Про деньги и про пиратов

Автор:

В номере: 2011

За завтраком и после работы за ужином я слушаю радио, как, наверное, большинство наших читателей и всех людей на земле. Последние годы мировой, европейский и греческий финансовый кризис стали главной новостной темой радиопередач. Я не специалист по макроэкономике и мировым финансам, поэтому страшно, когда всё время пугают.

Беспрерывно где-то заседают министры финансов, председатели государственных банков, главы правительств, рабочие группы экспертов и всех тех, кто считает необходимым заседать по теме кризиса. Под окнами залов заседаний воинственные демонстранты выражают прозаседавшимся своё недовольство под лозунгом «А мы — против». Полицейские в доспехах средневековых рыцарей то бегают с дубинками за закутанными в палестинский платок демонстрантами, то убегает от них же, когда протестующие начинают бросать камни и бутылки с зажигательной смесью. По результатам заседаний делаются коммюнике, который ни один нормальный человек понять не может. Сомнительно, что его понимает и озвучивающий коммюнике чиновник.

Через день на другом заседании озвучиваются противоположные предложения по спасению родины и свободы. Диаметрально противоположные мнения безапелляционно декларируются как «безальтернативные». Правительство каждые два месяца выдвигает новый, «безальтернативный» план. Потом об этом плане перестают говорить. Слово «безальтернативный», пожалуй, имеет все шансы стать «несловом 2011 года». Министры, оппозиционные политики, профессора экономики, банкиры и все те, кто чувствует себя призванными высказаться, дают бесконечные интервью, где противоречат самим себе и другим «экспертам».

Что происходит в моей стране?

Как интересующийся, нормально разумный человек я хотел бы знать, что происходит с моей страной и в моей стране. Все годы жизни в Германии я слышу стенания о пустых социальных кассах, необходимости повысить налоги и социальные взносы, государственный бюджет ежегодно берёт кредиты, проценты по которым, вроде как, должны платить мои внуки. А тут политики с небывалой лёгкостью фокусника, вынимающего кролика из рукава, жонглируют неизвестно откуда взявшимися сотнями миллиардов. А почему бы не употребить эти, неизвестно откуда взявшиеся, миллиарды для покрытия государственного долга самой ФРГ? Зачем отдавать их грекам? Эй, вы, там, наверху, я не хочу, чтобы вы нагружали своими долгами моих внуков. Вас уже давно на свете не будет, и имена Ваши канут в забвение, а им платить? Я хотел бы понимать, о чём вообще идёт речь, и как возник этот многолетний кризис.

После нас хоть потоп

Ещё не так давно отсталые страны европейской периферии: Португалия, Испания, Греция, Ирландия за последние десятилетия сделали большой экономический рывок, что, конечно, отрадно. Растущие экономики создавали неплохо оплачиваемые рабочие места, налоговые поступления направлялись в социальную сферу. Народ радовался, наконец-то нашлись люди, понимающие толк в правительственном ремесле.

Выяснилось, весь бум финансировался за счёт кредитов, кредиты брались под большой процент с помощью фальсифицированных кредитных документов по старому принципу «После нас хоть потоп». Он и настал, когда лопнул мыльный пузырь займов и новых займов для оплаты уже взятых денег, но уже в пространстве общеевропейской валюты. Теперь экономически состоятельные страны ЕС: Голландия, Финляндия, Германия, Франция, Великобритания, Дания и даже маленькая, но разумная Мальта, должны взять на буксир тонущих должников, иначе они утянут под воду всю общеевропейскую идею и совместную экономику.

Фонд механизма европейской стабильности

Сначала о некоторых базовых понятиях из области финансового дела, которыми бездумно забрасывают нас все участники перманентной драмы. Помощь попавшим в финансовые трудности странам организована в виде нескольких кредитных монетарных фондов и учреждений. Одним из них является Фонд механизма европейской стабильности (Euro-Rettungsschirm), который может давать кредиты и финансовые гарантии странам-должникам для спасения их от государственного банкротства. Частью этого фонда является акционерное общество люксембургского права с названием Europäische Finanzstabilisierungsfazilität (EFSF) со штаб-квартирой в Люксембурге. Членами EFSF являются только государства с максимальным финансовым рейтингом ААА.

