Ференц Лист и Россия

Автор:

В номере: 2011

В этом году отмечается 200-летний юбилей со дня рождения Ференца Листа. В прессе появляются публикации, посвященные этому гениальному венгерскому композитору, пианисту, дирижеру, музыкальному критику, педагогу. И мы не можем остаться в стороне. Прочтем только одну, но значительную, страницу биографии музыканта – о связи его с Россией.

Мировое событие

В 1842 году 31-летний пианист Ференц (Франц, Франсуа, Франческо) Лист впервые приезжает на гастроли в Россию. Имя его уже гремит в Европе, где виртуоз-вундеркинд выступал с 9-летнего возраста. Учился он в Вене и Париже, подолгу жил и работал во Франции, Швейцарии, Германии, много гастролировал в разных странах.

Петербург был потрясен его игрой. Владимир Стасов, известный музыкальный критик, вспоминал о юношеских впечатлениях: «Приезд Листа в Петербург в 1842 году был для меня с Серовым сущим мировым событием… Мы с Серовым были после концерта как помешанные, едва сказали друг другу по нескольку слов и поспешили каждый домой, чтобы поскорее написать один другому свои впечатления, свои мечты, свои восторги… Мы были как влюбленные, как бешеные».

Последовали гастроли и на следующий год. А в феврале 1847 виртуоз впервые посетил Киев. Газета «Киевские губернские ведомости» сообщала: «В Киеве Лист. Одного этого слова уже достаточно, чтобы вся наша публика зашумела, заговорила и бросилась к этому чуду… Лист – это первое слово, которым каждый встречает своего знакомого…» Восторженные студенты носили пианиста на руках вместе с креслом, в котором он сидел… Успех был таким, что музыканту пришлось дать в шесть раз больше концертов, чем предусматривалось контрактом.

«Моя единственная и славная любовь…»

Но в Киеве музыканта ждал не только бурный успех, но и самая большая в его жизни любовь.

Красивый, как полубог (по выражению Жорж Санд), романтичный, элегантный, обаятельный маэстро пользовался, естественно, успехом у прекрасного пола. Иногда отвечал взаимностью. Но до сей поры была только одна женщина, надолго покорившая его сердце. Встреча с графиней Мари д’Агу, подругой Жорж Санд, писательницей, признанной «властительницей Парижа» произошла в Париже в начале 30-х годов. Романтическая влюбленность привела к разрыву Мари с мужем и вообще со своим кругом. В 1835 году молодая пара уезжает в Швейцарию. Здесь Лист преподавал в Женевской консерватории, иногда выезжал на гастроли. От этого гражданского брака было трое детей: дочери Блондина и Козима и сын Даниэль. Союз Франца Листа и Мари д’Агу распался в 1839 году.

И вот новая роковая встреча в Киеве. На одном из выступлений некая дама внесла за вход 100 рублей, и это притом, что стоимость билетов не превышала рубля. Тоже немалые деньги по тем временам. Лист узнал об этом и написал ей благодарственное письмо. В ответ получил приглашение от княгини Каролины Вигенштейн посетить ее имение Вороницы, неподалеку от Киева. Приглашение было принято, и княгиня выслала за музыкантом роскошную карету. Предполагаемый поначалу визит вежливости растянулся на несколько недель. Эта встреча совершенно изменила жизнь Листа.

Каролине Петровне было тогда 28 лет. Ее девичья фамилия – Ивановская, по матери она принадлежала к знатнейшему и богатейшему польскому роду Потоцких. Девушка получила прекрасное образование, владела несколькими языками, была начитана, следила за литературными новинками. В семнадцать лет ее выдали замуж за князя Николая Вигенштейна, сына фельдмаршала. Брак был неудачным: муж оказался человеком грубым, к тому же игрок и кутила. После рождения дочери Марии супруги разъехались. Князь жил преимущественно в Петербурге, а княгиня с дочкой – в родовом имении Вороницы.

