Популизм – он ведь не только финский?

Автор:

В номере: 2011

Энциклопедический словарь трактует популизм (от лат. populus — народ) как политическую позицию или стиль риторики, апеллирующие к широким народным массам. В его основе лежит стремление той или иной политической силы завоевать доверие и поддержку масс, понравиться народу. При этом реальные цели политиков-популистов (борьба за власть, обогащение и т.п.), как правило, прикрываются социально привлекательными идеями.

Популизм также может быть основан на идеях расизма или религиозного исламского фундаментализма. Многие популисты представляют себя защитниками отдельных регионов или социальных групп: трудящихся, женщин, горожан, сельских жителей, работников какой-то отрасли промышленности. В риторике популисты часто используют дихотомию (принцип «или-или», то есть «третьего не дано») и утверждают, что выражают интересы большинства населения.

Популисты часто используют выражения «прямая демократия», «авторитетный лидер», «антинародное правительство», «критика бюрократии», «борьба с коррупцией». Еще они утверждают, что социальные проблемы имеют простые решения, в качестве которых предлагается борьба с властью политических группировок или корпораций, борьба с коррупционерами и бюрократами, привлечение к управлению представителей народа.

Наиболее востребованной оказывается политика популизма в эпоху социальных кризисов.

Так что же Финляндия?

Во второй половине апреля на страницах печатных и электронных СМИ практически непрерывно обсуждалась тема «неожиданного» успеха правопопулистской партии «Настоящие финны» на парламентских выборах в Финляндии. Ее предвыборная кампания, направленная против евро, позволила националистам получить почти 20 процентов голосов.

Именно в эти дни влиятельная газета Financial Times Deutschland в очередной раз задается уже порядком поднадоевшим в последнее время вопросом: «С какой стати трудолюбивые финны должны платить за обанкротившихся греков, ирландцев или португальцев?».

К нему мы вернемся чуть позже, а пока подробнее рассмотрим предвыборную платформу «настоящих» финнов. Партия была основана в 1995 году и выступает за выход Финляндии из ЕС, требует расширить бюджет министерства обороны, борется с нелегальной иммиграцией, «теневой экономикой» и «несправедливым распределением социальных льгот».

Казалось бы, выгоды от хождения в стране единой европейской валюты явно преобладают над убытками. А с кем Финляндия в обозримом будущем собирается воевать, для чего требовалось бы увеличить ассигнования на оборонные нужды, вообще непонятно. Разве что – как в старом анекдоте – объявить войну России (или Китаю?) и через минуту сдаться в плен?

Что же касается несправедливости распределения социальных благ, то проблема неразрешима по определению. В том смысле, что всегда (и в любой стране!) найдутся недовольные. А если их усилия еще и направить в нужное русло…

Насчет же платы за обанкротившихся португальцев и прочих ирландцев с греками, то речь, казалось бы, идет о кредитах, а не о безвозмездной финансовой помощи. Да и основное бремя в любом случае ложится на граждан стран, оказавшихся на грани банкротства. Наверное…

Разумеется, население стран-доноров в данной ситуации тоже лучше жить не станет, но с друзьями и добрыми соседями любую беду преодолеть все-таки легче. «Закройся» же Финляндия наглухо в своей национальной квартире – за любую помощь извне придется платить втридорога.

Увы, все больше жителей многих стран Евросоюза не желают слышать подобные объяснения или – в «лучшем» случае – не верят им.

Франция, Голландия, Австрия… Далее – везде?

Разумеется, все правопопулистские партии в Европе чем-то отличаются друг от друга. Скажем так, по программным заявлениям. По сути же…

Говорят, что «Настоящие финны» — одна из самых безобидных организаций такого рода. Что-то сродни детским играм в песочнице. Ведь те же 20 процентов голосов получают и их единомышленники во Франции, Нидерландах и Австрии. Выступающие то против иммигрантов, то против Брюсселя, банков и финансового капитализма. А кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен вообще не предлагает никакой либерально-экономической программы, зато обещает бедным слоям населения повышение доходов и улучшение социальной защищенности.

