Газовое будущее Европы

Автор:

В номере: 2012

Стройка века завершена. Все стороны выглядят удивительно счастливыми на фотографиях, опубликованных в средствах массовой информации. Но вот о чем на самом деле думают все стороны проекта «Северный поток».

Знаменитый проект газопровода, который вызвал столько споров и скандалов как на стадии планирования, так и на стадии исполнения, был открыт в сентябре 2011 года при участии первых лиц России и Германии. Ветка трубопровода проходит по дну Балтийского моря и связывает Россию и Германию прямыми поставками газа, которые в свою очередь способны обеспечить большую долю европейского спроса. На словах и на бумаге перспективы «Северного потока» выглядят более, чем радужно. Однако как обстоят дела в реальности, мы сможем понять только проанализировав текущие тенденции в области перспектив газа, как источника энергии.

А нужен ли поток?

В связи с планами Германии об отказе от атомной энергии к 2016 году, руководство Газпром уже радостно потирало руки в предвкушении большого денежного потока. Оно и понятно. Ведь мощности, которые будут в связи с закрытием АЭС на территории страны выведены из эксплуатации, нужно будет замещать каким-то другим видом энергии. Как один из вариантов вполне логично было бы рассматривать газовое снабжение. Однако в этих надеждах не учитывается тот факт, что на сегодняшний день только 16% всей энергии, потребляемой Германией, вырабатывается на АЭС. Таким образом, даже в случае вывода из эксплуатации абсолютно всех станций через пару-тройку лет огромного дефицита электроэнергии в Германии не должно ощущаться.
А фактически на сегодняшний день ситуацию будущего газовой отрасли Европы можно рассматривать с двух перспектив. Первая – это планы самой Германии  на национальный энергетический рынок и рынок Европы; вторая – это планы Газпрома на потребление газа на рынках Европы.

Вскоре после запуска ветки «Северного потока» в сентябре 2011 года подача газа  была остановлена на несколько часов, а еще  через неделю – на несколько дней. В самой компании «Северный поток» ситуацию объясняют плановыми проверками трубопровода, которые должны проводиться в первый год эксплуатации сетей. Однако некоторые внешние эксперты рынка считают, что отключения связаны с недоделками и недоработками трубопровода в связи со слишком быстрым запуском сетей.

Запустить проект спешили, подстраиваясь под высокий уровень освещенности не только в СМИ, но и среди первых лиц нескольких стран, вовлеченных в проект. Так ли это на самом деле — ответственные лица умалчивают. Однако есть факты, которые говорят о том, что загрузка трубопровода пока далека от изначально декларируемых планов. Учитывая тот факт, что общая мощность трубопровода первой очереди составляет 27,5 млрд. кубометров в год, на 2012 год Газпром зафрахтовал только 10 млрд. кубометров, хотя в озвученных официально планах значилась цифра 22 млрд. (по информации газеты «Ведомости»).

Украина и Польша тут же не преминули обвинить Газпром в шантаже. Ведь официальная позиция компании говорила о том, что монополист зафрахтует весь объем трубопровода таким образом, чтобы довести газ до Европы в обход этих двух транзитных стран. Интересно, что и после планируемого запуска второй ветки «Северного потока» осенью 2012 года, планируемая загрузка трубопровода будет далека даже от 50%. Возникает вопрос – для чего строились такие сверх-мощности, если их полная загрузка в ближайшие годы даже не планируется, а в далекой перспективе может и не понадобиться.

Под сомнением также и целесообразность строительства газопровода «Южный поток» в условиях отсутствия четко выраженной потребности в газовых поставках из России в Европу. Все эти спорные экономические вопросы усугубляются еще и тем фактом, что, согласно договоренности между Газпромом и оператором трубопровода «Северный поток», поставщик российского газа в любом случае оплачивает полный объем трафика газа, даже если использует его только наполовину. При этом Газпром участвует только в 50% «Северного потока», а по 15,5% принадлежит немецким концернам BASF и E.On Ruhrgas (последний также является соучредителем главного конкурента «Северного потока», газопровода Nabucco), и по 9% голландскому концерну Gasunie и французскому GDF Suez.

Чего ждать от энергетического будущего

В свете всего вышеизложенного крайне актуальным и знаковым видится еще одно событие на рынке энергетики Германии. Концерн RWE по взаимному согласию с Газпромом отказался от планов о совместном строительстве газовых и угольных электростанций в Европе. Причем произошло это уже после подписания 14 июля 2011 года совместного меморандума о намерениях по строительству электростанций. Версия СМИ по этому вопросу такова, что потенциальные партнеры так и не смогли договориться о взаимовыгодных условиях строительства. По всей видимости, Газпром по привычке монополиста пытался в свойственной ему жесткой форме диктовать свои условия, а RWE, являясь партнером именно с Европейской стороны, стремился получить более выгодные для европейских потребителей договоренности.

В чем бы на самом деле ни лежала причина отмены планов партнеров, очевидно одно – потребность европейских потребителей в газовых и угольных электростанциях не так высока и остра, какой кажется Газпрому. В противном случае RWE не стал бы отменять уже подписанный меморандум после большого объема уже проделанной в направлении подписания соглашения работы.

В чем же тогда существует необходимость у европейских потребителей и энергоконцернов? Как показали события не столь далекой давности, после оглашения правительством Германии планов о скором закрытии большего числа атомных электростанций, несколько энергоконцернов осенью 2011 года подали в суд на правительство в связи с нанесенным им экономическим ущербом. В то же время все крупные игроки рынка стали активно развивать направления возобновляемых источников энергии. Как стало известно в декабре 2011 года правительство Германии пошло еще дальше в инновационных подходах к разработке энергетической концепции страны. К 2050 году планируется получать 80% энергии для внутреннего потребления из возобновляемых источников, основная ставка при этом делается на ветряную и солнечную энергию.

Пожалуй, раньше и активнее всех в этот процесс вступило предприятие E.On, которое в ближайшее время планирует вложить в развитие этой области энергетики около 7 млрд. евро. Как мы уже писали, строительство крупных  ветряных парков на территории морских просторов началось уже давно и активно продолжается по сей день. В результате, открытие первых мощностей этих парков планируется уже на 2013-2015 гг.

И еще один прогноз в развитии энергетического рынка  Европы. В связи с тем, что в ближайшие пять лет планируется открытие нескольких мощных газопроводов и парков альтернативных источников энергии, а также в продолжение глобальной рецессии, цены на энергоносители вообще и на газ в частности должны будут упасть. Складывается впечатление, что потребность Германии (в случае удачной экономической конъюнктуры) в таких природных ресурсах, как газ и уголь, также неизбежно упадет.

Помимо прочего правительство планирует также и перевод части общественного транспорта на альтернативные источники энергии, что снизит потребность и в нефтересурсах. В результате, даже если цены на газ будут по-прежнему привязаны к рыночной стоимости нефти, они также должны будут упасть. Поэтому не вполне оправданными кажутся оптимистичные планы корпорации Газпром по расширению своего влияния в Европе и получению дополнительных потоков прибыли от европейских потребителей. И даже если остальная Европа еще не скоро последует по стопам Германии в использовании альтернативной энергии, в случае если эксперимент Германии окажется удачным, это может кардинально изменить картину будущего мировой энергетики. И, судя по всему, России уже не придется занимать в этой картине центральную позицию.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!