Специализированные рейтинговые агентства постоянно контролируют крупных рыночных игроков: государства, банки, экономики, концерны и присваивают им рейтинговый статус. Уровень финансового рейтинга означает степень риска кредитования рыночного игрока. Чем выше рейтинг, тем меньше степень риска, соответственно меньше процент по кредиту. Страны EFSF через фонд берут кредиты (отдельный вопрос, где они берут сотни миллиардов евро) под льготный процент. Кредитные обязательства EFSF на 120 и более процентов гарантируются бюджетными деньгами стоящих за фондом государств. Страны с низким финансовым рейтингом могут получить (если вообще дадут) деньги только под высокий процент. EFSF организация политическая, поэтому она ссужает деньги странам высокого риска под промежуточный процент – ниже рыночного, но выше собственной кредитной ставки. За это стоящие за EFSF страны требуют от кредитополучателей реализации политических и экономических реформ, угодных заимодавцам.

А может это хорошо?

Общественности не сообщают о характере выдвигаемых к должникам политических и экономических требований. Возможно, реализация требований пойдет на пользу самой сильной европейской экономике – германской, если немецкие фирмы приватизируют крупную и многочисленную государственную собственность в Греции и Португалии как гарантии кредитов. А может быть, все обстоит иначе, и мы действительно не передадим нашим внукам ничего, кроме долгов. Содержание заседаний финансистов, банкиров, капиталистов и политиков остаётся за семью печатями. С 2013 года Фонд механизма европейской стабильности должен получить собственный капитал за счёт взносов стран-членов фонда и частично работать собственными, а не заёмными деньгами.

Муссируемое словосочетание «Hebelwirkung» или «принцип финансового рычага» означает, что незначительные изменения базовых данных через цепь математических и финансовых механизмов в конечном итоге вызывают непропорционально высокие последствия для затронутых сторон. Это большое поле деятельности для финансовых жонглёров и тех, кто в состоянии изменить эти базовые данные.

Насильственная капитализация банков с обязательным повышением доли собственного капитала банка за счёт государственных средств (в основном банки работают чужими деньгами вкладчиков) означает частичное огосударствление банков. В правление и наблюдательный совет банков будут введены чиновники министерства финансов с правами блокирующего миноритария. Чиновники будут контролировать выдачу кредитов государственного значения, не вмешиваясь в оперативную деловую активность.

«Участие приватных кредиторов в решении долговой проблемы» означает принудительное списание долгов Греции частным банкам. Страны EFSF не хотят, чтобы их деньги тут же перекочевали в карманы жадных приватных банков, бездумно и под большой процент ссужавших деньги ненадежным должникам. За это списание страны-должники должны расплатиться некими ответными действиями. Здесь государство удобно и без зазрения совести распоряжается чужими (банковскими) деньгами, выторговывая за чужие деньги определенные уступки со стороны должников. Пожалуй, банкиров ничуточки не жалко.

Пираты на горизонте

От всех этих выкрутасов возникает неприятное чувство, что нас всех давно и надолго водят за нос. Это неприятное чувство послужило причиной неожиданного взлёта партии «Пиратов». На недавних выборах в Берлинский сенат партия-новичок с ходу собрала внушительные почти 10% голосов, прогнозы устойчиво дают партии те же результаты и в целом по стране. Симпатичные, молодые, технические грамотные «Пираты» профилируют себя в качестве разгневанных, но достойных и разумных народных представителей, пришедших сделать власть социальной, демократической, экологической, прозрачной и понятной народу. «Пираты» не причисляют себя к определенному политическому спектру, хотя их, скорее, следует считать партией левого толка.

«Пираты» – молодые люди, говорящие на другом, интернетовском языке, нежели старшие поколения. Они результат многолетнего воспевания культа свободы и самоопределения личности, так сказать конечный продукт свободных от всего людей. Троянеры, вынюхивающие содержание личного компьютера, в их глазах — самое страшное преступление против человечества. «Пираты» обещают нам понятную, прозрачную политику, а не нынешнее обращение с народом, как с дитём неразумным. Им, грамотным и продвинутым «Пиратам», любые сказки не напоёшь. Они пришли, что бы открыть глаза народу и проконтролировать государство.

Пока пиратская партийная программа откровенно скудна, выражает желание молодых людей жить по своему усмотрению без какой-либо формы социального контроля, получая от нелюбимого им государства гарантированный и «достойный» прожиточный минимум вкупе с бесплатным образованием. «Пираты» ещё не задались скучным и неприятным вопросом, где и у кого взять деньги для удовлетворения всех их требований и потребностей? Пока им не приходит в голову, что этот кто-то может и возражать.

Появление новой, сразу ставшей популярной партии маркирует смену поколений и потрясает закостеневшие и закосневшие этаблированные партии с их погрязшими в кулуарных заседаниях, сильно постаревшими руководителями, не могущими даже выговорить слово «Whistleblower». И это хорошо.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!