Журнал и читатель – итоги прямой линии

Автор:

В номере: 2012

Вот уже несколько лет в нашем журнале существует «Прямая линия» — контактный телефон и адрес эл. почты, по которым читатели могут задать свои вопросы и получить информацию по интересующим их темам и проблемам. Каждую среду я, как Прометей, приковываю себя к редакционному телефону и отдаю себя на «растерзание» орлам — читателям. Это не просто фигура речи, а суровая реальность, поскольку читатели бывают разные, которые (почти по Маяковскому) пролетарские, а которые буржуазные. И если «буржуазные» читатели соблюдают приличия и регламент (правда, не всегда) разговора, то «пролетарские» не желают ничего знать и требуют немедленного удовлетворения своих претензий в самых различных формах. Поэтому я решил дать краткий анализ промежуточных итогов «Прямой линии» с тайной надеждой, что и «пролетарские», и «буржуазные» читатели меня поймут, и мы станем взаимно уважаемыми людьми. К великой радости Михал Михалыча.

«Прямая линия» и читатель

Сразу хочу оговориться, что я не юрист, а только «сын юриста» (как Владимир Вольфович Жириновский) и никаких юридических консультаций не даю и давать не вправе. Одна суровая дама однажды начала разговор с вопроса, юрист ли я. И на мой отрицательный ответ гневно заключила: «Да как же Вы можете тогда давать советы!» и бросила трубку. Для таких суровых дам поясняю, что я комментирую только те ситуации, о которых пишу в своих статьях и которые являются моим Schwerpunkt`ом (основное направление) моих публикаций. Это социальные и пенсионные вопросы, вопросы гражданства, права инвалидов и пациентов, статус еврейских иммигрантов и поздних переселенцев, приглашение к себе знакомых и близких родственников, правила общения с немецкими ведомствами и с немецкими чиновниками. Вопросы развода, брака, трудовые отношения, уголовщина – вне моей компетенции. Тут нужен не «сын юриста», а его папа. И не бесплатно, а за деньги!

Отдельно хочу сказать об эгоизме значительного (к большому сожалению) числа мне звонящих и пишущих. Если эти люди с помощью нашей консультации положительно решили свой вопрос, то они даже не считают нужным сообщить об этом в редакцию. Это делают единицы. А для нас это архиважно!

Но уж если что-то не сложилось, и они не удовлетворены результатом, то получаю я по полной программе и за папу юриста, и за весь наш журнал, и за того чиновника, который их не уважил. Для таких читателей наша «Прямая линия» служит не столько средством получения информации, сколько средством их собственной релаксации. Ну что ж, как сказал лучший друг всех писателей тов. Сталин: «Другого народа у меня для вас нет». Придётся и дальше работать со всеми.

Есть ещё одна группа пожилых читателей, для которых наша «Прямая линия» — это своего рода телефон доверия. Они доверяют нам свои горести и жаждут общения, невзирая на регламент. А ведь времени на «Прямую линию» отпущено всего ничего – один час, а желающих задать вопрос много, и все они после долгого ожидания, естественно, предъявляют нам претензии.

При всём моём уважении к таким читателям — большая просьба: «Не загружайте, пожалуйста, наш телефон! Уважайте остальных. Лучше напишите нам о своих горестях по обычной или электронной почте и не забудьте указать ваш адрес и телефон для связи. Ответ гарантирую!»

Культура общения по «Прямой линии»

Поскольку время, отпущенное каждому звонящему, как я уже сказал, ограничено 5-7 минутами, то, чтобы не ущемлять остальных (а звонков после «горячей» публикации, особенно по пенсионным делам, бывает немерено), настоятельная просьба к каждому вопросу предварительно готовиться. Например, записать вопрос и держать под рукой все необходимые документы.

