О чем может рассказать декоративная тарелка

Автор:

В номере: 2012

Дома, как и люди, имеют свои истории. Одни из них имеют тихую и незаметную жизнь, другие проживают бурную, полную событий историю. Последние слова в полной мере относятся к зданию оперы во Франкфурте, которую все мы знаем как «Старую оперу».

«Истинному. Прекрасному. Доброму»

Здание было построено на пожертвования богатых горожан, которые собрали на строительство 480.000 гульденов. Торжественное строение в позднеклассицистических формах увенчано двумя фронтонами. Над верхним расположилась фигура Пегаса – символа поэтического вдохновения, нижний венчает квадрига  пантер, впряженных в колесницу бога Аполлона, покровителя искусств. Вдоль главного фасада здания расположена надпись „Dem Wahren Schonen Guten“ (Истинному. Прекрасному. Доброму). По бокам балкона в арках стоят фигуры двух гениев — Моцарта и Гете.

20 октября 1880 состоялось открытие театра. На торжестве присутствовал германский император  Вильгельм I. Оперу заполнили знатные и богатые горожане — это был их праздник. После звуков праздничной увертюры зрители смотрели оперу любимого франкфуртцами композитора Вольфганга Амадея Моцарта «Дон Жуан».

Император сказал, что такой театр он себе в Берлине не мог бы позволить. Этот комплимент имеет особый смысл, если вспомнить, что за 14 лет до этого Франкфурт, бывший со средних веков вольным имперским городом, т.е. независимым городом, утратил свою свободу и стал подчиняться Пруссии.

В этом роскошном здании был как бы немой вызов центральной власти. Театром гордились буквально все слои общества. Рискну сказать, что именно поэтому оперный театр стал для Франкфурта символом собственной значимости и  достоинства. Здесь исполнялись произведения Вагнера, Бизе, Пучини, Сметаны и Штрауса. Здесь состоялись премьеры многих музыкальных произведений. В 1938 г., например, премьера «Кармина Бурана» (Беуронские песни) немецкого композитора Карела Оррфа.

С приходом к власти в Германии национал-социалистов дирижеру и некоторым исполнителям пришлось покинуть театр. Кто-то сумел эмигрировать, а кто-то погиб в концентрационных лагерях. Во время Второй мировой войны город был разрушен бомбардировками на 90%. Не удивительно, что  при одной из  бомбежек в 1944 году театр был разрушен. Здание театра выгорело дотла, и крыша обрушилась. Долгие годы оно представляло собой руины выше человеческого роста.

Городу поначалу не хватало ни финансовых, ни строительных ресурсов на театр. Восстановлению буквально каждого здания в центре города предшествовали дебаты: воссоздавать в старых формах или строить новое, более простое по форме, а значит и более дешевое здание. К слову сказать, во всех фахверковых домах на главной площади Рёмере воссозданы только фасады. Внутри — это современные здания.

Конечно, не обошлось без горячих дискуссий и решение о судьбе такого значительного здания как франкфуртский театр. В то время бургомистр города Руди Арндт в 1965 году даже предложил взорвать руины, за что вошел в историю города под прозвищем Динамит-Руди. К счастью, горожане его не поддержали. Здание  было необходимо восстановить как символ былого значения города. Это был своего рода вопрос престижа, такой же, как в Советском Союзе вопрос о восстановлении пригородных дворцов  Ленинграда после войны.

Идея Фрау  Яни Лангнер-Керн

Но город не мог обходиться без театра, и пока здание лежало в руинах, была выстроена новая опера. А за этим архитектурным памятником закрепилось название «Старая опера». Жители города горько шутили по этому поводу,  что их театр «красивейшие руины Германии». Название «Старая опера» носит также станция метро.

И все-таки 28 августа 1981 года состоялось новое открытие оперного театра. Это было не просто открытие концертного зала, это была победа горожан, сумевших возродить прекрасное здание. Во время открытия 28 августа 1981 г. прозвучала 8 симфония Густава Малера под управлением Михаила Гилена.

Однако этому предшествовал долгий и сложный путь. В 1948 г. был создан попечительский совет для возрождения оперного театра под руководством  обер-бургомистра Вальтера Кольба. Сначала было собрано 1,4 млн. марок на начальный этап строительства. Но магистрат приостановил эту акцию, т.к. счел первоочередной задачей строительство жилых зданий, школ и больниц.

