Подростки на скамье подсудимых

Автор:

В номере: 2011

Чтобы прояснить ситуацию, касающуюся судеб представителей молодежных криминальных структур, в частности, русскоязычных нарушителей закона, я обратилась к начальнице тюрьмы для молодых преступников от 18 до 21 года госпоже Хадмут Биргит Юнг-Сильберрайс (Hadmut Birgit Jung-Silberreis).

В сопровождении охранника из управленческого состава тюрьмы я обошла практически все тюремные помещения – поразила необыкновенная в заданных условиях чистота, а специальное разрешение – запечатлеть на фотокамеру наиболее важные объекты – сделал репортаж особенно ценным. Но на любой материал, идентифицирующий конкретную личность, наложено ВЕТО. Частная жизнь, какая бы она ни была, находится в Германии под охраной государства.

Возраст принятия решения

Попадающее в поле зрения суда для юношества молодое поколение в возрасте от 18 до 21 года, соответствующее по уровню интеллектуального и эмоционального развития подросткам, классифицируется в Германии как Heranwachsende. Это положение нашло отражение в кодексе JGG §1(2) – совершившее преступление лицо до 21 года привлекается к ответственности по нормам УК для подростков. Поэтому, согласно закону о судопроизводстве юношеских преступлений (Jugendgerichtsgesetz – JGG §3), в отношении молодых людей старше 18 лет проводится обязательное психологическое обследование на определение социально-возрастного статуса.

Пожалуй, это самый нестабильный возраст, при котором молодой человек еще может быть приравнен к подростку или же относится к абсолютно зрелой и взрослой личности, прекрасно осознающей последствия содеянного. В процессе идентификации социального возраста правонарушителя учитываются условия среды воспитания, а также способ, обстоятельства и мотив совершения преступления. А вот какой кодекс применять к такому преступнику – взрослый или подростковый – показывает окончательный результат. В особо сложных случаях подростковый суд обращается за помощью к детскому психологу высочайшей квалификации.

Русская молодежь в немецкой тюрьме

Русскоязычные заключенные составляют на сегодняшний день в тюрьме десять процентов от общего числа тюремного «населения». Но взывать к совести юных преступников с вопросом «Как ты докатился до такой жизни?» было бы, по меньшей мере, непрофессионально и, в общем, необоснованно. В фатальном приземлении молодых преступников российского происхождения, и остальных, собственно, тоже, на скамью подсудимых, виновато, прежде всего, ближайшее взрослое окружение.

Потеря доверительного контакта с родителями в юном возрасте всегда имеет печальные последствия. Но, касательно русскоязычных мальчиков, мы говорим о совершенно ином юношеском мировоззрении – страх подростка оказаться морально несостоятельным и похожим на неустроенных и потерянных во времени и пространстве родителей приводит к настоящей катастрофе.

Персонал тюрьмы и его функции

На 250 заключенных на сегодняшний день в тюрьме работают 200 прекрасно ориентирующихся в непростой обстановке сотрудников. Кроме многочисленных, по закону, охранников и надзирателей, штат укомплектован психологами, социальными работниками и преподавателями — все со специальным образованием и не ниже 30 лет. С такими сложными подростками может продуктивно общаться только профессионально подготовленный персонал, владеющий богатым жизненным опытом и умением увидеть в молодом заключенном не преступника, а подростка с тяжелыми и часто неразрешимыми проблемами. В соответствии с демократическими основами государства, немецкие тюрьмы характеризуются, прежде всего, своей гуманностью. Поэтому, принцип работы базируется на индивидуальном контакте с каждым преступником с целью выяснения слабых и сильных сторон его личности и разработки оптимальных планов помощи, приносящих очевидный позитивный результат. Но вся проблематичность и кроется в том, что одного плана мало. Нужно таким образом построить общение, чтобы смоделировать ситуацию, при которой сам заключенный примет решение к кардинальной перемене жизненных позиций и мировоззрения.

Молодежная тюрьма – не место для предрассудков

Группу, состоящую из 8-10 человек, формируют из представителей разных национальностей, которых сегодня в тюрьме не менее тридцати, в соответствии с рекомендациями и предварительным исследованием психологов, но не больше двух русских в общности. Но даже в таком малочисленном составе один стремится подмять под себя другого. Нередко положение в собственной группе для них намного важнее, нежели продолжение образования и будущая специальность. Основная часть намерений направлена на то, чтобы занять в группе центровое место, не попасть в разряд «шестерок», не стать целью насмешек и издевательств. Такого рода столкновения и обусловленные субкультурными штрихами конфликты, направленные на привычное для молодых заключенных расслоение общества, строго отслеживаются и назидательно прерываются постоянно курирующим группу сотрудником социальной службы.

По установленному в тюрьме регламенту, один из заключенных в общности назначается старостой, в обязанности которого входит не что иное, как проведение переговоров с персоналом тюрьмы и согласование просьб и пожеланий членов группы. Тем не менее, приходится директивным образом понижать его полномочия – староста сразу же воспринимает исполнительную должность как законодательную и незамедлительно назначает себя единоличным начальником, пытаясь остальных сделать «подчиненными». Наряду с этим приходится учитывать еще абсолютно не сформировавшийся характер без окаменевших граней и отвердевших углов, по сути, беззащитной личности, для которой государство в лице персонала – единственный гарант справедливости и будущего с человеческим лицом.

