Наши выросшие дочки и… «повзрослевшие» мамы

Автор:

В номере: 2011

Когда-нибудь мать замечает, что ее дочь уже далеко не ребенок, а взрослая девушка. Дочь расцветает, а мать – увы…  Дочь начинает сексуальную жизнь, а у матери трудности с поиском партнера. К сожалению, порой, начинается скрытая борьба со своим собственным ребенком, на которую толкает подсознательная зависть.

Без материнской любви…

«Не забуду момент, когда мама нашла у меня противозачаточные таблетки, — вспоминает Катрин, — она яростно кричала: «Проститутка, распутница!». Я испугалась, чувствовала себя грязной, униженной. Нелепость в том, что я не девочка – мне уже 23. Не могла понять ее озлобленность, лучше бы похвалила меня за осторожность. После этого началась настоящая слежка, проверка, вмешательство в мои дела. Я не могла сидеть с другом в машине у дома, не могла спокойно говорить по телефону или осмелиться кого-то привести домой. Она не только не поддерживала меня — стала прямым врагом. Я не понимала, что с ней происходит. Но вот я стала достаточно зарабатывать, стала жить самостоятельно. В каком-то смысле я жалела свою мать: она перестала следить за собой, много и вкусно ела, сильно располнев. Кроме работы и дома ей нечем было себя занять. Я училась в университете, работала в престижной фирме, было много друзей, ходила в спортзал, часто путешествовала. Несмотря на мои успехи, мать постоянно унижала меня, часто повторяя, что я неумная и неспособная, какой себя считаю. В 65 лет, когда мама серьезно заболела, мы впервые за много лет сблизились, и наши разговоры стали  удивительно искренними. Оказывается, долгие годы мои родители жили вместе по привычке, матери не хватало смелости уйти, она всегда страдала от отсутствия мужской ласки и нежности и в то время, как я наслаждалась жизнью – она тихо увядала. Она призналась, что завидовала моей смелости. После многих лет, когда я считала себя плохой дочерью, наконец, почувствовала облегчение».

Отношения матери и дочери основываются на солидарности, а пол, внешнее сходство, общие увлечения создают между ними особую связь. У матерей склонность проецировать на дочерей свои мечты, свой жизненный опыт или даже проблемы.

Матери иногда склонны воспринимать дочерей как угрозу своему статусу в семье. Вот вполне характерный пример, как лакмусовая бумажка,  свидетельствующий о многих семейных ситуациях.

Двое поженились совсем юными. Он делал карьеру, она сидела дома, хозяйствовала, воспитывала дочь, абсолютно отсутствовало желание хоть слегка приподняться над бытом.  Постепенно ее интересы стали ограничиваться только им и отношения с мужем стали рутинными и скучными. Зато с дочерью отца связывала нежнейшая дружба.

Женщина молча наблюдала, как дочь занимает ее место в жизни мужа, и переполнялась безотчетной ненавистью. В результате мать отдалилась от дочери. Дочь стала взрослой. Она высоко ценит отца и презирает мать, считая ее неудачницей, боясь стать такой же, как она. Однако при общении с дочерью можно заметить разительный контраст между ее умом и характером. Девушка отлично училась и, судя по всему, должна была достичь больших успехов, однако общаться с ней было не очень приятно. Она отличалась категоричностью в суждениях, хитростью и злопамятностью. Привыкнув лавировать между отцом и матерью, она строила отношения с другими людьми на манипуляциях. В итоге у нее не было ни друзей, ни постоянного партнера. Суть проблемы в том, что дочь росла без материнской любви.

Зависть возникает тогда, когда мы видим у других нечто, что нам самим хотелось бы иметь. Мать может начать завидовать дочери, когда та еще совсем мала. Некоторые отцы так обожают своих дочек, что готовы сделать для них все – даже то, что не намерены делать для жены. Такой отец часами играет с дочкой, но не готов помогать жене по хозяйству, он везет дочь в зоопарк, оставляя жену с новорожденным сыном. Он покупает девочке подарки и делает сюрпризы. Что остается матери, лишенной этих проявлений любви? Тихо завидовать! Вначале зависть действительно «ведет себя тихо», скрытно и ничем не проявляется. Но однажды наступает день, когда это чувство прорывается наружу.

