Сергей Станкевич: «Путч 1991-го года мог победить только как внезапный «Блицкриг»

Автор:

В номере: 2011

Эксклюзивное интервью журналу «Neue Zeiten»

В августе этого года исполняется 20 лет событиям, которые в истории получили название «Августовский путч 1991-го года». Последствия этих трёх дней хорошо известны: они подтолкнули СССР к распаду и появлению на политической карте мира новых независимых стран, ранее входивших в состав Советского Союза. Жаркие дискуссии по поводу оценки и интерпретации августовского путча продолжаются до сих пор. Наш корреспондент попросил рассказать о тех памятных и драматических событиях Сергея Станкевича, входившего в то время в «ближний круг» президента России Бориса Ельцина и находившегося в самой гуще всего происходящего.

Три дня, которые потрясли мир

— Уважаемый Сергей Борисович! 20 лет для истории – небольшой срок, но вполне достаточный для осознания тех или иных событий. Какие были причины и предпосылки путча 1991-го года?

С 1985 по 1991 годы в СССР происходила «перестройка»: группа коммунистов-реформаторов во главе с Михаилом Горбачёвым пыталась немного модернизировать зашедшую в тупик советскую систему, не меняя её основ и сохраняясь у власти. Замысел не сработал: система оказалась не реформируемой, а народ не пожелал сохранять советскую власть. Допустив полусвободные  выборы и формирование демократической  оппозиции во главе с Борисом  Ельциным, коммунисты потеряли контроль за ходом событий. В 1991 году столкновение двух лагерей – коммунистической бюрократии и демократического движения – стало неизбежным. Пытаясь сыграть на опережение, верхушка КПСС в августе 1991 года устроила путч, после провала которого страна развалилась, а Россия сорвалась в революцию.

— Вы сможете схематично восстановить хронологию тех трёх августовских дней, которые в буквальном смысле потрясли весь мир?

20-е августа прошло  в манёврах: каждая сторона стремилась  мобилизовать себе максимальную поддержку в регионах и в силовых структурах. Одновременно  шло пропагандистское сражение. В ночь на 21-е августа  у самозваной хунты оставался  последний шанс – штурмом захватить  «Белый дом» и подавить сопротивление сторонников российского президента. Была сформирована ударная группа из войск МВД, десантных частей и спецназа КГБ, утверждён план операции. Боевые подразделения заняли позиции и прождали до утра, но приказ на штурм так и не поступил. 21-го августа начался  вывод войск из Москвы. Главари  ГКЧП вылетели в Крым к интернированному там Горбачёву. Вечером их арестовали. 22-го августа по  требованию народа, собравшегося  в центре Москвы у здания КГБ, был демонтирован памятник  Дзержинскому. Одновременно было  закрыто и опечатано здание ЦК КПСС на Старой площади. Революция победила!

— Был ли у путчистов хоть малейший шанс на победу? Если да или нет, то почему?

— Путч 1991-го года мог победить только как внезапный «блицкриг». Не сумев (точнее, не решившись) 19-го августа сразу же арестовать Ельцина и его ближайшее окружение, допустив создание цитадели защитников демократии в «Белом доме», путчисты попали в западню. Каждый час промедления приближал заговорщиков к гибели.

В 1992 году начался суд над КПСС, но он не был доведен до логического завершения. Что помешало этому?

Суд над КПСС был плохо подготовлен и ещё хуже проведён. Инициатива, принадлежавшая самому Ельцину, являлась ошибочной. Надо было осудить массовые политические репрессии и объявить их преступлением против человечности. Соответствующую декларацию мог бы утвердить российский парламент, а в 1993 году её можно было бы дополнительно подтвердить на референдуме вместе с Конституцией РФ. Это был бы сильнейший политический акт. Увы, президент Ельцин к советам по данному поводу не прислушался.

— 23-го февраля 1994 года фракция КПРФ проголосовала за амнистию членов ГКЧП, в результате чего путчисты были амнистированы. В этом была историческая необходимость?

Амнистия членам ГКЧП в 1994 г. – оправданный и правильный шаг. Нельзя было начинать новый этап гражданской войны между «белыми» и «красными».  Это было бы хождение по порочному кровавому кругу. Можно сказать, что определённый успех был достигнут: коммунисты сосредоточились на парламентской работе и стали яростными «защитниками демократии», чего невозможно было представить во времена СССР.

