Frau Koma kommt!

Автор:

В номере: 2012

Именно этой кодовой фразой директор печально известной школы города Виннендена предупредила по радиосвязи коллег-педагогов о нахождении в здании невменяемого убийцы (Amokläufer), и те успели заблокировать двери классных помещений, тем самым сведя до минимума количество возможных жертв. В тот день 17-летний Тим Кретчмер лишил жизни 15 человек.

Это на две жизни меньше, чем забрал его эрфуртский «коллега» 19-летний Роберт Штайнхойзер. Первый мстил ровесникам за насмешки и неуважение, второй — учителям за исключение из школы. Непринятые социумом, они не нашли иного выхода, как с оружием в руках явиться в свои учебные заведения и осуществить казнь, о которой заранее сообщили в социальных сетях. Интернет для обоих не только заменил друзей, но и стал трибуной, исповедальней, игротекой. Именно во всемирной паутине молодые люди нашли форумы, где муссируются опасные человеконенавистнические идеи. На людей с лабильной психикой они воздействуют не менее тлетворно, чем самые жестокие компьютерные игры.

Последние вообще были любимым времяпровождением Тима, если, конечно, не считать настоящую стрельбу в домашнем тире, оборудованном его отцом, членом местного стрелкового клуба.

Роберт тоже был фанатом интерактивной игры «Counterstrike», имитирующей в реальном времени теракты и антитеррористическую войну. В нее, по данным производителя, в любое время играют 500 тысяч зарегистрированных игроков. Они врываются в здания, взрывают автомобили, захватывают заложников и так заигрываются, что уже не видят грани между жизнью виртуальной и реальной.

Подростковая агрессия

Но только ли бесконтрольное пребывание в интернет-пространстве виновато в росте подростковой агрессии? Конечно, нет. Причин тому более чем достаточно.

Одной из них является «флэш-моб» — обезьянничанье, стремление в одно и то же время  сделать что-то эдакое вместе, например, прийти всем одинаково одетыми. Хорошо, если этим «стремление к единству» и заканчивается. Нередко «стайность» толкает юных на более жестокие «подвиги», которые они потом объясняют словами «все побежали, и я побежал». Воля у таких подростков развита слабо, они зависимы и идут за теми, кто позовет, «за компанию».

Вспомним трагическую историю, произошедшую в Баварии в сентябре 2009 года, когда юные мерзавцы средь бела дня прямо на перроне до смерти запинали ногами Доминика Бруннера, заступившегося в электричке за ребят, у которых те вымогали деньги.

Никаких интересов, кроме как «потусоваться», у этих нелюдей не было. Одному из них было 18, другому – 17 лет. Первый за вооруженное ограбление отсидел аж… целый месяц в тюрьме для несовершеннолетних. Второй был наркоманом. На обоих родителям было наплевать.

А ведь именно они должны были регулировать занятость своих детей, прививать им нормы морали. Если это не делают мать с отцом, дети заимствуют их из альтернативных источников: телевидения, кино, шоубизнеса…

В своей монографии «Зловещее очарование насилия» президент Института по оказанию психотерапевтической помощи школам, известный психолог Аллан Гуггенбюль пишет: «Мы обязаны научить подростков выяснению отношений без нанесения серьезных увечий; их споры, борьба и перебранки не должны переходить в мордобитие. Когда школа становится местом пыток, а разборки во время перемен перестают носить характер безобидных шалостей, учителя, психологи и родители должны найти выход из создавшейся ситуации».

На самом же деле, педагогам часто дела нет до межличностных отношений учащихся. Как сказал мне директор одной из школ Ганновера: «Рабочий день педагога не безразмерен. Свободное время детей — это забота их родителей».

Могут ли родители, весь день занятые на работе, уделять достаточно внимания своему отпрыску? К сожалению, нет. Он часто бывает предоставлен сам себе. Но далеко не каждый предоставленный себе подросток бросится во все тяжкие. К насилию, в основном, прибегают дети из неблагополучных семей. Часто жестокость свидетельствует о комплексе неполноценности, зависти к тем, кто живет в лучших материальных условиях, желанию прославиться и хотя бы раз попасть на первые страницы газет.

Именно эту цель преследовали подростки, устроившие бойню в школе «Колумбина» в США в 1999 году. Доказано, что и «эрфуртская бойня» проходила по тому же сценарию.