И вот в этой одинокой жизни появился романтичный блистательный музыкант. Страстное чувство княгини напугало родственников, не желавших терять многомиллионное состояние. Ее задумали упрятать в монастырь или в сумасшедший дом. Узнав об этом, Каролина с маленькой дочкой буквально бежала из родных мест за границу к Листу. Разгневанный муж обратился к императору. Вердикт был суров: конфискация наследуемых имений и запрет возвращения в Россию. Но это не остановило беглянку.

Позднее дочь Каролины мадам Мария Лисиус, герцогиня Гогелоэ писала, что мать «принесла в жертву Листу все: свое отечество, свои хозяйственные занятия в поместьях, свое видное положение и даже, — в глазах близоруких, которым недоставало способности ценить ее высокую, строгую нравственность, — свое доброе имя… Она создала ему дом, следила там за его духовной деятельностью, пеклась о его здоровье; для его блага она урегулировала его малейшие привычки, оберегала его от излишеств, заботилась обо всех его делах, отдалась попечению о матери и детях, и творила гостеприимство, которое вряд ли можно оказывать более дружески, более благородно». Лист отвечал ей взаимностью: «Поверьте мне, Каролина, что я так же схожу с ума, как Ромео, если, конечно, это можно назвать сумасшествием. Петь для Вас, любить Вас и доставлять Вам удовольствие; я попытаюсь сделать Вашу жизнь красивой и новой. Я верю в любовь – к Вам, с Вами, благодаря Вам. Без любви мне не нужно ни небо, ни земля. Давайте же любить друг друга, моя единственная и славная любовь. Богом клянусь, что люди никогда не смогут разлучить тех, кого навеки соединил Господь…»

Супруги, хотя и невенчанные, поселились в Веймаре. Выбор обусловлен тем, что Листу были представлены права руководить музыкальной жизнью города. Была и другая причина. Для того, чтобы обвенчаться, нужно получить согласие русского императора и Папы римского (Каролина была католического вероисповедания). Лист надеялся, что правительница герцогства Саксен-Веймар Великая герцогиня Мария Павловна, сестра русских царей Александра Первого и Николая Первого, благосклонно относившаяся к музыканту и его спутнице, поможет им добиться милости русского императора. Но напрасны были старания герцогини. Разрешения на развод с ненавистным супругом получено не было, следовательно, и законный брак невозможен. Тем не менее, рядом с любимой женщиной Лист был счастлив. Биографы считают, что именно под влияние Каролины он закончил постоянные гастроли.

Веймарский период

После «годов странствий» начался новый, так называемый «веймарский период». Эти двенадцать лет (1848-1860) оказались самыми лучшими и плодотворными в жизни Листа. Он оставил концертную деятельность и почти все известнейшие произведения, прославившие его как композитора, написаны именно в это время. Среди них и симфоническая поэма об украинском гетмане «Мазепа», созданная, возможно, не без влияния Каролины.

Лист блестяще справился с миссией капельмейстера, сделав Веймар значительным музыкальным центром Германии. Все молодое и талантливое находило здесь признание. Оперы Вагнера, Берлиоза, Шумана с успехом прошли в музыкальном театре города. Молодые музыканты стекались к маэстро со всех концов Европы.

Но романтическая история «победительной любви», как назвал ее Вагнер, клонилась к концу. Биографы полагают, что причиной тому стали новые увлечения маэстро и необузданная ревность его спутницы. Каролина сначала пыталась найти силы и забвение в посещении модных европейских курортов, надолго покидая дворец Альтенбурга, их резиденцию. Наконец, она окончательно поселилась в Риме, углубившись в изучение религии и написание богословского трактата.

Лист, проживавший в это время тоже в Риме, но уже отдельно от Каролины, сделал неожиданный шаг: принял малый постриг и сан аббата (без обета безбрачия). Полагают, что это решение он сделан под влиянием нахлынувших превратностей судьбы: смерть сына Даниэля и дочери Блондины, оставившей малолетних детей, развод Козимы с первым мужем Гансом фон Бюловым, которого он любил, как родного, предательство учеников и романтических влюбленных учениц, вражда реакционных критиков. Теперь он обратился к церковной музыке. В это время им созданы оратории «Святая Елизавета» и «Христос», реквием, венгерская коронационная месса.

