Страсти по стенам

Автор:

В номере: 2011

50-я годовщина сооружения Берлинской стены

Всю свою долгую историю человечество возводило стены, чтобы защитить себя от непрошеных гостей. Вот только самые большие: Великая Китайская стена (3 век до н.э. – 17 век н.э., 8851 км), стена между Марокко и Алжиром (1980 г., 2500 км) — для защиты от алжирских партизан, стена между Саудовской Аравией и Ираком (2006 г., 800 км) — против иракских террористов. Даже всемирный оплот демократии — США строят на границе с Мексикой стену длиной 1125 км для защиты от нелегальных мигрантов. В этом долгом списке Берлинская стена длиной всего 160 км особая, она была построена для защиты не от врагов внешних, а от «врагов внутренних» — собственных граждан, тысячами бежавших на Запад из «социалистического рая», и выполняла функцию чисто лагерную. Да и лексика тогда была тоже лагерная: социалистический лагерь, капиталистический лагерь.

Возведение стены

За период с сентября 1949 по август 1961  в ФРГ бежали  2,7 млн. (16%) граждан ГДР, в среднем до 2000 в день. Это были, в основном, молодые люди и высококвалифицированные специалисты. Экономике и политическому имиджу ГДР грозил коллапс. И тогда руководство ГДР, естественно, с согласия «старшего брата», решило пойти на крайнюю меру. 13 августа 1961 г., практически за одну ночь (мне рассказывали об этом мои сослуживцы, бывшие свидетелями этой драмы) Берлин был разрезан бетонными плитами вдоль границы советского сектора прямо по живому: местами стена проходила прямо по стенам домов, окна и двери в которых замуровывались.

За спиной мобилизованных строителей стояли советские танки. Американцы тоже подогнали свои танки к границе, но на дальнейшие действия так и не решились. 17 млн. восточных немцев были заперты в социалистическом лагере и расценили установку стены как оскорбление и унижение, особенно те, кто имел родственников и друзей в Западной Германии.  А вот первый секретарь ЦК СЕПГ и Председатель Государственного Совета ГДР В. Ульбрихт назвал 13 августа 1961 г. «вторым днем рождения ГДР».

Я видел эту стену с телебашни на Александерплац в 1984 г. Больше всего меня поразило огромное пустое простреливаемое пространство в самом центре Берлина перед Бранденбургскими воротами, где проходила тогда стена, и где сегодня находится роскошная Потсдамерплатц.

На всём протяжении граница  между ГДР и ФРГ (1378 км) была оснащена электротоковыми заграждениями, колючей проволокой, бетонными плитами, сторожевыми вышками, минными полями и автоматическими скорострельными установками.

Границу охраняли солдаты армии ГДР и переодетые в армейскую форму сотрудники Штази (StaSiMinisterium fuer Staatssicherheit), задачей которых было не только пресечение побегов граждан, но и слежка за самими пограничниками, т.к. побеги и среди них были не редкостью. Уголовное законодательство обязывало коллег и родственников беглецов доносить под угрозой наказания за соучастие. При этом  для соучастников речь шла об их профессиональном будущем, будущем их детей, шансов на выживание и привилегий всех родственников. Страх придавал прочность системе власти СЕПГ. Всё как у нас!

Побеги на Запад

Бетонная стена высотой в 3,6 метра и 302 наблюдательные вышки остановили реальную массовую эмиграцию в ФРГ, но Ossi продолжали массово эмигрировать виртуально. В 1984 г., будучи в командировке в горной академии г. Freiberg (ГДР),  я обратил внимание на то, что телевизионные антенны на всех домах были направлены не в сторону ближайшего ретранслятора в Дрездене, а в сторону довольно далёкого Берлина. На мой вопрос опекавший меня сотрудник пояснил, что такие антенны принимают передачи из Западного Берлина. Это была ежевечерняя «телевизионная» эмиграция большинства граждан ГДР.

Продолжались и отдельные побеги. До 1989 года попытку нелегально покинуть свою страну совершили примерно 95 тысяч граждан ГДР, удалось это после тщательной подготовки и с риском для жизни более 5 тысячам.