Был ли другой сценарий?

— Всем известны последствия августовского путча: он ускорил развал СССР. Как Вы считаете, был ли иной сценарий развития событий? Можно ли было, например, создать союзное федеративное государство, которое существует в Германии?

Если бы советские номенклатурные реакционеры не затеяли путч 19-го августа 1991 года, то с 20-го августа начался бы переход к новому Союзу в составе 9 республик: Белоруссии, Казахстана, РСФСР, Таджикистана, Узбекистана, Армении, Киргизии, Украины и Туркмении. У этого добровольного Союза была бы единая валюта, общие парламент и президент, единая внешняя политика и армия. И новая союзная Конституция. Чем плохое государство? Гораздо более интегрированное, чем нынешний Евросоюз. Почему коммунистические боссы решили любой ценой сорвать переход к обновлённому Союзу? Причина очевидна: в новой стране для них не оставалось места у власти. А за предыдущие «подвиги», вполне вероятно, пришлось бы отвечать.

— Немаловажную роль в ходе дальнейших событий сыграла конфронтация и личная обоюдная неприязнь между Горбачёвым и Ельциным. Они могли прийти к компромиссу?

Личный конфликт между Ельциным и Горбачёвым сыграл в истории распада СССР поистине роковую роль. Пытаясь остановить Ельцина, Горбачёв поощрял автономии в составе России к бунту против российского правительства. Стремясь поскорее «снять со своей шеи» Горбачёва, Ельцин форсировал перехват «союзной» собственности и полномочий. Используя конфликт между руководством России и союзным центром, вожди бывших советских республик спешили как можно больше обособиться от Кремля, но как можно дольше использовать его ресурсы. Объединив усилия, Горбачёв и Ельцин могли бы сделать много конструктивного и полезного, а порознь – только то, что сделали!

— Каковы, на Ваш взгляд, основные уроки августовского путча 91-го года?

Уроки августа 1991-го года, пожалуй, таковы: никогда не ввязывайтесь в генеральное политическое сражение без решимости победить (это урок для организаторов провального переворота).

— И последний вопрос: насколько уместны параллели между событиями августа 91-го года и октября 93-го?

Одержать победу в революции бывает проще, чем  использовать её плоды для создания эффективной государственной системы, способной к саморазвитию (это урок для победившей команды президента Ельцина).

Краткая биография Сергея Станкевича:

Сергей Борисович Станкевич (род. 25 февраля 1954 года в г. Щёлково, Московская область) — российский политик.

В 1977 году окончил Исторический факультет Московского педагогического института им. Ленина. До 1990 года работал старшим научным сотрудником в Институте Мировой Истории АН СССР. В 1987-1990 годах — член КПСС. В 1988-1989 годах был одним из лидеров Московского народного фронта.

С апреля 1989 года по январь 1992 года — народный депутат СССР, член Верховного Совета СССР. Работал в комитете по законодательству Верховного Совета. Входил в Межрегиональную депутатскую группу.

С марта 1990 года — депутат Моссовета, первый заместитель председателя Моссовета. Весной 1991 года входил в предвыборный штаб кандидата в президенты РСФСР Б. Ельцина. Во время путча ГКЧП 19-21 августа 1991 года входил в ближайшее окружение президента России Бориса Ельцина, организовавшего сопротивление путчистам. 22 августа 1991 г. по решению Моссовета руководил демонтажом памятника Феликсу Дзержинскому на Лубянской площади в Москве (тогда площади Дзержинского), занимался выселением аппарата ЦК КПСС из здания на Старой площади.

В 1991-93 годах — руководитель Российского общественно-политического центра.

С июня 1991 года по февраль 1992 года – государственный советник РСФСР по взаимодействию с общественными объединениями. С февраля 1992 года по май 1992 года — государственный советник Российской Федерации по политическим вопросам. С мая 1992 года по декабрь 1993 года – советник президента России. Курировал отношения с партиями, профсоюзами, общественными организациями как внутри России, так и в ближнем зарубежье.

