Горячие южные народы накаляют мировую обстановку

Автор:

В номере: 2011

Как показывает время, в котором мы живем, последствия глобализации могут быть абсолютно не предсказуемыми. Как позитивными, так и негативными. Давно известный сетевой эффект различных общественных движений, когда волнения и беспорядки в одной географической точке неожиданно (или даже вполне ожидаемо) откликаются аналогичными событиями в другой точке, а в условиях практически безграничного распространения информации — увеличивается в геометрической прогрессии.

Нахлынула волна недовольства

Во времена французской революции, когда все члены королевских семей опасались, что «революционная зараза» перекинется и на их государства, еще не было интернета и мобильных телефонов. Но и этот факт не остановил цепь событий, последовавших за свержением французской монархии.

Сегодня скорость распространения информации измеряется количеством байт в минуту. А значит, ответ на любые мировые события в той или иной форме наступает в тысячи раз быстрее, чем даже в начале прошлого века. В связи с этим и области, затрагиваемые тем или иным событием, становятся намного шире.

Волнения в Северной Африке и на Ближнем Востоке начались в конце 2010 года. И вот, в конце февраля 2011 года уже свергнут Тунисский диктатор Бен Али; Египетский президент Хосни Мубарак; из последних сил сражается за власть Ливийский диктатор Муамар Кадафи; волнениями охвачен Алжир; в Йемене и Марокко все громче слышатся возгласы недовольных; даже относительно благополучный Оман уже видел несколько сот демонстрантов на своих улицах.

Прошло только около двух месяцев, а волна недовольства уже захлестнула ряд стран с не самой тяжелой экономической и политической ситуацией. Эксперты считают, что в дальнейшем своем продвижении эта волна может охватить такие страны, как Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн, Эфиопия, Нигерия и даже Китай. Руководством некоторых из этих стран уже были предприняты шаги для нивелирования негативных последствий волнений, охвативших регион Северной Африки и Ближнего Востока.

Даже правительство Китая уже по-своему постаралось оградить себя от подобных проявлений народного «мнения». Интересно, что многие из стран, охваченных революционной лихорадкой, пытались ограничить связь граждан с большим внешним миром путем блокирования доступа в интернет и мобильной связи. Значит, эти средства коммуникации представляют реальную политическую угрозу. И хотя такие непопулярные шаги были оправданы благими намерениями, такими как недопущение распространения панических настроений и минимизация экономических рисков, по всей видимости, они не помогли.

Все на планете взаимосвязано

Вот уже в который раз нам представляется возможность убедиться в том, что все на этой планете взаимосвязано. Политические и экономические последствия тремора, которым охвачен Ближний Восток и Северная Африка, нашли свое отражение в Западном мире с невероятной скоростью. Тот факт, что цены за баррель нефти выросли и продолжают расти с беспрецедентной скоростью, сложно не заметить. Для владельцев автомобилей в Германии это событие уже неприятным образом сказалось на кошельке. А, как известно, рост цен на нефть и нефтепродукты провоцирует рост цен на продукты вообще. То есть глобальный рост цен уже начался и при условии, что ситуация в проблемном регионе не стабилизируется, неизвестно когда он закончится.

Интересно, что даже страны с добывающей составляющей экономики могут пострадать от таких скачков цен, т.к. местные рынки также захлестнет волна инфляции. Профессор экономики Нью-йоркского университета Нуриэль Рубини, в свое время предсказавший наступление мирового экономического кризиса, говорит о возможности начала мировой рецессии, как результата событий, происходящих в юго-восточных странах. И ему склонны доверять многие эксперты.

В мире, где по-прежнему многие, если не все, экономические процессы завязаны на цене нефти, эта тенденция представляется очень вероятной. Кроме того, мы не должны забывать о прямых эффектах волнений и революций, которых в краткосрочной перспективе всего два. Первый, это вывод иностранных предприятий, проектов и капитала в целом из стран с высокой долей политической нестабильности. В этом случае напрямую страдают сами Западные предприятия, которые несут часто огромные убытки в связи со сворачиванием своей деятельности в том или ином регионе.

Второй эффект, это убытки, которые несет внутренняя экономика страны, охваченной беспорядками и волнениями. Биржевые индексы, к примеру, в Египте уже достигали таких критических отметок, что торги приходилось прекращать. В Абу-Даби индекс уже падал на 4%, в Кувейте — на 2% и в Катаре — на 5%. Таким образом, экономические показатели целого региона, доселе считавшего относительно стабильным, существенно упали. Этот факт не может не отразиться и на мировых биржах.

Дальнейшие виды прямых последствий волнений в Северной Африке и на Ближнем Востоке правильно отнести к политическим. Основным опасением мирового сообщества является отсутствие понимания реальных преемников власти в названных регионах. Многие политики опасаются, что сложившейся ситуацией могут воспользоваться радикальные исламисты, чтобы захватить власть. В этом случае карта мировых международных отношений может кардинально измениться.

Другим аспектом, который приходится учитывать, является и тот факт, что существует вероятность дробления, к примеру, Ливии, на провинции, которые существовали ранее. В этом случае на мировой арене будет несколько больше игроков, которые пока не подвержены влияниям ведущих мировых экономик. Поэтому уже сейчас строятся предположения о том, каким образом США или Россия смогут заручиться поддержкой в том или ином вновь образуемом государстве. Не исключено, что и Китай захочет ввязаться в дележку мирового пирога под названием «регионы влияния».

Любые из перечисленных выше последствий не способствуют развитию мировой экономической и политической стабильности. Эксперты уже говорят, что в случае, если цены на нефть останутся на прежнем уровне или продолжат расти, о возрождении экономики Германии после кризиса можно будет забыть. Как впрочем, о возрождении экономик многих других стран, среди которых и Россия.

В интервью журналу Manager Magazin Рональд Дерн, руководитель направления Роста и Конъюнктуры Института экономических исследований Рейн-Вестфалии, говорит, что стоимость в 120 долларов за баррель нефти уже близка к той, что спровоцировала кризис 2008 года (тогда цена была 150 долларов за баррель). Только инструменты управления ситуацией должны быть кардинально другими, т.к. в 2008 году скачок цен был спровоцирован ростом потребления, а на сегодняшний день потребление только пытается вернуться на докризисный уровень, а скачок цен спровоцирован возрастающими рисками сокращения поставок из регионов, охваченных волнениями. Соответственно данная тенденция не обязательно спровоцирует новый кризис, но может сильно ограничить рост возрождающейся немецкой экономики.

Гражданам приходится наблюдать за ситуацией и ждать ее развития в Саудовской Аравии. На данный момент король Абдалла, который по слухам Западных СМИ недавно скончался, или его правительство, по крайней мере, держат ситуацию в стране под контролем и пытаются „задобрить“ население выделением специальной помощи и пособий гражданам. Саудовская Аравия считается самым крупным, после Российской Федерации, поставщиком нефти в страны Западной Европы. Поэтому любые события, влекущие за собой нарушение этих поставок, могут серьезно отразиться на Западном мире.

Волнения в Северной Африке и на Ближнем Востоке еще далеки от своего завершения, поэтому подводить итоги пока рано. Стоит внимательно следить за происходящим и пытаться защитить свои активы от негативного влияния экономических последствий революционных движений.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!