Поражает фантазия беглецов: они прятались в специально встроенные в автомобили тайники, музыкальные колонки, пересекали границу по тайно прорытому туннелю, на воздушных шарах, самодельных  вертолётах и дельтапланах.

Более тысячи человек, в том числе женщин и детей, было застрелено или подорвалось на минах, а остальные  получили сроки от 2 до 8 лет. Нас, конечно, этими цифрами не удивишь: у нас счёт жертвам режима шёл на миллионы, но для Запада и тысяча невинно убиенных – это шок.

Первой жертвой Берлинской стены стала женщина, выпрыгнувшая 22 августа 1961 года из окна восточногерманского дома на другую сторону улицы, относящуюся к западной части города и  разбившаяся насмерть, а первое убийство было совершено уже в том же 1961 г., когда был застрелен беглец, пытавшийся переплыть границу по реке Шпрее. Последний был убит 6 февраля 1989 года, за десять месяцев до падения стены.

За преступный приказ стрелять по живым мишеням верхушка правящей партии СЕПГ наказания так и не понесла: документальных подтверждений такого приказа не нашли. Но поверить в то, что пограничники действовали по собственной инициативе, а руководство партии, которая управляла всем и вся в ГДР, не знало о массовых убийствах невинных людей солдатами Штази, может только человек, регулярно смотрящий передачи типа «Поле чудес».

Побеги на Восток

Но были и другие перебежчики. С 1961 по 1989 год с Запада на Восток пытались перебраться через стену 410 человек. С западной стороны подняться на гребень стены было легко с помощью лестницы. Юридически стены как бы не существовало, и охраны у нее с западной стороны не было, поскольку ФРГ не признавала законность создания ГДР. Многие перебирались через стену в состоянии алкогольного опьянения, на спор – ящик пива. Веселое развлечение иногда заканчивалось драматично: семеро удальцов погибли.

22 июня 1976 года 25-летний рабочий Удо Кюрсген (Udo Cürsgen) спрыгнул с 3,6-метровой стены на территорию ГДР. Причиной была любовь. Невеста Кюрсгена жила в Восточном Берлине, а власти ГДР не разрешали ей выехать за границу для заключения брака.  Влюбленного, конечно, тотчас  выслали назад, но о  нем написали газеты, поднялся шум. И долгожданную визу невесте пришлось-таки дать.

Одним из самых экстравагантных нарушителей границы был 68-летний американец Джон Раннингс (John Runnings). В 1986 году он несколько месяцев подряд залезал на стену и разгуливал по ней. Как только к нему приближались пограничники, он спрыгивал на западную сторону. Сотрудников штази это доводило до белого каления, но стрелять по американцу, о котором писали все газеты, они не решались. Наконец, застав однажды Раннингса врасплох,  они его схватили и переправили самолетом в США.

Почему Ossi бежали на Запад?

Теперь, находясь в ФРГ, я, конечно, знаю ответ на этот вопрос: свобода, высокие жизненныё стандарты, уважение государством достоинства гражданина. Но тогда мне было удивительно, почему люди бегут из страны, которая для нас, советских людей, была социалистическим раем. Посудите сами: зарплата втрое выше, чем в СССР, отсутствие дефицита продуктов и промтоваров и очередей за ними, возможность купить, хоть и по высокой цене, качественные западные вещи в специальных магазинах, баснословно дешёвые (дотированные государством) детские вещи. Какой радостью у нас было достать (слово- то какое, ни в каком другом языке не встречающееся!) мебельный  гарнитур, костюм или обувь производства ГДР. Или женские колготки с изображением обнажённых красоток? А каким удовольствием было пить немецкое пиво! И передачи «из-за бугра» у них не глушили. А безвизовое свободное (беспарткомовское) посещение соцстран, — для нас это было верхом мечтаний!

