.

Частый вопрос: «Неужели крупные предприятия не располагают штатом специальных сотрудников и не в состоянии своими силами разобраться с внутренними проблемами криминального характерами?» имеет обоснованный ответ. Если производственный конфликт затрагивает режим внутренних отношений, руководство предприятия во избежание предвзятости и необъективности не может задействовать собственных детективов — они уполномочены только в сфере внешней контрразведки. Поэтому, когда подозрение в злоупотреблении служебным положением падает на сотрудников предприятия, намного безопаснее и продуктивнее задействовать специалиста со стороны. Частный детектив является незаинтересованным лицом и в состоянии разобраться без создания помех климату и режиму работы предприятия.

Однажды был уникальный случай: в одной из больниц города пациенты один за другим предъявляли жалобы главному врачу на реальную боль при операции. Слова одного-двух пациентов еще можно списать на повышенную чувствительность, но не десяти, причем с аналогичными симптомами. Главврач искренне недоумевал, зная, что каждая ампула с наркотическим веществом подлежит строжайшему учету, а хотя бы за одну пропавшую ампулу ему грозят колоссальные штрафные взыскания. С разрешения руководства больницы и под личную ответственность главврача мы установили в операционной видеонаблюдение. Я лично общался с предъявившими жалобы  и, благодаря опыту работы в криминальной полиции, еще до начала наблюдения понял, что происходит. Так и оказалось: испытывающая наркотическую зависимость ассистирующая медсестра похищала во время инъекций половину ампулы, разбавляя оставшуюся часть водой. Но мы, в отличие от полиции, имеем дело с заказчиком, а не с подозреваемым. Врач подключил полицию — это уголовное преступление. К слову, улики, полученные в ходе расследования частным детективом, акцептируются полицией, прокуратурой, судом и являются полновесными доказательствами.

В отношении видеонаблюдения — если расследование касается, скажем, поселившегося в отеле лица, о чем владелец отеля не имеет ни малейшего понятия, проведение фото- и видеосъемок  запрещено вплоть до уголовной ответственности. Отели, сауны, клубы отдыха, туристические кемпинги и любая частная территория, включая частные магазины —  закрытое пространство, где без специального разрешения владельца видеонаблюдение исключено, допуск же не подразумевает беспрерывную слежку — закон не разрешает производить съемку при сугубо личных и интимных обстоятельствах, нарушающую границы приватной сферы.

Не нарушайте законы социального общежития

Круг клиентов составляют также работодатели, чьи сотрудники без перерыва предоставляют больничные листы. В результате мы обнаруживаем «больных» работающими, мало того, что в период болезни, так еще и «по-черному» — без декларации доходов и официального оформления документов на дискотеках и в ночных клубах. Но договор на исполнение услуг заключен не с ведомством по труду, а с работодателем. Дальнейшая судьба нарушителей зависит от его инициативы.

Обращение по подозрению в промышленном шпионаже, диверсии и нарушении правил конкурентной борьбы уже стало рутиной. Владелец предприятия или один из компаньонов замечает сильный отток клиентов и фиксирует одновременный успех отраслевых фирм. Чаще всего в деятельности против предприятия задействованы работники внешней службы, имеющие доступ к базе клиентов и находящиеся с ними в контакте. Законом не запрещено проведение внешнего видеонаблюдения и применение системы слежения GPS (Global Positioning System), позволяющего при необходимой смене машин преследования не упускать из виду объект наблюдения. Выяснив конечную цель поездки подозреваемого работника, мы ориентируемся на ходу. Чаще всего ею оказывается фирма-конкурент нашего заказчика. В ход идет умение завязывать вербальный контакт и устанавливать связи. Мой персонал, используя правильные версии и легенды, умеет вызвать на откровенность самого замкнутого человека. В итоге выясняется, что подозреваемое лицо или изначально заслано на фирму, или завербовано конкурентами для передачи информации о новейших достижениях предприятия. Подобные методы квалифицируются не как нарушение этических норм или избыточная формальность, а как противозаконное деяние по статьям кодекса (UWG — Gesetz gegen den unerlaubten Wettbewerb) о запретных методах конкурентной борьбы.

