Wildpinkeln, или где пьют, там и льют

Автор:

В номере: 2011

Заметки о Мюнхенском празднике пива, Кельнском карнавале и прочих праздничных безумствах

В разгар карнавальной поры автор рискнул продолжить жизненно важную для каждого трудящегося тему, начатую в предыдущей статье «В космос по большому и по маленькому» (NZ, № 11, 2010). Сегодня речь пойдет о больших немецких праздниках (Новый год, весенние карнавалы, праздник пива, парады любви), когда обычно сдержанные и замкнутые немцы «отрываются на всю катушку», компенсируя свои скучные рабочие будни, занятые исключительно напряженной работой на благо семьи и отечества. В эти дни бундесбюргеры впадают в детство, с той только разницей, что дети (пока еще) не пьют (имеются в виду, конечно, в первую очередь пиво и остальные достижения человечества — вино и шнапс), а взрослые и молодежь пьют, и еще как. А там, где пьют, там, как известно, и льют, причем, где и куда попало. Социальные барьеры в эти дни рушатся, а границы приличия размываются пропорционально уровню алкоголя в крови.

Определение терминов

Wildpinkeln в буквальном переводе означает «справлять малую нужду по дикому», т.е. прямо там, где приспичило, невзирая на все условности, принятые в цивилизованном обществе. Wildpinkler, соответственно, главный герой сего захватывающего действа. «Вильдпинклером» № 1 Германии является лицо голубых кровей, (просьба сделать глубокий вдох, иначе не произнесете) принц Ганноверский Эрнст (Ernst August Albert Paul Otto Rupprecht Oskar Berthold Friedrich-Ferdinand Christian-Ludwig Prinz von Hannover Herzog zu Braunschweig und Lueneburg). Сей прямой потомок последнего немецкого кайзера Вильгельма II и законный супруг принцессы Монако Каролины Гримальди в состоянии «легкого алкогольного опьянения» прилюдно справил малую нужду на павильон Турции на всемирной выставке EXPO 2000 в Ганновере. За что соотечественники наградили его прозвищем Pinkelprinz и запечатлели его «подвиг» на карнавале (см. фото).

Мюнхенский Октоберфест

Самое грандиозное народное гуляние в мире. Праздник проводится в течение двух недель в середине сентября — начале октября на лугу Терезы (Theresienwiese), в центре Мюнхена. Пивоваренные компании варят для него специальное октоберфестовское пиво (Oktoberfestbier) с повышенным содержанием алкоголя (6-7%).

Светлое, не фильтрованное пиво, разбавленное лимонадом, наливают даже детям, для которых на Терезиенвизе есть специальная «семейная» площадь.

6 млн. участников со всего мира выпивают за это время около 6 млн. литров пива и закусывают полумиллионом сосисок и жареных курочек. Поскольку официально пиво продается исключительно в пивных палатках суммарной вместимостью «только» в 100 тыс. посадочных мест, то средняя дневная доза на одну веселящуюся душу составляет около 4,5 л. Чтобы читатель смог оценить масштабы последующего Wildpinkeln–бедствия, переведем эти пиволитры на привычные нам поллитровки. Так вот, это эквивалентно тому, как если бы 100 тыс. человек, сосредоточенных на площади в 42 гектара, ежедневно выпивали бы по полторы бутылки водки на каждого в течение всех двух недель праздника.

Это официально. А уж того, что мудрый Михаил Жванецкий назвал «у нас с собой было», и что приносят с собой ежедневно остальные 400 тыс. (поскольку принесенное с собой значительно дешевле) и не сосчитать.

В 2006 г. 794 упившихся пациента было доставлено в клиники, а 570 так называемых «пивных трупов» (Bierleichen) таки откачали.

А выпитое и съеденное, да еще в таких количествах, требует немедленного выхода, для которого открыты 830 туалетов и уриналы, общей длиной 750 метров, в том числе 17 специально оборудованных туалетов для инвалидов. Но до туалета еще доползти нужно, а душа и, особенно, тело горят уже неугасимым пламенем. Rote Nasen und volle Blasen. Поневоле последуешь примеру принца Эрнста.

