Разброд и шатания

Автор:

В номере: 2011

Как-то в последние месяцы резко пропало желание читать газеты или смотреть телевизор. Особенно в части новостей политики и экономики. Ибо за «победными» реляциями из Берлина или Брюсселя уж очень явственно виднеются отнюдь не радостные реалии и перспективы. Особенно, если немного поднапрячь извилины и попытаться осмыслить то, что «стыдливо» осталось за кадром или между строк.

Ох, уж эти пенсионеры!

Когда на страницах СМИ впервые прозвучала фраза о том, что шведские или немецкие пенсионеры, уходящие на заслуженный отдых не ранее 65 лет, вряд ли поймут своих «коллег» из Греции или Испании, которые могут сделать это лет на 10 раньше, все было нормально. Факт, как говорится, имеет место быть. И «легкомысленно» отмахнуться от него уже не получится.

Но, когда данная проблема выносится во главу угла чуть ли ни всех экономических проблем Евросоюза, это, уж извините, господа, перебор. И поневоле возникают, как минимум, два неприятных вопроса.

Что, когда образовывался ЕС, об этом никто даже не подозревал? То есть, руководство той же Греции тщательно скрывало сей «прискорбный» факт? Или на момент подписания большинства основополагающих документов пенсионный возраст во всех странах-основателях был одинаковый, а потом некоторые (Германия, Швеция) вдруг решили уйти в отрыв? Как-то с трудом в это верится.

Теперь посмотрим с другой стороны. Допустим, страны-«аутсайдеры» быстренько  изменят свое национальное законодательство, и во всех странах ЕС люди будут уходить на пенсию в одном и том же возрасте. Официально. На бумаге, которая, как известно, все стерпит…

А что изменится в реальности? Да ничего, собственно. Если Греция сегодня с трудом обеспечивает своих граждан работой до 55-ти, то где она изыщет дополнительные возможности? Разве что, организует «комсомольские» стройки где-нибудь на Крайнем Севере или Дальнем Востоке? Россия, как представляется, особо возражать против такой инициативы не будет.

Так Греция же не одинока. Другим странам останется только вырубать джунгли Центральной Африки и осушать болотистую пойму Амазонки.

Смешно, право слово! Если бы не было так грустно.

Европа уже разделяется?

А какие еще выводы можно сделать после появления на свет так называемого «Пакта конкурентоспособности», иначе именуемого, как «Европа двух скоростей»? Сей документ предусматривает синхронизацию экономической, финансовой и социальной политики в рамках 17 стран зоны действия евро.

Своей новой программой долгосрочной стабилизации еврозоны канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) намерена скорректировать принципиальную ошибку, допущенную в свое время при переходе на евро: единую валюту ввели, а экономическая политика стран осталась несогласованной.

Сначала нововведения предполагается обсудить в неформальной обстановке, а на официальную повестку дня поставить лишь в конце марта – на следующей встрече в верхах. Главная идея госпожи Меркель – синхронизация финансовых, экономических и социальных рамочных условий в странах еврозоны, которая позволила бы преодолеть  колоссальный разрыв в их развитии, возникший в последние годы.

Примечательно, что глава немецкого правительства не предлагает обязательного  повышения пенсионного возраста во всех странах еврозоны именно до немецкого уровня, но требует строже учитывать демографический фактор.

Еще один аспект – синхронизация ставок налогообложения бизнеса в рамках ЕС. Так, Ирландия крайне низкими фискальными отчислениями просто переманивает к себе фирмы из других стран. Свободная конкуренция – дело святое, но отдельные рамочные условия все-таки должны быть едиными.

И, наконец, самый больной вопрос – астрономическая государственная задолженность некоторых стран еврозоны. В конституцию Германии недавно был встроен так называемый «тормоз бюджетной задолженности», и такую меру официальный Берлин считает необходимой для всех остальных стран. Некоторые эксперты настаивают даже на штрафных санкциях, чтобы не получалось, что одни заказывают музыку, а другие за нее платят. Причем, и те, и другие до сих пор делали это с «завидным» постоянством.