Правовая снисходительность

После каждого подобного преступления общественность негодует. Одни требуют ужесточить законы, другие призывают усилить контроль на входе в учебные заведения, третьи настаивают на том, чтобы школьные психологи внимательнее наблюдали за учениками, четвертые — на запрещении воспевающих насилие фильмов.

Все это правильно. Меры наказания ужесточить нужно, повысив предельный срок заключения для несовершеннолетних до 15 лет (сейчас за предумышленное убийство больше десяти не дают). До чего доводит правовая снисходительность, мы уже видели на примере убийцы Доминика Бруннера – отсидел месяц за вооруженный грабеж и тут же легко пошел на следующее, более тяжкое, преступление.

Да и за недонесение о готовящемся правонарушении нужно карать жестче. Ведь писал же Тим Кретчмер в одном из интернет-чатов: «У меня есть оружие, завтра утром я пойду в свою старую школу, поджарю там всё». Назвал и город, и учебное заведение, и время преступления, а никто даже не почесался.

Школьным психологам, действительно, нужно внимательнее наблюдать за учениками, как, впрочем, и родителям. Ведь знали же все, что у Тима Кретчмера проблемы с психическим здоровьем, что после лечения в стационаре ему назначили амбулаторное лечение, но в клинике будущий убийца так и не появился. Знали, но никаких мер не приняли.

Что касается демонстрации жестокости на телеэкране, то тут тоже не поспоришь. По данным социальных психологов, средний подросток к двенадцати годам успевает посмотреть по телевизору 100 тысяч сцен насилия. За год телеэкран Германии демонстрирует 25 000 убийств, что составляет еженедельно 25 часов непрерывной бойни. Ежедневное наблюдение за обесцениванием человеческой жизни негативно влияет на подсознание подростков. Герой, вызывающий у него чувство симпатии, часто нарушает закон, совершает насилие. Это присутствует даже в мультфильмах и формирует определенные жизненные ценности.

Интересами, здоровьем и нравственностью немецких детей и подростков занимаются десятки государственных, общественных и общественно-правовых организаций. Закон об охране молодежи имеет более 30 параграфов, регулирующих пребывание детей и подростков в местах общественного питания, на дискотеках и в залах игровых автоматов, продажу сигарет и спиртных напитков, допуск к различным носителям информации с вредным для молодежи содержанием. Однако выплески молодежной агрессии нет-нет и потрясают Германию своей нечеловечностью.

Что делать?

Так что же делать нам, взрослым, чтобы пресечь подростковую жестокость на самом ее корне? Как  в будущем предотвратить подобные трагедии? Специалисты советуют сделать следующее:

1)    Обратить внимание на лидеров коллектива, самоутверждающихся за счет унижения и страданий других детей, которые, в свою очередь, растут забитыми и несчастными.

2)    Усилить в коллективе позиции той части учащихся, которые наделены миротворческим потенциалом и способны позитивно влиять на класс. В результате этого, право решающего голоса перейдет от трудных подростков к тем, кто хорошо адаптируется в коллективе.

3)    Рассказывать детям о существовании теневых сторон человеческой природы, мобилизовывать их внутренние силы для самоконтроля и подавления в себе агрессии. С этой целью проводить сеансы психотерапии, коллективные чтения сказок, рассказов, историй, в которых даются морально-этические оценки поступков и помыслов героев.

4)    Укреплять в подростках чувство собственного достоинства, толерантности, терпимости, уважению к  многообразию культур нашего мира и способам проявления человеческой индивидуальности. Сохранять с ними  контакт, выслушивать их точку зрения.

А как поступать детям, терпящим издевательства от своих сверстников? Ни в коем случае не замалчивать подобных фактов из боязни прослыть «предателями». Если педагоги не реагируют на тревожные сигналы, надо обращаться в более серьезные инстанции.

Немецкий общественный фонд «Ганс плюс Грета» создал по всей Германии систему опорных пунктов, где могут получить убежище, защиту и  всестороннюю помощь дети, которым грозит какая-либо опасность. Кроме того, им следует запомнить следующие номера телефонов,  действительные для всей территории Германии:

Rettungsdienste: 112
Polizeidienststellen: 110
Jugendtelefon des Deutschen Kinderschutzbundes: 0800-111 0 333
Weisser Ring (общество поддержки жертв насилия): 0 18 03-34 34 34.

Родителям же следует помнить: именно они ответственны перед обществом за поведение своих отпрысков. И если последние ожесточились, потеряли нравственные ориентиры, одичали в компьютерных лабиринтах и войнах, не исключено, что фрау Кома вскоре придет и за ними.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!