Джордано Бруно – гражданин вселенной

Автор:

В номере: 2011

Это имя я узнал на уроке астрономии. «Проходили», что Джордано Бруно выступал против официальной религиозной догмы устройства мира, за что его сожгли. И было это давным-давно, и всё быльём поросло. И вдруг узнаю, что Бруно одно время пребывал во Франкфурте-на-Майне и в здании, где я часто бываю, где он жил, а, значит,  ступаю по тем же плитам, что и он. Был поражен такой связью времен. А тут ещё (по закону парных чисел) получил сообщение о предстоящей лекции об этом борце за свои идеи. Конечно, семейный поход, перелистывание папок в городском архиве и, как результат, спешу поделиться  (к сожалению, кратко) некоторыми сведениями по этой теме.

Философ астрономии

Джордано Бруно не был астрономом, не вёл наблюдения светил, не занимался вычислениями их движения. Тем не менее, на основе философских рассуждений он развил теорию Коперника о гелиоцентрическом строении мира, предвосхитив современное учение о Вселенной.

До Коперника, в тёмном средневековье, царило представление об устройстве мира, данное Аристотелем и Птолемеем. Согласно их учению, мир таков: в центре Земля, вокруг которой вращаются Солнце, Луна, другие спутники и звёзды. При этом Земля помещалась в центре сферы, то есть огромного шара, который состоял из нескольких твёрдых прозрачных поверхностей, вставленных одна в другую. По каждой из них движется одно из небесных тел – Солнце и планеты. А  последняя «небесная твердь» — сфера неподвижных  звёзд. И далее – Божье царство, рай для праведников. Потому отрицание  Аристотелево-Птолемеевой системы было равносильно посягательству на учение христианской церкви о Боге и рае.

Коперник нарушил эту стройную систему утверждением, что Земля вращается вокруг Солнца. Но не затронул существование конечной  сферы неподвижных звёзд. Джордано Бруно пошёл дальше. Чисто дедуктивным путём, не имея фактических доказательств, он пришёл к заключению, что Вселенная бесконечна, что звёзды – это те же солнца, вокруг которых могут двигаться планеты, а на них существовать жизнь, что Солнце, как и Земля, вращаются вокруг своих осей. Это было неслыханным выпадом против церковных догматов. А где же рай, где Бог?

Монах-доминиканец

Родился будущий философ в 1548 году в городке Нола близь Неаполя. При рождении получил имя Филиппе. В 17-летнем возрасте стал монахом католического доминиканского монастыря, и при постриге переменил имя на Джордано (Jordanos). В монастыре Бруно с большим усердием изучал древнюю и новейшую философию, приобрёл разносторонние знания. Здесь сложилось его независимое от церкви мировоззрение.

Тогда же проявился поэтический дар Бруно. В монастыре он начал писать сонеты, создал комедию «Светильник», диалог «Ноев ковчег».

Самостоятельность суждений и действий привела к тому, что местный приор возбудил против него дело с обвинением в ереси. Было перечислено 130 пунктов отступления монаха от учения католической церкви. Не дожидаясь опасных последствий, Джордано бежал из монастыря. Было это в 1575 году.

Годы странствий

Сначала бывший доминиканец пытается обосноваться в Италии. Но не найдя себе применения в Генуе, Венеции, Турине, Бергамо, он  перебрался в Швейцарию, в Женеву. Здесь Бруно детально изучил господствующее в городе учение Кальвина и со свойственной ему прямолинейностью и остротой высказал в изданном в Женеве произведении своё несогласие с некоторыми положениями кальвинизма. За смелую книгу женевцы-кальвинисты отправили в тюрьму автора и его издателя. Первого вскоре выпустили, а второго обязали выплатить денежный штраф.

Бруно был возмущён действиями кальвинистов, которых с тех пор называл не иначе как не «реформаторами», а «деформаторами» католической церкви. Естественно, после таких событий пришлось покинуть Женеву.

Вообще характером он обладал упрямым и раздражительным, не говоря о самостоятельности мышления. Так что конфликтов пережил немало.