Я помню, как оформлялась моя первая командировка в ГДР: меня, беспартийного, обсуждали сначала на кафедре, потом на парткоме института и на коллегии министерства, а затем следовала проверка моей благонадёжности в КГБ. И только после этой процедуры я смог получить загранпаспорт с пометкой о разрешении выезда за границу! Но разрешение на печатание визитных карточек так и не дали: это была прерогатива только обкомовских работников. А для моих гэдэровсих коллег не надо было даже разрешения ректора института, достаточно было просто уведомить его о командировке.

Казалось бы, что ещё нужно для полного счастья?  Оказывается, нужно много: у нас и Ossi  были разные эталоны для сравнения: у нас – ГДР, а у них — ФРГ.

Падение стены

Стена, 28 лет разделявшая Германию и Европу, рухнула не в одночасье. Началом «падения» можно считать 2 мая 1989 года — день, когда Венгрия открыла границу с Австрией, и число граждан ГДР, решивших «провести отпуск в Венгрии», стремительно увеличилось: Венгрия стала тем «окном», через которое теперь можно было без риска для жизни уйти на Запад.

Конец наступил 9 ноября 1989, когда член Политбюро СЕПГ Гюнтер Шабовский объявил на пресс-конференции, что гражданам ГДР будет разрешено выезжать за границу без каких-либо условий. Узнав об этом, наш великий Слава Ростропович немедленно перелетел  через океан  в Берлин и сыграл на виолончели возле Берлинской стены, чтобы остановить мгновение свободы вечной музыкой Баха.

После открытия границы стену начали разбирать по кускам. Сегодня оставшиеся участки стены считаются историческими памятниками и находятся под охраной государства. На одном из них изображены два символа ГДР: автомобиль «Трабант» и слившиеся в братском страстном поцелуе Хонеккер и Брежнев.

Берлин сегодня

Стена исчезла, но созданный за 40 лет гэдэровский «гомо советикус» остался. Эта ситуация точно показана в фильме «Кролик по-берлински». Колония кроликов живёт на лужайке между Восточным и Западным Берлином, на месте нынешней Постдамерплац. Живёт неплохо: не нужно заботиться о корме, можно спокойно резвиться (в заданных Берлинской стеной границах), стена защищает их от враждебного мира.

Когда стена рухнула, они вдруг оказались посреди шумного города, беспомощные и не готовые к новым реалиям. Вот такая прозрачная метафора, отражающая сегодняшнее состояние многих жителей бывшей ГДР.

Новый мемориальный комплекс Берлинской стены на Бернауэрштрассе должен быть завершен к 13 августа 2011 года — 50-летнему юбилею возведения стены. Именно эта улица считается символом насильственного разъединения немецких семей, поскольку стена делила ее надвое: дома относились к восточной части города, а тротуар — к западной.

Эпилог автора

Сегодня эстафету стены, как средства против побегов своих граждан из северокорейского «рая», подхватил «любимый вождь» тов. Ким Чен Ир. По его приказу вдоль реки Ялуцзян на границе с Китаем возводятся заграждения из колючей проволоки. Я не знаю, как на корейском языке звучит немецкое слово Schiessbefehl (приказ стрелять на поражение), но уверен, что и этот опыт тов. Ким Чен Ир у тов. Хонеккера позаимствует.

Человечество строило и строит стены не только на земле, но и в собственном сознании – стены религиозные, идеологические, национальные. Эти стены сегодня, в век интернета и телевидения, с помощью которых политики манипулируют общественным сознанием, очень легко создать, но чрезвычайно трудно разрушить.

«Железный занавес» между Востоком и Западом упал в 1985 г., но вместо него тотчас была сооружена «Шенгенская визовая стена». Золотое правило нравственности всех мировых религий: «Не делай ближнему своему ничего из того, что ты не желаешь для себя» — и сегодня остаётся недостижимым идеалом.

Оставим политикам их разборки. У них своя компания, у нас – своя. Предлагаю всем нам, уважаемые читатели, просто вспомнить в эту печальную годовщину всех невинно убиенных, и не только тысячу восточных немцев, но и миллионы наших соотечественников – жертв берлинской стены и «железного занавеса». И помолиться Богу (каждый своему), чтобы эти страшные времена уже никогда в наших странах не повторились.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!