«Странная мама»

«Критический» возраст для женщины – 45-48 лет. Переступая этот порог, она зачастую теряет уверенность в себе. Она держится за свою работу, даже если недовольна условиями труда, боясь, что на другую работу уже не возьмут. Ей кажется, что недостаточно ценится ее профессиональный опыт и ей предпочтут более молодых. Некоторые женщины в этом возрасте отчаянно хотят вернуть молодость. Они делают пластические операции, носят подростковую одежду, аксессуары и подражают своим дочерям. Если бы такая мама, вместо того, чтобы разглаживать морщины, позаботилась об авторитете мудрой женщины, дочь многое почерпнула бы из общения с ней. Молодящаяся мать, чаще всего, никакого уважения у своего ребенка не вызывает. Наоборот, некоторые девочки испытывают стыд, появляясь на людях вместе со «странной мамой».

Чаще всего отношения со взрослеющей дочерью портятся у тех женщин, которые всю жизнь считали своим главным достоянием красоту, посвящая все время уходу за собой и беготней за модной одеждой. Для тех, кто до 40 учился, работал, находил для себя интересные дела, занятия внешностью не является определяющим фактором. Такие женщины если и завидуют дочерям, то не агрессивно. Они уходят от неприятных ощущений, говоря себе: «Я тоже была молодой и красивой. Да, моя дочь сегодня привлекательнее меня, но я умнее, счастливее, самостоятельнее и увереннее в себе».

Зависть может вызвать и сексуальность дочери. Рвущаяся наружу чувственность, легкое отношение к смене сексуальных партнеров, влюбленности и расставания – все это больно ранит зрелую женщину, особенно если она сама одинока или недовольна своей сексуальной жизнью.

Но, тут многое зависит от того, какую роль в ее жизни играла эмоциональная сфера.  Та, для которой эмоции и в молодости не имели большого значения, найдет удовлетворение в комфорте, семейном покое или отыщет для себя какое-нибудь хобби, занятие. Такая мама будет сочувствовать дочери, а та – делиться с ней своими проблемами. Зачастую в жизни одиноких матерей существует опасение приглашать домой мужчин, из-за боязни их ухаживаний за дочерью. Такая мать непременно начнет делать дочке замечания при постороннем, подсознательно желая унизить потенциальную соперницу.

Жертвы противоречивых чувств

Но есть еще одна сторона этой проблемы: повзрослевшие дочери, у которых красивые, ухоженные и эффектные матери, также боятся приводить домой своих партнеров. Жизненная ситуация сегодняшнего дня: красавице маме — 38, дочери -19. Она два месяца встречалась с 35-летним мужчиной, затем привела его домой. Между ним и матерью буквально искра пробежала, люди потянулись друг к другу, почувствовали, что не могут противиться эмоциям. У дочери — жесткая стрессовая реакция.

Только после ряда консультаций и убеждений ее в том, что у матери это любовь и эти люди не могут один без другого, после определенного тренинга дочь пришла в себя. Сейчас она живет отдельно, нормально общается с матерью и ее новым гражданским мужем.

Когда между матерью и дочерью начинается соревнование, победа чаще всего остается за взрослой женщиной. Ведь у нее есть преимущество – авторитет и власть. Мать может запретить дочери те или иные абсолютно невинные поступки, ограничить ее во многих  желаниях, что, в конечном счете, буквально подрывает авторитет матери.  «Плохие» дочки чувствуют, что мать завидует им, и вступают в борьбу. «Хорошие» — хотят сохранить добрые отношения и подсознательно поступают так, чтобы не возникло поводов для зависти.