Дальнейший путь лежал во Францию, в Тулузу. В университете этого города освободилось место на кафедре философии. Бруно сдал экзамен на степень доктора и занял вакантную должность. В течение двух лет он читал лекции об учении Аристотеля, о душе, о других философских материях. Хроникёр того времени пишет: «Студенты университета вставали в четыре часа утра, слушали обедню, а в пять сидели уже в аудиториях с тетрадями и свечами в руках». Бруно был ярым противником Аристотеля, что означало в те времена выступление против церкви. Не скрывал он и отрицательного отношения к коллегам, не всегда добросовестным и преданным науке. В результате возникли враждебные отношения.

Бруно покинул Тулузу и отправился в Париж, где получил возможность читать лекции по философии в Сорбонне. Молва о блестящей эрудиции и великолепной памяти нового преподавателя дошла до французского короля Генриха III. Он заинтересовался талантами Бруно. Философ написал и посвятил королю книгу «Тени идей» о тайнах «Великого искусства». Так называли тогда разработанную мистиком XIII века Раймондом Луллием  методику упражнения памяти и красноречия. Луллиееву искусству Бруно посвятит ещё немало произведений.

Генрих III назначает Бруно экстраординарным профессором Сорбонны. Однако опять возникла враждебность со стороны католических профессоров, к чему добавились и междоусобицы в столице Франции, раздираемой религиозными и политическими рознями. Напомним, что это было смутное время: прошло лишь 10 лет после Варфоломеевской ночи.

Получив от короля рекомендательное письмо к французскому посланнику в Англии, Бруно оставляет Париж, и вскоре мы видим его профессором Оксфордского университета. Но и здесь беспокойный характер, страстная вера в свою правоту снискали ему врагов. Последней каплей была победа Бруно в научном публичном диспуте. В своих сочинениях философ описывает этот научный турнир, в котором победил  противника, защитника Аристотеля и Птолемея. А практическим результатом этой победы было изгнание отважного философа из Оксфорда. Но это не заставило Бруно замолчать.

Поселившись в Лондоне у своего друга и покровителя посланника де Кастельно, он пишет несколько трактатов, в которых, по принятой тогда форме поэтических диалогов, излагает своё представление об устройстве и бесконечности  Вселенной. О их содержаниях можно судить уже по  названиям: «О причине, начале всего и едином», «О бесконечном, вселенной и небесных телах». Кроме того, были изданы книги, в которых в резко саркастической форме осмеиваются папа и католицизм.

В июне 1585 года де Кастельно был отозван со своего поста. Вместе с ним Бруно возвращается в Париж. Здесь он участвовал в страстном диспуте против Аристотеля, выступая провозвестником нового учения о мироздании. Диспут, происходивший в Троицин день 1586 года, вошёл в историю как важнейшее событие, знаменующее борьбу отживающего и нового мировоззрений. Естественно, реакция профессоров Сорбонны не могла быть положительной.

Бруно из Франции направился в Германию. Сначала он посетил Майнц, Висбаден и Марбург, но нигде не нашёл применения своим силам.

Лишь в университете Виттенберга ему была предоставлена возможность читать лекции по философии, метафизике, математике, физике, а также – вспомним его увлечение – о Луллиевом искусстве. В Виттенберге Бруно издал об этом две книги, а также 120 тезисов, составлявших предмет его знаменитого диспута в Троицин день в Париже. Но через пару лет по ряду обстоятельств он покинул и Виттенберг, затем служил некоторое время в Праге и Гельмштадте.

Франкфурт-на-Майне

Наконец, Франкфурт-на-Майне, сыгравший судьбоносную роль в жизни  гениального философа. Бруно прибыл в город ярмарок и книгопечатания в конце июня 1590 года и пробыл здесь до февраля 1591 года. Цель его поездки – личное наблюдение за изданием сочинений, написанных в последнее время. Бруно выбрал издательскую фирму «Иоганн Вехель и Петр Фишер», которую ему ещё в Лондоне порекомендовал Филипп Сидней, известный политик при дворе Елизаветы I, бывавший во Франкфурте. По обычаям того времени издатель обязывался содержать автора, который корректировал свои произведения. Франкфурт был закрытым городом, поселиться здесь можно было только с разрешения городского совета.