Поэтому-то баварцы и носят свои знаменитые кожаные штаны (Lederhose), в которых для приведения себя в боевую готовность достаточно всего одного движения уже с трудом повинующейся руки. После всего сказанного не удивительно, что в эти дни Мюнхен превращается, по отзывам туристов, в гигантский писсуар для Pinkelprinz-ев, достойный занесения в книгу рекордов Гиннеса.

Кельнский карнавал

Карнавальный сезон в Рейнской области начинается по традиции 11-го числа 11-го месяца ровно в 11 часов 11 минут. В это время в город является карнавальный черт, а по всему Кельну проходят заседания. Эти «Заседания с дамами», «Мужские заседания», «Костюмные и танцевальные балы» собирают от 500 до 5 тысяч человек. Все участники заседаний пьют любимое кельнское пиво и распевают песни на своем любимом «шипящем» кельнском диалекте, именуемым, как и кельнское пиво, «Кельш» — Koelsch.

Но это только цветочки. А ягодки, собственно карнавал начинается весной, в конце февраля — начале марта в «бабий» четверг (Weiberfastnacht), и с этого дня в городе господствует «пятое время года», управляемое триумвиратом (Dreigestirn) — шутовским правительством: Принцем, Крестьянином и Прекрасной Девой. Буйные гуляния перед Великим постом продолжают языческую традицию проводов зимы (наш вариант масленицы).

В пятницу и субботу все более-менее тихо: карнавал отмечается в ресторанчиках, маленьких кабачках и пивных. В эти дни в большинстве злачных мест действуют скидки на напитки. В субботу — день шествия призраков (Geisterzug). Воскресенье — день школьных и детских шествий (Schull- und Veedelszoech).

Самым важным днем карнавала считается Rosenmontag – «розовый» понедельник, который правильнее было бы назвать rasender Montag – «неистовый» понедельник. В «неистоворозовый» понедельник по Кельну гуляет семикилометровая 12-тысячная процессия, а с карнавальных повозок летят в толпу конфеты (360 тыс.), шоколадки (700 тыс.), игрушки и букетики цветов (300 тыс.).

В этот день положено целоваться со всеми: со знакомыми, не очень знакомыми и совсем не знакомыми. На «кельше» этот приятный обычай называется не совсем благозвучно для нашего уха: «In Koelle jebuetzt» — в Кельне целуются. А поцелуи, вкупе с изрядно выпитым, зовут к дальнейшим подвигам. Неудивительно, что в регионе пик рождаемости наступает через девять месяцев после карнавала. А вечером шествие перерастает в громадную вечеринку с диск-жокеями и скоморохами, со старинной музыкой и техно-рэпом. «Кельша» – кельнского пива — продается во время карнавала столько, сколько выпивают в этом городе за год. Вся эта радость заедается особыми «карнавальными» пирожками, которые пекутся иногда прямо на улице в огромных количествах.

После неистового понедельника наступает тихий и спокойный Veilchendienstag – «фиалковый» вторник, заканчивающийся обрядом сожжение большого соломенного чучела (Nubbel), ритуал искупления всех грехов перед Великим постом. Заканчивается карнавал в Aschermittwoch – «пепельную» среду. В этот день все рисуют друг у друга на лбу пепельные кресты, а в ресторанах и пивных Кельна подают традиционные рыбные блюда.

Это время года — особое для немцев. Они вдруг забывают о своей чопорности и важности и не считают денег (о чудо!), растрачивая свои накопления в многочисленных пивнушках и ресторанах. Пиво льется рекой! Все забыли о работе, о карьере, о дисциплине, и даже… о правилах приличного поведения.