Интересно, что же подразумевается в предвыборной программе под «бедными слоями населения»? Если речь идет об увеличении зарплаты отдельным категориям работающих – это одно. Хотя и в этом случае взять деньги из ниоткуда тоже сложновато. Во всех же остальных вместо денег будут только красивые слова, о которых господин Ле Пен благополучно забудет при любом раскладе. Став президентом, окунется в суровые экономические реалии далеко не самой благополучной на сегодняшний день европейской страны, а проиграв на выборах… Думаю – понятно?

А в соседней Италии в последние месяцы несколько иные проблемы. Название принадлежащего ей крохотного средиземноморского острова Лампедуза, прежде известного только туристам, с недавних пор стало на слуху у всего мира. Сюда, после революций в Египте, Тунисе и начала гражданской войны в Ливии, устремились тысячи выходцев из Северной Африки. И, хотя власти Италии заявили о том, что могут своими силами справиться с потоком беженцев, местные жители не без оснований считают, что свое обещание премьер-министр страны Сильвио Берлускони выполнить не сможет.

Десятилетиями Лампедуза считалась райским местом, идеально подходящим для незабываемого отдыха: солнце, прозрачное море, замечательные пляжи и прекрасные отели. Но сейчас встретить туристов на острове практически невозможно. Вместо них здесь – сотни полицейских, прибывших на Лампедузу в командировку со всей Италии, журналисты, а главное – тысячи нелегалов, которые с января почти ежедневно прибывают из стран Северной Африки.

Еще в конце марта самодельные палатки тунисских беженцев из разрезанных брезентовых лодок стояли буквально повсюду, даже в самом центре города Лампедуза, напротив мэрии. После того как местные жители провели шумный митинг, на котором звучали даже требования об отставке правительства, их стало поменьше: многих нелегалов вывезли с острова в центры приема беженцев на территории континентальной Италии.

Другие … уехали сами. В основном – во Францию, так как подавляющее большинство прибывших прекрасно владеют языком Гюго и Бальзака. Франция, естественно, возмутилась: своих хватает. И даже временно закрыла железнодорожное сообщение с Италией. Оно и понятно. Обещать что-то когда-нибудь – это одно, а реально делать здесь и сейчас – совершенно другое. Тем более, что проблем с уже имеющимися иммигрантами и без того хватает. И не только во Франции или Италии.

Политический ландшафт Европы меняется

И, к сожалению, далеко не в лучшую сторону. То, что сколь-нибудь внятных и конкретных программ интеграции иностранцев в немецкое, французское или итальянское общество никогда не существовало в природе, сейчас уже ни для кого не секрет. Хотя об этом все еще предпочитают «стыдливо» умалчивать.

А теперь финские избиратели ясно дали понять, что мечты о солидарности в ЕС все еще весьма далеки от осуществления. И пока широкие слои населения стран Евросоюза скептически относятся к тому, что обычно называют европейской политикой, ситуация не изменится.

Кстати, главной темой в ходе предвыборной кампании «Настоящих финнов» был кризис евро после банкротства Греции, Португалии и Ирландии. Правые популисты эффективно использовали царящие в последнее время в Финляндии настроения, выдвинув лозунг: «Мы не желаем расплачиваться за чужие ошибки». Контраргументы правительства, указывавшего на то, что стабильность еврозоны полезна Финляндии, увы, оказались неубедительными.

И это еще не все. Теперь финны требуют радикально пересмотреть так называемый пакт стабильности, что, естественно, вызывает немалое раздражение у Брюсселя. При этом речь идет не о почти полутора миллиардах евро, которые Финляндия должна предоставить Португалии в качестве помощи. Это гроши. Речь идет о принципе. К тому же, в Финляндии пакеты помощи другим странам еврозоны должны быть сначала одобрены парламентом. Таким образом, если финны отвергают тот или иной пакет помощи, он не может быть реализован, поскольку в ЕС все еще действует принцип единогласия.