С сентября 1992 года по декабрь 1993 года – советник президента России по политическим вопросам. С декабря 1993 года по декабрь 1995 года – депутат Государственной Думы РФ 1-го созыва. Избран по федеральному списку Партии российского единства и согласия, входил во фракцию партии.

В апреле 1995 года Генеральная прокуратура сделала запрос в Госдуму о привлечении депутата Станкевича к уголовной ответственности за получение взятки. Госдума ответила отказом. В ноябре 1995 г. вместе с семьёй покинул Россию. Проживал недолго в США, а затем в Польше. Занялся бизнесом. 27 февраля 1996 года московская прокуратура выдала санкцию на арест Сергея Станкевича. Он был объявлен в международный розыск.

В 1997 году задержан польскими властями, провел около месяца за решеткой. В защиту Станкевича выступили видные польские политики и публицисты. Польский суд в марте 1998 года отказал в экстрадиции его в Россию. В январе 1999 года получил от польских властей статус политического эмигранта, обеспечивающий ему свободное пребывание в Польше.

27 ноября 1999 года все обвинения против Станкевича были сняты, и вскоре он вернулся в Россию. В конце 2000 года на IX конференции Федеральной партии «Демократическая Россия» был избран председателем партии.

В мае 2001 года избран членом политсовета СПС.

За комментариями мы также обратились к одному из непосредственных участников тех событий – Анатолию Ивановичу Лукьянову, который в то время занимал третий пост в Советском Союзе и являлся Председателем Верховного Совета СССР. Он имеет абсолютно противоположное мнение по поводу тех же событий и их оценки в современной истории:

— К событиям 20-летней давности я сегодня отношусь так же, как и тогда. Я не мог принимать участие в работе ГКЧП, поскольку я был председателем парламента и никакого отношения к этому комитету не имел. Этот комитет был образован Горбачёвым 28-го апреля 1991-го года – задолго до августовских событий. Он так и назывался: Государственный комитет по чрезвычайному положению. По закону я имел право созвать Верховный Совет только через семь дней и строго исполнял этот закон. Я поставил вопрос перед Президиумом Верховного Совета, чтобы созвать Совет 23-го августа, – раньше не получалось – это была огромная страна, но Президиум Верховного Совета оставил в силе 27-е августа.

Я сразу же сказал властям, что не буду вообще с ними разговаривать до тех пор, пока они мне не предъявят хотя бы одну статью или строчку закона, где бы я отступил от закона, но несмотря на это, я был арестован и предстал перед судом. События августа 1991-го года были использованы враждебными силами, в том числе и окружением Горбачёва, для того, чтобы двигаться к распаду СССР: речь шла о замене союзного государства на конфедерацию, а затем и о его распаде. Это не был переворот, потому что, прежде всего, это не являлось заговором.

Где Вы видели заговор, чтобы люди поехали к президенту, против которого, якобы, этот заговор осуществляется? Такого заговора в истории нет! Путч – это ситуация, при которой ломаются все государственные органы, а здесь ничего сломано не было и всё работало! А самый настоящий переворот был осуществлён потом – антикоммунистический и антисоветский. При настоящем перевороте меняется государственный строй, а здесь ГКЧП как раз стоял на защите строя!

Краткая биография Анатолия Лукьянова:

Анатолий Иванович Лукьянов (род. 7 мая 1930) – советский и российский государственный деятель.

Доктор юридических наук, профессор кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

В 1990-1991 гг. — председатель Верховного Совета СССР.

Привлекался к уголовной ответственности по делу о ГКЧП. Депутат Государственной думы с 1993 по 2003 гг. от КПРФ.

Жена — Людмила Дмитриевна Лукьянова, профессор, доктор биологических наук, член-корреспондент Академии медицинских наук.

Дочь — Елена Анатольевна Лукьянова, профессор юридического факультета МГУ, доктор юридических наук, член Общественной палаты.

P.S. Мы осознанно дали возможность высказаться двум противоположным сторонам и идеологическим противникам, которые до сих пор находятся по разные стороны «баррикад». Истина, как известно, лежит посередине, поэтому наши читатели смогут самостоятельно, без подсказок, сформировать собственную позицию относительно августовских событий двадцатилетней давности.

Редакция „NZ“

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!