По следам адюльтера

Самый, пожалуй, пикантный и наиболее частный аспект работы детектива — слежка за частными лицами и установление наблюдения за женой или мужем по подозрению в супружеской неверности. В этой сфере мы руководствуемся особыми положениями — подозрения должны быть действительно обоснованными, т. к. метод получения информации базируется на установлении частных контактов. Я не могу, исходя лишь из желания клиента, предоставить имя владельца дома по соседству или выяснять, чем занимается в свободное время сидящий на балконе сосед. В первом случае сведения защищены законом о неразглашении персональной информации, во втором речь идет о несанкционированном внедрении в личную жизнь.

При заключении договора я прошу клиента еще раз подумать — насколько важен для него конечный результат, и готов ли он морально к последствиям. В вопросах супружеской неверности мы можем столкнуться с чем угодно, вплоть до смены партнером сексуальной ориентации или участия в тайных оргиях. Если супружеская половина старательно утаивает свой параллельный мир — скорее всего из желания нести ответственность самостоятельно, не превращая супруга в соучастника или не делая его виновным в своих проблемах. Частое и необъяснимое исчезновение партнера из дома может объясняться не только побочными интимными связями, но и элементарной странностью характера — уже не однажды неопровержимые на первый взгляд улики на поверку оказывались желанием побыть одному. Поэтому я принимаю за обоснованное подозрение наличие у супруга двух мобильных средств связи, одно из которых он держит постоянно при себе. Были клиентки, умудрявшиеся вскрыть второй телефон и прочитать нелицеприятные СМС: «Любимый, я скучаю без тебя! Когда мы увидимся снова?».

Придя к обоюдному согласию при заключении договора, я приступаю к делу. Видеонаблюдение за объектом на улице, в общественных местах, в торговых комплексах, различных парках отдыха не составляет законодательных сложностей. Согласно жанру, в автомобиль к объекту садится посторонняя женщина, и, подъехав к отелю, они на пять часов исчезают за дверьми. Я не знаю, чем занимается пара, однако предлагаемые обстоятельства и манера поведения завершают сюжет. Но, незаметно подкравшись, тайно записывать на диктофон беседу объекта с визави запрещено в соответствии с § 201 УК ФРГ «Нарушение  конфиденциальности слова». Несоблюдение закона карается сроком лишения свободы до пяти лет, а диктофон подлежит изъятию. Собранные в полном составе улики я отдаю заказчику, но сразу же предупреждаю: в Германии уже лет 20 как отменен закон о вине при разводе. Нет виноватых, нет правых — разводятся, потому что так решили. Судья не спрашивает о причине — это личное дело бывших супругов. Собранные нами сведения никоим образом не могут отразиться на финансовой стороне развода — неверного супруга обязывают к разделу имущества согласно закону об имущественных правах, а не потому, что он изменял жене в течение 10 лет. Другое дело, убедившийся в неверности молодой жены пожилой миллионер меняет решение и аннулирует обещанную ей дарственную на остров. Но это уже его личное решение, не подлежащее судебному разбирательству.

Абсолютно каждое действие жителя Германии регламентировано и описано во всевозможных кодексах: от гражданского до уголовного и даже социального. Если в законе оговорено, что производить фото- и видеосъемку на частной территории без согласия владельца запрещено, значит, так и есть. Если несанкционированное использование диктофона карается судебными санкциями, значит даже частные детективы, чей профиль работы сопряжен с подслушиванием и подглядыванием, очень осторожны в выборе методов и слов. Естественно, при выполнении заказа как физических, так и юридических лиц незыблемым правилом остается закон о неразглашении персональной информации. Сведения, добываемые детективом, предназначены исключительно для пользы и удовлетворения правомерных интересов клиента, передаются ему в обстановке конфиденциальности и под страхом судебного наказания запрещены к передаче посторонним лицам.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!