До сих пор политический курс определяли социал-демократы, центристы и консерваторы. Теперь третьей силой стали «Настоящие финны», получившие 19 процентов голосов избирателей.

Правда, радиостанция «Немецкая волна» приводит слова нынешнего министра финансов, представителя консерваторов Юрки Катайнена, заявившего: «Если за стол переговоров садятся ответственные люди и обсуждают темы, исходя из интересов Финляндии, то решения всегда найдутся».

Найдутся! Вопрос только – какие? И не пойдут ли они вразрез с интересами других стран еврозоны и Евросоюза в целом.

Одним словом, правительства стран ЕС не позаботились о том, чтобы разъяснить своим гражданам все преимущества единой Европы и защитить европейскую идею от популистов всех мастей и оттенков. И Финляндия – наглядный тому пример.

О трудолюбии и «чужих» ошибках

В апреле одна уважаемая немецкая газета повествует о трудолюбивых финнах. Несколькими месяцами раньше другая – о трудолюбивых шведах. Немцев, приведших Германию к мировому лидерству в экспорте и стабильному членству в первой десятке индустриально развитых стран мира, назвать лентяями или тунеядцами уж точно язык не повернется.

Позвольте, а как же греки, ирландцы, португальцы? Еще говорят, к очереди за общеевропейской финансовой помощью в ближайшее время могут присоединиться и Италия с Испанией…

Значит, и они тоже? Не совсем трудолюбивые, мягко говоря.

Понятно, что экономические и прочие просчеты правительств этих стран, прежде всего, их внутренние ошибки. Вот, только чужие ли? Для той же Финляндии, Германии или Люксембурга.

Когда обличенные доверием народов высокие государственные мужи договаривались о создании ЕС и подписывали соответствующие основополагающие документы, они не знали об истинном положении дел в той или иной стране? Даже не догадывались, что Испания, к примеру, в обозримом будущем не сможет выпускать такие автомобили (и в таком количестве), как Германия или Швеция? И совсем не потому, что у подавляющего большинства испанцев руки растут не от плеч, а несколько из другой части тела. Просто место-то уже давно занято. Экономическая ниша, как принято говорить в последние годы.

С другой стороны, вся Европа с удовольствием пьет относительно дешевое и очень вкусное испанское или португальское вино, овощи и фрукты из Греции, Италии. А вот у Дании или Норвегии несколько иной профиль. Ну, не растет бамбук во Пскове. Поливай – не поливай!

Если уж реализовывать на практике один из основных принципов социализма «от каждого по способностям, каждому по труду», то следует помнить, что порой вырастить виноградную лозу гораздо сложнее и дольше, чем «наштамповать» сотню-другую мобильных телефонов. Это не к тому, что последний должен стоить в размере килограмма винограда. Может, килограмм винограда экономически неоправданно дешев?

Только не нужно вспоминать еще и коммунистическую утопию с ее знаменитым «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Ибо, помимо максимального использования имеющихся способностей и разумного ограничения потребностей сей постулат предусматривает еще и наличие неких весьма высоких моральных категорий, без которых…

Просто берется циркуль, ставится на карту в точке с названием «Фукусима-1» и им проводится окружность радиусом 20 километров. Не важно, что некоторые из ее сегментов попадают на совершенно безлюдные места или морские просторы, а местность, расположенная от АЭС на расстоянии в пятьсот метров большем, заражена радиоактивными элементами значительно больше. Звучит-то солидно. И с «заботой» о собственном народе.

Кстати, цифра «20» явно обязана своим появлением наличием у Чернобыльской АЭС 30-тикилометровой зоны отчуждения. Двадцать-то на треть меньше тридцати. Значит, у нас не все так плохо.

И это тоже к теме популизма. Совершенно без разницы – правого, левого или еще какого-нибудь.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!