Вот пример вопроса неподготовленного. Обиженный читатель спрашивает: «Вот Вы писали, что не должны у меня вычитать (речь идёт о каких-то деньгах), а мой чиновник их вычитает. Что делать?» Я начинаю осторожно выяснять, что за публикация, о чём идёт речь, что написал нехороший чиновник в своём отказе. И выясняется, что сам звонящий статью не читал, а узнал о ней у знакомого, о чём речь в статье точно не знает, что ответ чиновника он уже выбросил, а на какие законы или правила ссылался нехороший чиновник, он не помнит. И вот в такой ситуации я должен уложиться в 5 минут!

Другой пример того же рода, и тоже о деньгах. «А почему моему соседу дают (вариант: у него не отбирают), а мне не дают (у меня отбирают)?» Само собой, что спрашивающий ни документов соседа, ни своих под рукой не имеет. Вот такие беседы могут продолжаться минут 15 и более, причём абсолютно безрезультатно.

А вот если бы те же вышеупомянутые граждане перед звонком имели под рукой и мою статью, и необходимые документы (ответ нехорошего чиновника с параграфами и законами – в первом случае, или необходимые документы соседа и свои – во втором), то вся наша беседа уложилась бы в регламент, а остальные, ожидающие контакта читатели не поносили бы последними словами наш журнал за его постоянно занятую «Прямую линию».

Происходит ли какая-либо польза от «Прямой линии»?

Ответ на этот вопрос я бы разделил на три части: польза для журнала, польза для меня, как автора, и польза для читателей. Наш журнал информационный и существует исключительно на средства от размещаемой в нём рекламы. А рекламодатели народ прижимистый, они дают рекламу только в том случае, если журнал читаем и пользуется спросом. Спрос же зависит от качества и тематики журнальных публикаций. Вот «Прямая линия» и служит тем индикатором, по которому редакция отслеживает рейтинг отдельных статей и всего журнала в целом, и корректирует тематику и качество своих публикаций.

Журналист, публикуя тот или иной материал, ориентируется на вполне определённый круг читателей – свой «электорат», как сегодня принято говорить. И для него очень важно иметь обратную связь — прямой контакт с читателями — адресатом своих публикаций, мнение которых помогает оценить как качество, так и пользу публикации, получить информацию о практических результатах наших рекомендаций и о вновь появившихся проблемах. Поэтому для меня «Прямая линия» — это единственная возможность прямого диалога с читателями нашего журнала, и не только в Германии, но и за её пределами. Поскольку журнал выкладывается в Интернете, то пишут и звонят мне из России, Украины, многих стран СНГ и Балтии и даже из Израиля. Причём не только вопросы задают, а и предлагают тематику и делятся своим опытом. Это даёт мне возможность всегда держать руку на пульсе. Всем моим корреспондентам за их помощь — моя глубокая признательность!

Теперь о главном: о читательской пользе. Объём статьи не позволяет, даже кратко, перечистить все вопросы и проблемы, которые были выявлены и решены с помощью «Прямой линии» и последующих (по её результатам) публикаций и запросов редакции в местные, земельные и федеральные органы власти, в комиссии бундестага и в консульства Германии и стран бывшего СССР. Назову только основные.

Российская пенсия (РП). Выработаны единые правила обращения с РП для города Франкфурта-на-Майне. Удалось отстоять (хотя и с большим трудом) компенсационные выплаты ветеранам ВОВ и ленинградским блокадникам, все затраты на получение РП, сократить срок возврата задолженности по ранее полученной и уже истраченной РП до трёх лет. По спорному пункту этих правил: вычет 20% ставки социальной помощи (Grundsicherung im Alter — GSiA) в счёт погашения этой задолженности имеется успешный опыт его опротестования с нашей помощью в социальных судах.

Дополнительный заработок для получателей GSiA. Во Франкфурте установлена новая величина дополнительного заработка в сумме 1200 евро/год, т.н. Freibetrag, который не считается доходом и не вычитается из ставки GSiA.

