Разговоры ни о чем

Автор:

В номере: 2011

Ежегодно проводимые саммиты стран так называемой «Большой восьмерки» вот уже несколько лет подряд как стали терять свое былое значение. Мир меняется, и чем больше сил набирают развивающиеся и «пороговые» государства, тем менее значительные решения принимаются в рамках G8. Нынешний саммит во французском Довиле также оказался, по сути, «разговорами ни о чем».

Работа на собственный имидж

Радушный хозяин нынешнего саммита, французский президент Николя Саркози, оказался не единственным государственным лидером, пожелавшим использовать эту встречу ради улучшения собственного имиджа. Увы, но, пожалуй, ему единственному не удалось сделать это в полной мере: некоторую часть внимания журналистов и публики у хозяина Елисейского дворца отобрала… его собственная супруга Карла Бруни-Саркози. Впервые продемонстрировав публике свой уже несколько округлившийся живот, первая леди Франции с удовольствием раздавала направо и налево интервью о своей беременности, оттянув, таким образом, толику интереса пишущей братии на себя.

Впрочем, Николя Саркози также не стоит жаловаться на отсутствие ажиотажа вокруг своей персоны: выступая на заключительной пресс-конференции, он выглядел довольным и умиротворенным, что в последние месяцы с ним случается довольно редко. Подводя итоги саммита, президент Франции нашел даже слова благодарности в адрес довильской погоды: по его словам, суровая норманнская природа продемонстрировала себя лидерам «Большой восьмерки» с самой лучшей стороны – небольшими дождями, освежающими порывами ветра и великолепным закатом солнца. «В особенности Ангела Меркель, – поделился Саркози своими наблюдениями, – казалась впечатлена и обрадована этой замечательной игрой красок». По его словам, если уж Ангела Меркель улыбается, значит саммит прошел не зря.

Подобные сентенции со стороны президента Франции могут навести на мысль, что он пребывает в мире с собой и с окружающей действительностью. И в самом деле: с французской точки зрения, саммит G8 в Довиле увенчался полным успехом. Саркози воспользовался шансом в течение двух дней играть перед прессой роль, как минимум, «штурмана» западной цивилизации, близко общаясь то с Бараком Обамой, то с Дмитрием Медведевым, раздавая направо и налево ценные указания касательно мировых проблем, от кризиса до «арабской весны», от контроля над Интернетом до атомной политики. В пятницу утром он провел трехсторонние переговоры с президентами Америки и России, комментируя которые, Обама назвал его «мировым лидером» – настоящий бальзам на душу французского лидера, чей рейтинг за год до выборов упал до рекордно низких показателей.

Впрочем, поиском популярности на саммите занимался не только Николя Саркози. В той или иной степени желанием поблистать перед камерами грешили почти все лидеры стран «Большой восьмерки» – за исключением разве что Барака Обамы, оказавшегося на пресс-конференциях на удивление немногословным. К примеру, тот же российский президент Дмитрий Медведев после трехсторонней встречи с Саркози и Обамой заявил-де, что страны НАТО желали бы видеть Россию в качестве посредника в конфликте с Ливией – это заявление было широчайшим образом освещено и откомментировано в российской прессе, но вот подтверждений ему со стороны стран НАТО почему-то так и не поступило.

Саркози подтвердил возможность продажи России четырех легких авианосцев типа «Мистраль» вместо предполагавшихся ранее двух, а вот о российской роли в ливийском конфликте почему-то не проронил ни слова. Более того, на состоявшейся накануне встрече президентов Америки и Франции с британским премьер-министром Дэвидом Кэмероном, которая полностью была посвящена ситуации в Ливии, Медведев не присутствовал. Да что там Медведев – туда не позвали даже Ангелу Меркель, а ведь Германия – далеко не самый последний член Североатлантического альянса. Все дело в том, очевидно, что ФРГ и Россия воздержались во время голосования по известной резолюции Совета безопасности ООН за номером 1973, и так же, как Китай, не стали поддерживать военную операцию «Одиссея. Рассвет» у ливийских берегов. Между тем, по общему мнению комментаторов, именно эта встреча между лидерами США, Франции и Великобритании оказалась наиболее важным событием довильского саммита.

