Кошки – это кошки*. Домашние животные в бонистике**

Автор:

В номере: 2012

Изображения кошек – этих милых зверьков, любимцев миллионов людей на всей планете — можно встретить повсюду: на рекламных щитах и обложках журналов, почтовых марках и модных футболках. Их усатые мордочки «улыбаются» с витрин магазинов и разноцветных упаковок во всем мире. Отлитые из бронзы, отштампованные из жести, вырезанные из дерева или вылепленные из глины они украшают фонтаны парков, палисадники деревенских домов и коньки бесчисленных крыш. Однако не каждый знает, что кошек не редко можно встретить и на деньгах. Притом, как на монетах, так и на банкнотах. Не верите! Ну, тогда прошу вас самих убедиться в этом…

Самые ранние банкнотные изображения кошек встречаются на немецких нотгельдах*** 20-х годов ХХ в. Они же и самые интересные. Потому как представляют домашних любимцев, так сказать, в действии. На боне**** города Бад Зальцуфлен (земля Северный Рейн-Вестфалия) в 50 пфеннигов 1921 г. — привычная для многих картина «умывающейся» кошки.


Рис. 1 Бад Зальцуфлен – 50 пфеннигов 1921 г.

Занятно, что, не смотря на то, что эта белоснежная кокетка явно вылизывает свою лапку (хорошо заметен и высунутый язычок кошки), в сюжете боны ей отведена роль геральдического щитодержателя. То есть, приподнятой лапкой кошка поддерживает гербовой щит города. Во всяком случае, это следует из сопутствующей надписи. Та же надпись бравадно утверждает, что «пока белая кошка*****» занята столь ответственным делом, «слава о силе и красоте города будет разноситься по свету». Получается, что это милое создание – своеобразный гарант удачи для целого населенного пункта. Иными словами, амулет на успех и процветание для нескольких тысяч человек.

Однако хорошо известно, что отношение людей к кошкам не всегда было таким бережным и добросердечным. История наших братьев меньших – это тернистый путь, полный взлетов и падений. В Древнем Египте их обожествляли. В их честь возводили храмы, к ним обращали свои молитвы, просили о помощи. Культ священной кошки – Бастет – божества веселья, плодородия и домашнего очага, был широко распространен в стране фараонов вплоть до прихода римлян. Иначе ситуация для кошек складывалась в Европе позднего Средневековья (ХVI-ХVII вв.)…

На нотгельде городка Гебезее (земля Тюрингия) в 50 пфеннигов 1921 г. художник изобразил жуткую сцену.


Рис. 2 Гебезее – 50 пфеннигов 1921 г.

Взволнованная толпа народа, возглавляемая священником, окружила виселицу, на которой за хвост подвешена кошка. Несколько в стороне угадывается фрагмент похоронной процессии — двое могильщиков, несущие крохотный гробик. Трагическая история, рассказанная на денежном знаке, якобы, произошла на самом деле. Одна кошка так покусала наследника владельца местного замка, что младенец скончался. Зверя-убийцу изловили, судили и казнили…

Подобные расправы над домашними животными (кошками, собаками, свиньями, овцами и т.д.) в эпоху гонений на ведьм были, к сожалению, делом вполне обычным. Трудно представить, сколько несчастных четвероногих было загублено на эшафотах и в кострах инквизиции на основании самых нелепых обвинений и подозрений. Вера в то, что ведьмы и колдуны могли перекидываться (перевоплощаться) в различных животных (в основном в черных кошек, собак и волков) играла немаловажную роль в практике общения инквизиторов со своими беззащитными жертвами. И сжигая (почти всегда) ни в чем не повинных зверей, средневековые живодеры ожидали услышать в их предсмертном визге вопли богомерзких баб о пощаде.

Отцы церкви с успехом распространяли среди безграмотного населения слухи о сатанинских кознях. И черная кошка в представлении народа являлась слугой сатаны. Где только ни появлялся царь тьмы, она всегда должна была находиться рядом. Как на картинке с нотгельда города Берга/Ельстер (земля Тюрингия) в 50 пфеннигов 1921 г.


Рис. 3 Берга – 50 пфеннигов 1921 г.