Возможность сохранения гражданства Украины при получении гражданства немецкого. Из-за неясной и противоречивой формулировки этого пункта в Законе Украины о гражданстве, многие иммигранты из Украины, имевшие и украинское, и немецкое гражданства, не меняли и не продлевали свои загранпаспорта в украинском консульстве из-за боязни, что их просто отберут, поскольку Украина двойного гражданства не признаёт. По нашему запросу консульство Украины ситуацию разъяснило. Если кратко, то суть дела состоит в том, что, действительно, не признаёт, но допускает. Это значит, что такой гражданин, будучи на территории Украины, рассматривается украинскими властями исключительно только как гражданин Украины со всеми вытекающими правами и обязанностями, а в Германии – немецкими властями — исключительно как гражданин Германии, и также со всеми вытекающими правами и обязанностями. Поэтому украинский паспорт можно безбоязненно обменять или продлить, сохранив, таким образом, двойное гражданство.

Статус еврейских иммигрантов из стран Балтии. После вступления этих стран в ЕС в национальных паспортах этих людей была погашена (за ненадобностью) вклейка с бессрочным видом на жительство (Niederlassungserlaubnis), поскольку они теперь стали гражданами Евросоюза и получили право безвизового перемещения в Европе. Но одновременно они утратили свой статус контингентных беженцев и право на работу и социальную помощь. Некоторые, наиболее ретивые чиновники служб занятости (Arbeitsamt) и социальных служб тут же прекратили им выплачивать пособия по безработице и социальную помощь, а такие же ретивые сотрудники ведомств по делам иностранцев (Auslaenderbehoerde) грозили им принудительной высылкой в страны происхождения (Латвию, Литву и Эстонию). Наш телефон в эти дни разрывался от звонков, граничащих с истерикой. И этих людей можно было понять.

Понадобилось достаточно много звонков и писем в федеральное министерство внутренних дел, чтобы получить разъяснение их статуса в Германии, который, как и нужно было ожидать, не изменился. И только после такого разъяснения бюрократы отступили, а мы получили временную передышку.

Приглашение знакомых или близких родственников. Одно время наш телефон оккупировали бабушки и дедушки, которые страстно желали повидать своих детей и внуков, живущих в странах СНГ. Но средств на официальное приглашение с материальными обязательствами (Verpflichtungserklaerung) им не хватало. Мы связались с министерством иностранных дел ФРГ и выяснили, что для таких людей возможно простое приглашение без материальных обязательств, которые в этом случае предоставляет в немецком консульстве приглашаемое лицо – те самые дети и внуки.

Сегодня эти бабушки и дедушки счастливы. И мы вместе с ними!

Оформление инвалидности и права инвалидов. Эта категория иммигрантов наиболее уязвима и наиболее беспомощна. Они не знают ни языка, ни законов Германии, ни тех колоссальных льгот, которые немецкое государство предоставляет людям с ограниченными возможностями. На базе информации, полученной по «Прямой линии», была подготовлена брошюра на русском языке, пользуясь которой сотни инвалидов смогли правильно подготовить документы и получить ту или иную степень инвалидности и положенные им льготы. Наиболее трудно было убедить инвалидов, имеющих удостоверение тяжёлого инвалида с пометкой «G» — Gehbehinderter в том, что они имеют право бесплатного проезда в метро, трамваях, автобусах и поездах ближнего следования (RB, RE) не только в своём городе, но и по всей Германии. Эта льгота многим представляется настолько невероятной, что они, несмотря на все мои объяснения, до сих пор мне не верят, и пользоваться ею боятся. Совсем как герой одесского анекдота, который стоит на пешеходном переходе и дорогу на зелёный свет не переходит. На вопрос, почему он не переходит, он отвечает: «Я им не верю!» А жаль! Транспорт нынче дорожает с каждым днём.

До новых встреч в эфире, уважаемые читатели! И давайте попробуем играть по описанным выше правилам, хотя игра по правилам для советского человека нагрузка невыносимая. По себе знаю!

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!