Нередко бывает, что у красивой, стройной и ухоженной женщины растет толстая и неуклюжая дочь. Как бы мама ни указывала ей на неряшливость, неумеренность в еде, девочка поступает по-своему. С одной стороны — это протест против слишком большого внимания, которое мать уделяет внешности. С другой — дочь подсознательно понимает, что матери очень важно то, как она сама выглядит, поэтому просто дает ей возможность выиграть в этом соревновании.

Красивая, хорошо одетая женщина, придя на консультацию с дочерью-подростком, пожаловалась, что девочка отказывается следить за собой, не хочет носить красивую одежду, не любит гигиену, из-за чего они постоянно ссорятся. Дочь действительно выглядела плохо: полная, растрепанная девушка в бесформенной не очень свежей майке. Из беседы стало ясно, что ее мать сама была в юности очень полной и страдала от этого, поэтому постоянно твердит дочке, что нужно меньше есть. Но при этом готовит разные вкусные блюда, и все время подсовывает дочери всякие лакомства. Было очевидно, на самом деле мать не хочет, чтобы девочка стала стройной, чтобы на нее обращали внимание, — она желает, чтобы дочь повторила ее судьбу.

Многие матери пытаются компенсировать свое несчастливое детство за счет дочерей. Такая женщина вроде бы и хочет дать дочери то, что она сама недополучила, но при этом – парадокс! – завидует ей. Глубоко внутри мать чувствует себя забытой, обиженной маленькой девочкой. Отнюдь не случайна фраза из уст матерей: «Я завидую своей дочери, потому что у нее есть мама, которой у меня не было».

Матери не раз подумают, прежде чем купить себе туфли за 50 евро, зато с легкостью выложат 70-80 евро на обувь для дочери, разбиваясь в лепешку ради своей девочки, превращая ее в избалованную принцессу. При этом они могут сердиться на дочь за то, что ей все достается легко. На самом деле этот гнев – просто зависть к тому, что дочь может позволить себе многое, а мать – нет. Мама сердится на дочку за то, что  та позволяет себе иногда прогуливать уроки, в то время как мать не решается попросить выходной на работе. Такие матери с годами становятся слишком придирчивыми к своим дочерям.

Чем выше у человека самооценка, тем меньше он пытается соревноваться с собственным ребенком. Люди самодостаточные  довольны тем, что имеют, они не страдают из-за недостижимого. Матерям необходимо понять, что не в их власти снова стать восемнадцатилетними, стройными девочками, зато в их силах быть счастливыми и довольными 40-50-летними женщинами.

Увы, такова жизнь, дочь начинает расцветать, когда красота матерей начинает увядать. И женщина должна понимать это, тогда она не станет жертвой противоречивых чувств. Подрастающие девочки нуждаются в маминой помощи и поддержке, особенно в маминой доверительности  — это укрепляет их самооценку и развивает эмоциональную сферу.

Любая мать должна помнить, что ее поведение и поступки имеют огромное влияние на дочь. Отношение матери к себе самой – это, в сущности, главное наследство, которое остается дочерям. Если женщина стыдится себя и жалуется, что ощущает себя ненужной и никчемной, то именно так, скорее всего, ее дочь будет относиться к себе в будущем. Если же мать будет довольна тем, что имеет, и будет ухаживать за собой во всех смыслах этого слова, дочь тоже станет настоящей женщиной и цельной личностью. В любом случае в основе всех нюансов между матерью и дочерью должно лежать постоянное доверительное общение – только оно может сгладить непонимание, невосприятие друг друга и разумно разрешить практически все конфликты.

Вслед за психологами мы должны понимать, что зависть, во всех ее проявлениях, — естественное чувство, в этом нужно признаться и научиться справляться с ним. Даже если мама немного завидует дочери, но также и радуется за нее, любит и ценит, ибо, никуда от этого не деться, пока живы наши родители, мы продолжаем  быть детьми.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!