Нередко и сам владыка преисподней являлся людям в образе черного кота. Бесспорным фактом для инквизиторов было и то, что слетаясь на шабаши, ведьмы обязательно имели при себе и своих дьявольских слуг – летучих мышей, воронов, сов и, конечно же, черных кошек. Для выполнения мелких поручений. Изображение летящих на празднование Вальпургиевой ночи богомерзких баб украсило нотгельд города Брауншвейга с редким номиналом в 1 марку и 60 пфеннигов.


Рис. 4 Брауншвейг – 1 марка 60 пфеннигов 1921 г.

Там, помимо черного козла и свиньи, использовавшихся ведьмами в качестве транспортных средств, на спине одной колдуньи не трудно рассмотреть и черного кота.

Спрашивается, откуда у представителей церкви такая неприязнь, даже ненависть к безобидным зверюшкам? Еще абсурднее их отношение к кошкам выглядит в связи с тем фактом, что именно глава католической церкви – папа Григорий I (590-604) – распорядился разводить и содержать кошек при монастырях. Говорят, он так сильно был привязан к своей кошке, что всегда и везде носил ее с собой, пряча в широком рукаве рясы.

Кстати, и среди представителей иных религиозных направлений были заядлые любители кошек. Например, пророк Мухамед. Была любимая кошка и у знаменитого персидского поэта и мистика ислама Джалалуддина Руми (1207-1273) – основателя ордена танцующих дервишей. По легенде, она была похоронена у стен его мавзолея после того, как, перестав есть с момента кончины своего господина, умерла на седьмой день от истощения. Средневековый портрет Руми, танцующих дервишей, как и минарет мавзолея в городе Конья, рядом с которым погребена любимая кошка мистика, можно увидеть на турецкой купюре в 5000 лир 1985 г.


Рис. 5 Турция – 5000 лир 1985 г.

Особым расположением к себе со стороны человека кошки пользовались в женских монастырях Европы. Часто монашки их там так баловали, что понятие «монастырская кошка» у людей раннего Средневековья ассоциировалось с лакомкой. Но именно беззаботная жизнь кошек при мужских монастырях привела к тому, что монахи очень скоро изменили свое отношение к ним. Песни мартовских котов и их любовные похождения постоянно мешали братьям во Христе молиться и медитировать. Постепенно это привело к тому, что за монастырскими стенами остались только коты. Да и тех служители культа кастрировали от греха подальше. Кстати, принято считать, что первыми кастрацию котов стали практиковать именно монахи.

Кошачьи песнопения не редко приводили к курьезным, а порой и просто забавным ситуациям. Однажды по вине вытягивающего «любовный романс» кота целую ночь не могли сомкнуть глаз жители небольшого города на севере Германии. Случилось это в Лютенбурге (земля Шлезвиг-Гольштейн) в 1848 г. В самый разгар Датско-прусской войны (1848-1850). При этом, само это происшествие вошло в историю под комичным названием Бутэрмильхкриг (Buttermilchkrieg), что по смыслу можно перевести как «Война пахты******». В начале 20-х годов прошлого века ей даже была посвящена целая серия локальных платежных средств. А дело было так…

21 апреля 1848 г. одна из жительниц Лютербурга увидела на горизонте парус какого-то судна. По непонятной причине женщина приняла его за вражеское. То ли она была слишком впечатлительной, то ли напуганной слухами о приближении датской армии, то ли просто давно не видела никаких кораблей. Как бы там ни было, но она поспешила в город, сообщая каждому встречному о неминуемой угрозе. К вечеру весь Лютербург обсуждал последнюю новость и сильно переживал. А ночью случился такой казус. Одному хулигану не давал спать орущий на крыше дома кот. Недолго думая, парень взял отцовское ружье и пальнул в нарушителя покоя. Эта сцена прекрасно передана на одном из нотгельдов упомянутой выше серии.


Рис. 6 Лютенбург – 50 пфеннигов 1922 г. 