Судьбы оказавшихся в тюрьме ребят во многом похожи ключевыми штрихами: вырваны из привычной среды, насильно разлучены с друзьями, оставлены без признания новым обществом, помещены в вынужденную изоляцию. В Германии на них обрушился тяжелейший стресс всех проблем иммиграции, а, кроме того – брошенные на полушаге школы, незаконченное профессиональное образование, вырисовывающаяся в связи с этим мнимая бесперспективность и неудовлетворенность жизнью. Агрессия – единственный, по их мнению, выход из положения.

Невостребованность приводит к появлению пустого, ничем не заполненного времени, которое они пытаются реализовать в силу весьма ограниченного жизненного опыта и имеющегося в наличии арсенала подручных средств. Алкоголь, наркотики, насилие – вот причины, по которым они оказываются за тюремными стенами.

В этом возрасте все помыслы и намерения направлены на самоутверждение и повышение самооценки, но понятным и привычным путем – подавлением более сильным более слабого. Поэтому основная часть приговоров вынесена за разбой и грабеж на улице, за нанесение увечья при силовых выяснениях отношений, за участие в распространении наркотических средств, за изнасилование. Практически каждый осужденный по этой статье оправдывает совершенные действия непонятливостью или вызывающим поведением жертвы, досадной случайностью, недоразумением, а некоторые и сами в прошлом пережили аналогичный акт – трагедии детства предопределяют всю дальнейшую судьбу человека.

Выход из тупика

Лишение свободы в тюрьме подавляющее большинство воспринимает прямо-таки с фатальным облегчением, радуясь, что их вырвали из замкнутого пространства, потому что многие находились в реальном тупике: впереди безвыходность, сзади и по бокам – такие же «друзья», а вокруг – жестокий и непонимающий мир. Первая и мгновенная помощь в особо тяжелых случаях – психотерапевтическая. По сравнению с тюрьмой для взрослых заключенных, подростки охотно идут на контакт с психологом, осознавая, что поддержка психотерапевта и психоанализ — это единственный в их положении реальный и действенный выход.

Нынешнее тюремное поколение, на печальном примере «старших братьев», уже не настолько замкнутое, не отвергает протянутую руку помощи, не отказывается от курсов немецкого языка, посещает школьные занятия, получает профессиональное образование, участвует в спортивной жизни и, конечно, работает – что является посильной инвестицией в последующую жизнь.

Наряду с законодательными мерами используются любые продуктивные возможности, например, активная работа с родителями по максимальной траектории: тюремное заключение ребенка – результат недостаточной родительской любви и роковые ошибки воспитания. Но даже при усиленной концентрации внимания на правонарушителе, что каждому из них не доставало на свободе, не исключены рецидивы и срывы. Как ни странно, но рецидивов при сроках от трех лет и выше существенно меньше – за этот период психологи успевают перестроить неокрепшее сознание.

Подростки не могут понять основной принцип социальной немецкой машины: чем выше личностная компетенция, тем быстрее наступает признание общества. В этом и состоит ключевой пункт интеграции.

Связь с миром

Заключенным разрешено иметь телевизор, CD-проигрыватель, получать прессу, пользоваться библиотекой. Другой вопрос – как эти возможности, в частности, с библиотекой, востребованы. Если русские и читают, то более охотно на родном языке, что не особо приветствуется дирекцией тюрьмы. На каждом этаже есть телефонный аппарат, но звонить заключенным разрешается в определенное время и только на проверенные и подтвержденные полицией номера.

Естественно, допускаются свидания с родственниками, оказывающими, по мнению персонала, позитивное влияние на правонарушителя – четыре раза в месяц по часу, но никаких передач с рук на руки. Все организовывается через администрацию тюрьмы.

Подверженные негативному воздействию, уже однажды сломленные, с вывернутой наизнанку судьбой, юные правонарушители легко срываются с достигнутых положительных результатов, поэтому каждого из гипотетических посетителей пропускают через фильтр благонадежности.

Свободное время и злоупотребление доверием

Совсем свободным время назвать нельзя – арестанты размещены в одиночных камерах и находятся под наблюдением 24 часа в сутки. Вход надзирателя – без предупреждения. Но во второй половине дня каждая группа собирается в так называемой столовой на ужин, который они могут приготовить сами из заказанных продуктов. Дружеские отношения поощряются, исключая гомосексуальные половые связи. В виде исключения мальчикам разрешается ночевать вдвоем в камере – если в семье случилось горе, умер кто-то из родственников. Мальчик нуждается в поддержке – и это естественно.

Главное, на что направлен комплекс усилий персонала – проведение социальной реабилитации юного преступника. С этой целью заключенные вовлекаются в активную общественную и спортивную жизнь: команда тюрьмы завоевала немало кубков в различных чемпионатах и первенствах по футболу.

Подготовка к выходу на свободу начинается минимум за шесть месяцев до освобождения, и при хороших прогнозах заключенные постепенно переводятся на свободный режим, где им предстоит осваивать новую жизнь по нормам здорового общества: найти работу, вписаться в рабочий коллектив, оперировать ментальными категориями законопослушного, независимого и адаптированного к свободе человека.

С дисциплиной периодически случаются проколы. В основном это касается обнаружения запрещенных вещей – преимущественно речь идет о наркотиках. Сердобольные родители или жалостливые подруги проявляют сострадание и перекидывают пакетики через забор. Нарушение дисциплины чревато наказанием – лишением отпуска, отменой свидания с родственниками. И бывает совсем не просто объяснить правонарушителям, что их не наказывают – они наказали себя сами, их пытаются вытащить их западни, в которую они угодили не по своей вине.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!