Несмотря на столь явное пренебрежение, Ангела Меркель также постаралась обратить этот прискорбный казус себе на пользу: по ее словам, своими действиями Германия вовсе не «загнала себя в глухой угол», а наоборот – всеми силами участвует в поисках дипломатического решения ливийской проблемы, как западная страна, сохранившая «чистые руки», то есть, не бомбившая Ливию и не воюющая с ливийской армией. Тем не менее, руководство ФРГ, – подчеркнула канцлер, – поддерживает выраженное в Довиле общее мнение о том, что режим Муаммара Каддафи потерял свою легитимность и ливийский диктатор должен уйти. То же самое и чуть ли не теми же словами сказал и Дмитрий Медведев – с одной стороны, поставив некую вербальную точку под своим непрямым спором с Владимиром Путиным о российском отношении к Каддафи, с другой же – посеяв сомнения в том, что Россия в самом деле может выступить в качестве посредника в переговорах с ливийским руководством: трудно представить себе посредника, занявшего столь одностороннюю позицию.

«Аттракцион неслыханной щедрости»

В противовес столь суровому отношению к Муаммару Каддафи, участники довильского саммита решили продемонстрировать «аттракцион неслыханной щедрости» по отношению к новым руководителям государств, в которых «цветные революции» одержали победу. Приглашенные на встречу премьер-министр Туниса и переходный президент Египта были всячески обласканы, получили свою, весьма немалую, долю внимания прессы и заверения во всемерной поддержке молодых арабских демократий. Причем поддержка эта должна выражаться во вполне конкретных денежных вливаниях. Общая сумма западной благосклонности выражается в 40 млрд. долларов США, из которых 20 млрд. предоставят международные финансовые организации вроде Всемирного банка и МВФ, 10 млрд. будут получены от различных западных стран (та же Германия предоставит Тунису и Египту 1,3 млрд. долларов на развитие), а еще 10 млрд. поступят от трех арабских государств Персидского залива – Саудовской Аравии, Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов. Последние, похоже, решили таким образом продемонстрировать свою приверженность западным демократическим устоям – ведь у них у самих протестный потенциал в последнее время ощутимо вырос, так что лидерам этих стран пришлось задуматься, как бы не стать очередными кандидатами «на вылет».

Таким образом, страны Запада, очевидно, решили внушить государствам, охваченным «арабской весной» (ее еще в дипломатических кругах стали называть «MENA-Spring», от аббревиатуры Middle East North Africa), что они всецело поддерживают стремление народов этих стран к демократии и готовы помогать словом и делом. Кстати сказать, как только речь зашла о деньгах и предоставлении кредитов, «Большая восьмерка» привычно уже превратилась в «Большую семерку» – как обычно, Россия, подчеркивающая свою принадлежность к наиболее экономически развитым государствам, скромно отходит в сторонку, как только этим государствам приходится хоть чуть-чуть раскошелиться.

В том же, что касается другого ключевого вопроса нынешнего саммита, а именно – новой атомной политики, связанной с недавней трагедией на японской АЭС Фукусима, то тут переговоры вполне ожидаемо ни к какому реальному результату не привели. Государства G8 согласились между собой лишь в том, что следует провести так называемый «стресс-тест» всех своих ядерных электростанций и проверить их на прочность. О том, как и когда должны быть проведены эти испытания, требующие, кроме всего прочего, остановки АЭС минимум на два месяца – никакого соглашения достигнуто не было. По сути, лидеры «Большой восьмерки» решили попросту успокоить жителей своих стран, испуганных событиями в Фукусиме: мол, не волнуйтесь, все под контролем, мы сейчас все проверим… ну, не сейчас, но когда-нибудь обязательно.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!