Что случилось с бедным животным не известно. Но вот разбуженные выстрелом горожане до утра гадали, уж не датские ли шпионы устроили на улицах пальбу. Дошло до того, что на следующий день с целью защитить родной город собралось целое ополчение. Вооружившись, кто чем, люди решительно отправились на побережье. Каково же было их недоумение, когда чудовищная ошибка открылась. В причалившей к берегу лодке находился всего один человек (который к тому же еще и говорил на родном языке). А при нем целая свора поросят. Выяснилось, что он вез хрюшек на продажу. Но, не доплыв до места назначения, свернул к Лютенбургу, в надежде купить пахты, чтобы накормить своих неугомонных пассажиров…

Еще древние германцы поклонялись дикому лесному коту, считая его священным животным владычицы 9 миров богини Фрейи. А в ее небесную колесницу были запряжены 9 серых кошек. Это, пожалуй, самые ранние упоминания о кошках в эпических сказаниях древнегерманских народов.

С диким лесным котом связана и одна из гарцевских******* легенд. При этом ее главный персонаж оказался отображен сразу на нескольких нотгельдах Германии. Это и бона из города Тале номиналом в 75 пфеннигов 1921 г. (крайнее изображение слева). И монета в 2 марки 1921 г.


Рис. 7 Тале – 75 пфеннигов 1921 г.

По легенде, один охотник встретил в лесу этого самого лесного кота. Он собирался уже было выстрелить в него из лука, как дикий зверь вдруг заговорил человеческим голосом. Кот попросил не убивать его. Как оказалось, перед охотником на дереве сидел заколдованный виночерпий. Он был проклят людьми за махинации с вином, и после смерти должен был триста лет бегать по гарцевским лесам в облике мохнатого и полосатого зверя. «Мне осталось всего несколько лет, и я не хотел бы умереть в зверином образе», — взмолился проклятый виночерпий. Мало того, кот еще и пообещал охотнику показать, где зарыт большой клад с золотом, если тот отпустит его. Так и вышло. Человек оставил зверя в покое, нашел и вырыл клад, а на вырученные деньги построил в лесу таверну. Кстати, гостиный двор «Лесной кот» и по сей день стоит там, где по легенде его отстроил везучий охотник. И по-прежнему радует своих гостей превосходной кухней – в основном блюдами из лесной дичи.


Рис. 8 Тале – 2 марки 1921 г.

Наверное, было бы не справедливым, если бы немцы обошли вниманием своего куда более знаменитого кота, также персонажа немецкого народного фольклора. А именно кота из трупы бременских музыкантов. Так и есть! Сказке о бременских музыкантах посвящены сразу несколько денежных знаков времен инфляции. Это 75 пфеннигов и 1 марка 20-х годов из Бремена.


Рис. 9 Бремен – 75 пфеннигов 1922 г.


Рис. 10 Бремен – 1 марк 1921 г.

И все-таки чаще всего на банкнотах мира можно встретить диких представителей кошачьего племени: льва, тигра, леопарда, ягуара, пуму и снежного барса. О них и пойдет разговор в следующий раз.

Примечания:

* слова из песни «Кошки» Жаны Агузаровой. Пр. авт.

** Коллекционирование актуальных и вышедших из обращения бумажных денежных знаков и их заменителей. Пр. авт.   

*** В 20-х гг. прошлого века немецкое государство охватила жуткая инфляция. В результате огромного дефицита разменной монеты и финансовой неустойчивости рынка деньги кроме Рейхсбанка печатали еще 5800 эмитентов. Среди них – городские администрации, всевозможные общины, крупные и даже мелкие компании. Эти в большинстве своем малоформатные боны получили название денег чрезвычайной ситуации, или нотгельдов. Пр. авт.

**** Вышедшие из обращения банкноты и их заменители. Пр. авт.

***** Очень может быть, что «белая кошка» в данном конкретном случае символизирует основное богатство средневекового Бад Зальцуфлена – соль. Пр. авт.

****** Пахта — жидкость, остававшаяся после того, как из сливок сбивали масло. Пр. авт.

******* Гарц – обширная горная область в северной части Германии (земля Заксен-Анхальт). Пр. авт.

Увлекательным историям, рассказанным банкнотами мира, посвящены и актуальные книги Рольфа Майзингера: «Банкноты мира. Скрытые знаки бумажных денег» и «История банкнот. Тайны бумажных денег».

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!