Эхо Тулузы

Автор:

В номере: 2012

Формально террористическая драма в районе южно-французского города Тулуза закончилась, только для родных и близких погибших она не закончится никогда. «Мститель за Афганистан, запрет на паранджу и палестинских арабов» — террорист Мухаммед Мера сродни норвежцу Брейвику. В накалённой международной обстановке оба лабильных психопата подпали под влияние мощной пропаганды радикальных идей, вообразив себя спасителями народов: Брейвик — норвежского, Мера — исламско-арабско-палестинского. Оба маленьких человечка — Брейвик и Мера — решили убивать, чтобы их услышали. У них получилось, они убили, и их действительно услышали.

Начало террористической войны можно датировать сентябрем 1972 года, когда  палестинские террористы захватили и убили израильскую спортивную делегацию на мюнхенской Олимпиаде. Палестинские террористы тоже хотели привлечь внимание мира к себе и своим проблемам. Осудив убийство спортсменов, мир, надо сказать, благосклонно и с пониманием отнёсся к мотивам палестинских террористов. Мюнхенский теракт имел успех в глазах его организаторов, после 1972 года «мюнхенов» было много, самый крупный — 11 сентября 2001 года.

Сейчас французский президент Н. Саркози объявил об ужесточении полицейских мер против пропаганды террора и подозреваемых в террористической деятельности. Лакмусовой бумажкой реальности энергичных слов нынешнего французского президента: «Наказанию подвергнутся регулярные посетители интернет-страниц, восхваляющие терроризм или призывающие к ненависти и насилию», станет отношение французских властей к палестинскому террору и его многолетней, массивной пропаганде во Франции.

Пропалестинские интернет-страницы есть ни что иное, как постоянные «призывы к ненависти и насилию». Сочтут французские власти эту ветвь терроризма и пропаганды не тем, что она есть на самом деле, а «борьбой палестинского народа, не имеющего другой возможности», это будет оправданием терроризма и конец обещаниям вести решительную борьбу с террором. Аппарат пропаганды палестинского террора во Франции объёмен, устранить его значительно сложнее, чем устранить террориста-одиночку Мера, но без этого «борьба с террором» выхолащивается и становится фарсом.

После терактов 11 сентября мир изменился, причём кардинально. Европейцы это не очень заметили. Афганистан далеко, гробов оттуда, к великому счастью, немного, информация об участии немецкого бундесвера в Афганской кампании на уровне советской газеты «Правда». Теракт в Тулузе, равно как убийство американских солдат во Франкфурте-на- Майне в 2011 году маркирует давно объявленный перенос в Европу войн из разных уголков света. Самопальный французский террорист алжирского происхождения Мера назвал себя бойцом вездесущей Аль-Каиды, значит, он им и был. В этом особенность самой известной исламской террористической организации. Любой исламский террорист может назвать себя бойцом Аль-Каиды.

Важна не фактическая организационная связь между террористом и Аль-Каидой, а теракт. Приём в организацию осуществляется не через заявление, а через «акцию». Проведённая акция и служит заявлением с резолюцией «принять». Сим без организационных затрат и рисков Аль-Каида записывает акцию себе в актив, а новоявленный каедист «крышуется» именем  столь грозной организации. Такая вот система недоброй памяти бин Ладена, от которой «профитируют» обе стороны.

Теракт Мера имеет массивную пропагандистскую компоненту. Террорист снимал свои акции прикреплённой к телу видеокамерой, выставив, или намереваясь выставить, записи в интернете. Цитируют и его насмешливое замечание в сторону полицейских переговорщиков: «Если я умру, я попаду в рай – если вы умрете, вам не повезло». Эта насмешка 23-летнего джихадиста выражает квинтэссенцию борьбы религиозного фанатизма с европейским материализмом. Короткое время М. Мера был сильнее всего французского государства, которое 30 часов вело с ним переговоры через дверь и сообщало его изречения ждущим журналистам. Теракт в Тулузе, как и большинство таких акций, к сожалению, имел успех с точки зрения террориста. Определённые круги опять будут прославлять эту акцию как победу религии над декадентными европейцами. Опять пустили стрелы в Израиль, который, якобы, во всём «виноват», равно как и воюющие в Афганистане «империалисты».

Успех теракта в Тулузе докатился и до Германии. Федеральный министр внутренних дел Фридрих объявил о стремлении федерального правительства заключить «партнерство безопасности» с мусульманскими союзами и общинами страны: «Мы зависим от сообщений признаков радикализации отдельных, доселе неприметных персон, нам нужна помощь общества», цитируется высказывание министра. Ведь неизвестно, сколько таких Мера-Брейвиков сидят сейчас перед экранами компьютеров и впитывают пропаганду ненависти. В том же интернете можно приобрести оружие, скачать инструкцию по изготовлению взрывчатки в своём гараже, войти в контакт с себе подобными.

Партнёрство — удел равных. Теракт в Тулузе и опасение повторения подобного в Германии возвысили роль этих сообществ, сделав их равных государству, чего не должно быть по определению. Выступив просителем информации и партнёрства, государство косвенно признало потерю монополии силы. Могущественный министр внутренних дел выступает со словами «мы зависим». Силовой министр готов на равных вести переговоры с другими, приватными силовиками или организациями, могущими поставить ему информацию о силовых акциях. Равноправным партнёрам придётся дать что-то взамен, на то они и партнёры. Создать такое равноправие и равновесие силы удалось Мухаммеду Мера. Поэтому, к сожалению, приходиться констатировать успешность «его теракта».

Можно сделать упрёк правительству, да и обществу, которые реагируют только на силовые акции. Это опасная тенденция. Правительство должно работать на опережение. Ещё опаснее было бы обвинить всё исламское сообщество, сделав их виноватыми за всё. Паушальные обвинения и дискриминация приведут только к дальнейшей радикализации этого могущественного меньшинства европейских стран.

Нужно лишить теракты привлекательности и успеха. Террорист должен сидеть в тюрьме или лежать на кладбище. Теракт не должен иметь успеха ни в пропагандистском, ни в организационном, ни в медийном, ни в каком плане. Пока нам надо считаться с дальнейшей эскалацией террористической войны, которой способствует те, кто, осуждая террористов, «понимает» двигающие ими мотивы.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!