На лекции нам показали копию договора о пребывании Бруно во Франкфурте. Интересно, что подлинник его хранится сейчас в Москве (!), в Российской государственной библиотеке (поступил из собрания А.С. Норова, библиофила-коллекционера, министра народного просвещения Российской империи). Трепетно видеть деловую бумагу 400-летней давности, собственноручную подпись легендарного Джордано Бруно. Городской совет не дал автору разрешение на проживание  в доме издателя. Бруно поселился в монастыре кармелитов, находившемся за крепостной стеной. Настоятель монастыря показал позднее на допросах инквизиции, что постоялец был человек необыкновенного ума и огромной эрудиции, проводил все дни в усиленных трудах: то писал, то размышлял над новыми сочинениями. Но не исповедовал истинную религию, был готов весь мир обратить в свою ересь, то есть, говоря современным языком, убедить в своём понимании мира.

Что же печатал философ во Франкфурте?  Здесь должны были появиться два тома его сочинений. Первый включал  трактат «О троякой наименьшей величине и об измерении», во второй вошли произведения, ставшие в истории известными под названием «Франкфуртская трилогия»: «О монаде, числе и фигуре», «О неисчислимом, бесконечном и неизобразимом, или О вселенной и мирах» и «О сочетании образов и представлений». Учением о монадах, развитым впоследствии Лейбницем, предвосхищалось нынешнее представление об атомарном строении материи. Согласно Бруно, монада – мельчайшая физическая частица, обладающая собственной психической сущностью, ощущением и волей. Из монад состоят все живые и неживые тела.

На книжные ярмарки во Франкфурт съезжались книготорговцы и учёные из европейских университетов, которые нередко тоже останавливались в кармелитском монастыре. Так Бруно познакомился с венецианским издателем Чьотто, сыгравшим трагическую роль в его жизни.

Конец пути

Из Венеции от патриция Джованни Мочениго поступило через Чьотто приглашение. Молодой человек просил Бруно обучить его Луллиеву искусству совершенствования памяти, что, как он надеялся, помогло бы  без особого усилия и труда достичь умственного превосходства над окружающими. Бруно принял приглашение, передал издателю рукописи с просьбой просмотреть корректуру и отправился в Венецию. Здесь он поселился в доме своего ученика и добросовестно обучал 34-летнего недоросля. Но способности патриция не улучшались, надежды на чудо не оправдались. Это раздражало обе стороны. Мочениго пожаловался, что Бруно учит его не всему, чему обещал, а Бруно в свою очередь резко высказал недовольство учеником и заявил, что немедленно отправляется обратно во Франкфурт. Разразился скандал.

Патриций направил донос в инквизицию, и 23 мая 1592 года  философ был арестован. Следствие в Венеции, а затем в Риме продолжалось восемь лет. Судьи пытались добиться от Бруно отречения от всех своих воззрений и убеждений. Но безрезультатно. Джордано Бруно был приговорен «к самому милосердному указанию и без пролития крови». 17 февраля 1600 года гениальный итальянский мыслитель был сожжён на костре в Риме на Площади цветов (Сampo dei Fiori).

Память

Во Франкфурте в октябре 1942 году на здании монастыря кармелитов была установлена мемориальная доска с надписью: «В память/ натурфилософу/ Джордано Бруно/ рожд. в Нола в 1548/ сожженному в Риме в 1600/ Он останавливался в этом монастыре с июля 1590 до февраля 1591». Во время бомбардировок здание было частично разрушено, доска погибла.

Установлен скульптурный памятник философу в его родном городе Ноли.

В Риме на Площади цветов, где был казнён Джордано Бруно, установлен монумент работы Этторе Феррари, одного из лучших скульпторов Италии. Памятник был открыт в 1889 году в торжественной обстановке. Здания города были украшены гирляндами цветов объединённой Италии.

У памятника разместилось множество хоров, около тысячи знамён и штандартов университетов и обществ. Шесть тысяч депутатов из разных стран мира преклонили свои знамёна перед статуей. Гениальный мыслитель изображён в полный рост. На постаменте надпись: «Джордано Бруно от столетия, которое он предвидел, на том месте, где был зажжён костёр».

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!