В среднем более миллиона гостей приезжают со всех стран, чтобы стать свидетелями этого пира страстей. И у каждого «с собой было». Обычно стратегические бочонки – ящики –бутылки стоят предусмотрительно в стороне с дежурным, который наливает кому надо. Почти у всех на шее висит специальный стаканчик на цепочке. Особо рьяные бойцы имеют специальные патронташи, в которых в изобилии маленькие бутылочки с тем, что сильно покрепче простого пива. Питье и веселье начинается еще в поезде, а к двум часам народ уже готов к исполнению роли Pinkelprinz-а.

Вот как описывает последствия Кельнского карнавала обозреватель Deutsche Welle: «Пьяные, мусор, переполненные трамваи и питейные заведения, из которых заблаговременно выносят всю мебель и обстановку, оставляя лишь стойку бара, иначе разнесут. Bier и что покрепче льются рекой, бой барабанов сутки напролет. И никаких правил капиталистического общежития! Настаивать на соблюдении тишины после десяти вечера в эти бешеные дни просто бесполезно. С этим временным нарушением священных немецких законов здорового и крепкого сна и власти, и жители давно смирились».

И еще: «Укромные и даже вполне хорошо обозримые уголки карнавальных бастионов, как часто называют рейнские города, превращаются в дикие отхожие места со всеми зловонными последствиями, растекающимися по брусчатке и асфальту, лестницам, подъездам, замерзшим клумбам и газонам, около памятников историческим личностям и персонажам городского фольклора… Даже у церквей, включая Кельнский собор. Ничего святого! С рейнскими наводнениями, кончено, не сравнить, но и вода в Рейне чище».

«А куда же смотрит полиция?», — спросите вы.

«Писающие мальчики и девочки» перед законом

Это только в Брюсселе «писающий мальчик» и «писающая девочка» (есть и такая, но менее знаменитая и менее эстетичная) могут писать круглосуточно и совершенно безнаказанно. Но не в Кельне. Во время одного из последних сезонов в городе за отправление естественных потребностей на улицах было оштрафовано 415 Pinkelprinzen и 18 Pinkelprinzessinen. Сумма единого штрафа для «маленького и большого» дела (kleines und grosses Geschaeft) – 100 евро. Но это только в том случае, если вас застукают сразу «после того».

А вот, если не повезет, и страж порядка застанет вас «во время того», то облегчившемуся грозит еще и срок до одного года, в зависимости от впечатления, которое произведут соответствующие обнаженные части тела Gross — oder Kleingeschaeftsprinz- а на стража порядка.

Несколько слов в защиту немецкой дисциплины и чистоты

Читатели, которых этот не очень серьезный материал обеспокоил, и которые начали сомневаться, в ту ли они Германию попали, спешу успокоить: в ту самую! Девиз: «Делу — время, а потехе — час» для бундесбюргеров был и остается незыблемым. Как только эти праздники души закончатся, весь мусор тотчас же уберут, улицы вымоют шампунем, и страна примет обычный деловой, опрятный и спокойный вид. Вдоволь повеселившиеся немцы вновь, как по команде, до следующего праздника вместе с обычными деловыми костюмами натянут на лица свою любимую маску серьезности и деловитости и вернутся к работе, к карьере, к дисциплине. А как они работают, известно всем. Недаром лэйбл «Made in Germany» — гарантия всемирно известного немецкого качества.

А может, и работают они отлично потому, что карнавал и праздник пива имеют? Вот и Бразилия со своим карнавалом, и Китай с праздником фонарей и драконов к мировым экономическим лидерам подтягиваются, тем же Германии и США на пятки наступают.

А нам с вами было бы полезно научиться так беззаветно, отбросив все будничные условности, веселиться и, пусть и не надолго, почувствовать себя счастливым если не Pinkel-, то хотя бы просто Prinz-ем.

Встречая на улице или в лифте соотечественника с лицом – иллюстрацией к нашей известной песне: «Но сурово брови мы насупим, если враг захочет нас сломать!», мне всегда хочется воскликнуть: «Расслабьтесь, озабоченные вы мои, жизнь прекрасна и удивительна, а кругом уже давно нет классовых врагов, замышляющих козни против беззащитных «советико туристо».

 

По материалам интернета и Deutsche Welle.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!