Но Франкфурт недаром столетиями был вольным имперским городом. Его жители привыкли самостоятельно решать свои проблемы. И хотя собрать нужную сумму было очень не просто,  франкфуртцы искали и использовали все возможности для этого. Об одной странице этой истории и рассказывает декоративная настенная тарелка. По инициативе горожан было создано «Акционерное общество Оперного дома Франкфурта» („Aktionsgemeinschaft Opernhaus Frankfurt“). Все городские газеты поддержали  эту инициативу. Кроме непосредственно денежных пожертвований были проведены несколько благотворительных акций по продаже сувенирной продукции. Продавались открытки с видами Старой оперы, деньги от продажи которых шли в фонд. Один из ювелиров выпустил монеты, точнее медали с видом Оперы, часть денег за продажу шла также в фонд восстановления театра.

Для того, чтобы войти в историю, не обязательно быть великим политиком, военачальником, актером или писателем. Можно совершить поступок, который не потеряется в череде дней, не забудется. Такой поступок совершила владелица ресторанчика по адресу «Обжорный переулок, 13» (Fressgasse 13) Яни Лангнер-Керн, заказав  10 тысяч тарелок с рисунком Старой оперы.

Автору удалось встретиться с госпожой Яни Лангнер-Керн. Она коренная жительница Франкфурта, человек неравнодушный и энергичный. Она работала, следуя семейной традиции своих бабушки и дедушки, владелицей ресторана, была также журналисткой, сотрудничавшей с „Bild“, „Bild am Sonntag“,  „Frankfurt“, “Nachtsausgabe“, „Neue Presse“ и другими. Благодаря этому, госпожа Лангнер-Керн имела широкий круг знакомых. Она искала возможность сделать что-то для своего любимого города и получала поддержку от магистрата, политических партий, крупных торговых предпринимателей.

Она  сама финансировала проект и вложила в него несколько тысяч марок. Она неплохо рисовала, поскольку окончила Оффенбахскую художественную школу. Госпожа Лангнер-Керн  выполнила эскиз рисунка для тарелки. Встретившись в 1980 г. с Герхардом Вальтером на Весенней  индустриальной ярмарке, она договорилась, что они создадут серию тарелок, часть денег от продажи которых пойдет на возрождение Оперы.

Итак, тарелки были выполнены фирмой Герхарда Вальтера. На их лицевой стороне был эскизно изображен оперный  театр. Любопытно, что на верхнем фронтоне не было фигуры Пегаса (его еще предстояло найти и возвратить на прежнее место). А на обороте была сделана надпись: «Помоги! Пять марок пойдет на счет «Воссоздания Франкфуртской Оперы. Идея и рисунок Яни Лангнер-Керн  Герхард Вальтер Франкфурт-на-Майне 1.3.1980» («Hilf mit! Fünf — DM gehen auf das Konto «Wiederaufbau Frankfurter Oper» Idee und Entwurf: Jany Langner — Kern Gerhart Walter Frankfurt /M. 1.3.1980“). Кроме надписи на тарелках были номера.

Тарелки были выпущены в две серии. В номере римской цифрой указывалась серия выпуска и кроме того арабскими цифрами порядковый номер тарелки. Работа была  проведена в технике декалькомании, т.е. переводе напечатанных специальными красками на специальной бумаге рисунков (так делают одинаковые рисунки для фарфоровых сервизов). Рисунки отделялись от основы и вручную накладывались на тарелки, затем их обжигали и получали декоративные тарелки с видом Старой Оперы.

Продавая каждую, владелица ресторанчика пять марок перечисляла в фонд восстановления оперы. Эта акция принесла около 7 тысяч марок в фонд Старой Оперы.

Теперь, отправляясь на концерт в Старую Оперу, стоит с благодарностью вспомнить о госпоже Лангнер-Керн. Ее участие помогло возродиться этому чудному франкфуртскому театру с его удобным и уютным залом с прекрасной акустикой. Вот такую историю может поведать простая декоративная тарелка с видом Старой Оперы Франкфурта.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!