Расставшись с Каролиной, он пишет, тем не менее, в 1860 году в своем «Завещании»: «Всем, что я сделал за 12 последних лет, я обязан Женщине, которую я страждал назвать своей супругой, чему, однако, мешали зло и мелкие интриги отдельных людей. Имя этой любимой мной Женщины – княгиня Каролина Витгенштейн, урожденная Ивановская. Я не могу без трепета произносить это имя. Она – источник всех моих радостей и исцелительница всех моих страданий! Ей я обязан всем тем духовным и моральным, что есть во мне, равно как и всеми моими материальными средствами. Она взяла на себя все тяготы моей жизни, и именно это считала богатством содержания своей Судьбы и единственной ее роскошью…» Вот такая страстная и мучительная любовь гениального венгерского музыканта и российской подданной.

«…один из немногих, судить которых имеет право только Бог…»

30 июля 1886 года не стало великого маэстро, «Паганини фортепьяно», новатора композиции и фортепьянной техники, педагога, импровизатора, создателя бессмертных «Венгерских рапсодий» и хоровых ораторий, уникального жанра «музыкального дневника» (всего музыкальных сочинений Листа 647!), автора интереснейших «Путевых писем» и книг по теории музыки. Он похоронен дочерью Козимой фон Бюлов-Вагнер в Байройте, согласно его завещанию. Через несколько месяцев, в марте 1887 года, скончалась княгиня Каролина Витгенштейн.

Но не только любовь к русской женщине связывала Листа с Россией. Во время блистательных гастролей в Петербурге, Москве, Одессе, Киеве он познакомился с талантливыми композиторами, в первую очередь, с представителями знаменитой «Могучей кучки». Позднее вел с ними переписку, издал сборник избранных отрывков из русских опер. Композиторы России, в том числе Бородин и Серов, приезжали к маэстро и получали ободрение и поддержку. Лист высоко оценивал музыку Глинки, сделал музыкальную транскрипцию «Марша Черномора» из оперы «Руслан и Людмила».

Российская публика и музыкальная общественность давали Листу высочайшую оценку. «Другие люди, особенно музыканты, — писал о нем Антон Рубинштейн, — в сравнении с ним только жалкие черви, а он – один из немногих, судить которых имеет право только Бог…». В связи с торжествами по случаю пятидесятилетия творческой деятельности Листа группа российских музыкантов направила юбиляру приветственную телеграмму. В ней Лист характеризовался как «гениальный композитор и исполнитель, расширивший пределы искусства», как «вождь в борьбе против старинной рутины». В день рождения Ференца Листа 22 октября 1862 года в Москве впервые были исполнены отрывки из его оратории «Христос». В рецензии П.И. Чайковский писал: «В последние годы Лист почти исключительно предался сочинению духовной музыки, к которой влечет его глубоко-религиозное настроение его прекрасной, действительно христиански-незлобивой души».

Память

Память о великом музыканте увековечена в различных городах Европы.

В Будапеште именем Листа названа Музыкальная академия, первым президентом которой он был.

В Веймаре имя Листа присвоено в 1956 году Высшей музыкальной школе, где проводятся два международных музыкальных конкурса пианистов имени Франца Листа (один из них для молодых исполнителей).

В Райдинге (Австрия, венгерское название Доборьян – место рождения Ф. Листа), Будапеште, Веймаре и Байройте (место захоронения музыканта) открыты музеи, рассказывающие о жизни и творчестве композитора. В замке Альтенбург, резиденции музыканта в Веймаре, открыт салон Листа и посвященная ему выставка.

К 200-летию Франца Листа в юбилейном году отчеканена серебряная монета достоинством в 10 евро. Именем Ф. Листа назван астероид № 3910.

Во многих городах Европы великому музыканту установлены памятники. В 2008 году открыт один из них и в селе Вороницы (Украина), где пианист гостил у Каролины Витгенштейн. А в Киеве на Контрактовой площади находится памятная доска на доме, в котором когда-то концертировал великий маэстро, что было отправной точкой удивительного романа.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!