Столь популярные, увы, чайлдфри

Автор:

В номере: 2011

«А все что было, зачтется однажды,
Каждый получит свои,
Все семь миллиардов растерянных граждан
Эпохи большой нелюбви».
Машина Времени

Это статья о молодых семьях будет проиллюстрирована мной с помощью четырех вымышленных персонажей. Русские – Антон и Анна. И немецкие – Макс и Эмели. Почему так много в Германии семей, которые сознательно принимают решение не заводить детей? Женщины чайлдфри все чаще бравируют своими убеждениями.

Ни для кого не секрет, что в Германии учатся не 10, а 12 лет. Затем институт, не имеющий четких сроков окончания. На выходе мы получаем российского выпускника в 22 года и немецкого – в 27. При этом российский выпускник, хоть и за маленькие деньги, но находит себе работу. А вот немецкому выпускнику, если он учился не на врача или экономиста, предстоят годы мытарств. Например, журналисту предстоит год бесплатной практики, а вот те, кто закончили англистику, германистику или славистику, вообще, как правило, ищут место работы долго и упорно. И находят зачастую не с помощью, а вопреки стараньям министерства труда.

Наконец выпускники Эмили и Макс в 28 лет получили свою первую работу с годичным контрактом, который могут не продлить. Им по 29 и контракт продлен еще на год, жизнь идет, но в этой жизни ничего не меняется.

Антон еще в детстве знал, что Аня – девочка, ей нужно уступать место, о ней нужно заботиться. Девочка слабее, и ее нужно защищать. Но для Макса, из страны победившего равноправия, все по-другому. Мальчики и девочки равны. Никого не надо защищать, и не дай бог подраться, иначе тебя назовут агрессивным и снизят оценку. Поэтому Эмили и Макс так и продолжают жить вдвоем, платя каждый за свою половину квартиры. Партнеры по жизни, больше похожие на добропорядочных соседей.

Когда Эмили становится больше 35, она начинает думать о том, что пора завести детей. И в этом тоже таится большая психологическая нагрузка на пары. Люди, словно роботы, пытаются запланировать всю свою жизнь на сто лет вперед. Ни для кого не секрет, что именно в такие минуты организм начинает бастовать, женщины, непонятно почему, не могут забеременеть. Хотя вроде в организме все в порядке.

Что ждет Эмили и Макса в случае, если у них все-таки получится завести детей? В Гессене только каждая 10 мама новорожденного ребенка в состоянии найти для него место, где она сможет оставить его и пойти на работу. Значит Эмили должна взять на год отпуск по уходу за ребенком. Но куда деть малыша через год? А через два? Ведь детские сады берут детей с 2,7 лет. А значит, кто-то должен жертвовать карьерой. И в этом самая большая проблема хорошо образованных немецких женщин и мужчин.

Жертвовать никто не хочет. Женщина принимает решение стать чайлдфри. Дети – слишком большая ответственность. Столько лет учебы, карьера, слава богу, наладилась. А тут ребенок, и впереди даже не неизвестность, а просто пропасть.

Ведь многие семьи среднего класса не могут себе позволить, чтобы работал только один человек.

Да, конечно, в Германии семьи с детьми получают помощь в виде ежемесячных «детских» денег. Но если посчитать расходы и недополученные деньги, что останется нам в остатке? Только поход семьи из 3 человек раз в месяц в термальный бассейн обойдется около 80 евро. Ведь с 3 лет вы платите за ребенка по той же цене, что и за взрослого. А детская одежда? Ведь ребенок растет и практически каждый год вам нужно будет (конечно, если вы не пользуетесь фломарктом) минимально на сезон потратить около 150 евро, чтобы купить ему новые сапоги, куртку, брюки, шапку, свитер.

При этом с одной стороны человек должен стремиться продвигаться по карьерной лестнице вверх и больше зарабатывать, а с другой – не забывать, что чем больше ваш доход, тем дороже вы будете платить за медицинскую страховку и за детский сад. И это называется социальная ответственность за незащищенные слои населения… Вот и получается, что семья из трех человек, находящаяся на социале и подрабатывающая по 100 евро в месяц, при этом пользующаяся льготами по уплате за телефон, детский сад, медикаменты и т.д., зачастую живет не хуже семьи, где работает один человек, и доход лежит чуть выше социальной границы.

«Так стоит ли вообще учиться и работать, если затем, родив ребенка, все равно скатишься на уровень социального пособия», – говорят себе Макс и Эмели, и не только они. И в этом проблема Германии, которая получает прирост населения в основном благодаря иностранцам, проживающим на ее территории. А 28% молодых людей с высшим образованием не могут себе позволить иметь детей.

А как же дедушки и бабушки, в традиционном нашем восприятии? В Германии считается чудом, когда под одной крышей уживается 3 поколения. Такие семьи показывают по телевизору. В большинстве же, каждый сам за себя. Конечно, бабушки и дедушки, путешествующие на старости лет по всему миру, вызывают умиление. А позже их детьми воспринимается, как само собой разумеющееся, то, что закат своих дней их родители встречают в дом престарелых. Никто не вспоминает, что бабушки и дедушки чаще вытирали пыль на комоде, чем своих внуков навещали. Но этого и стоит ожидать от поколений, где каждый сам за себя.

То ли дело в России, где мамы Анны и Антона будут сидеть с ребенком, когда он заболеет, водить его на кружки и секции, когда он подрастет. И радоваться, что сын поднимается по карьерной лестнице, что невестка стала больше зарабатывать. Что внук знает бабушку не только по фотографиям.

Может, действительно, Германии пора кардинально поменять семейную политику, а не вести бесконечные дискуссии на эту тему. Ведь ребенок – это не только ответственность и затраты, но и счастье. Причем такое, какое и словами-то не передать. Это ни с чем не схожий запах твоего молока, это та же улыбка, что и у тебя, это та же привычка хмурить лоб, что и у твоего любимого, это продолжение жизни.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!