Примечательно, что вынося на люди проект «Пакта конкурентоспособности» официальному Берлину пришлось фактически переступить через себя. Ведь еще недавно там упорно противились каким бы то ни было сепаратным действиям 17 стран еврозоны, настаивая на участии всех 27 государств Европейского Союза. А все потому, что в зону хождения евро не входят Великобритания, Польша, а также скандинавские страны, которые в важных вопросах экономической и финансовой политики традиционно ориентируются на Германию. Отсюда же и резкое неприятие французской идеи «экономического правительства» для стран с единой валютой, в котором Париж автоматически имел бы большее влияние.

Жизнь, как это почти всегда бывает, вкупе с острым финансовым кризисом, массированным наступлением биржевых спекулянтов на евро, риском раскола самой еврозоны заставила немецких политиков пересмотреть прежние позиции и согласиться с концепцией «Европы двух скоростей» или «Союза в Союзе».

А евро продолжает лихорадить

Восторги по поводу того, что финансовый кризис успешно преодолен, и беспокоиться больше не о чем, мягко говоря, звучат несколько преждевременно. Причем, не только в Евросоюзе в целом, но и в самой Германии в частности.

И в этой связи ситуация получается «интересной», если не сказать более грубо.

Еще в январе еврокомиссар по экономическим и валютным вопросам Олли Рен призвал Германию поддержать идею увеличения капитала Европейского фонда финансовой стабильности, созданного с целью поддержки стран-должников еврозоны. И сделать это нужно было именно тогда, когда ситуация на финансовом рынке была относительно спокойной. Увы, время, похоже, упущено и для предотвращения возможного кризиса общеевропейской валюты теперь придется прилагать несколько иные усилия.

На сегодняшний день сумм в этом фонде достаточно для спасения одной лишь Португалии. А потребности Испании, тоже переживающей серьезный кризис, просто превышают возможности фонда. Так ведь не все благополучно и в Бельгии с Италией. Случись что, спасать их будет просто нечем.

То есть, реально получается, что увеличивать капитал Европейского фонда финансовой стабильности должна Германия и еще пара-тройка стран, пока еще находящихся на плаву. Конечно, на бумаге туда внесут деньги все 17 стран еврозоны, но, если у меня (той же Испании, например) и так в «кошельке» практически минус, то, отдав что-то, тут же придется забрать в разы больше. Иначе…

В последнее время многие СМИ обвиняют правительство Германии в том, что оно блокирует переговоры об увеличении Европейского фонда финансовой стабильности, надеясь, что если позже решения будут приниматься в спешке, то Берлину удастся добиться выполнения своих требований, например, утверждения весьма спорного (по мнению многих экспертов) пакта по укреплению конкурентоспособности стран еврозоны.

Пакт, возможно, и далек от идеала, но во все времена и при любых правителях тот, кто платит и «музыку» заказывает. То есть, надо бы определиться, что все-таки реально представляет собой зона хождения единой европейской валюты: сообщество государств, готовых пропорционально разделить и тяготы, и успехи или … «Соединенные Штаты Германии»? Даже не Европы, заметьте.

И вопрос сей не настолько казуистический, как может показаться на первый взгляд.

У Берлина проблем тоже хватает

Понятно, что столь откровенно захватнических планов раздвинуть границы страны еще на 16 государств еврозоны никто из немецких политиков даже в горячечном бреду не вынашивает. Тут бы навести должный порядок в таком же количестве собственных федеральных земель.

Ведь, не смотря на имеющиеся и прогнозируемые экспортные успехи, в Германии наблюдается явный всплеск инфляции. Который обязательно скажется на остальных государствах, имеющих у себя ту же валюту. И начался он, между прочим, отнюдь не месяц назад.

Правда, по данным официальной статистики, темпы роста розничных цен в Германии составили в январе 2011 года 1,9 процента. Таким образом, самая крупная и наиболее быстро развивающаяся сейчас экономика еврозоны еще не перешла знаковый рубеж в 2%, провозглашенный Европейским центральным банком в качестве оптимального. А вот, если взять еврозону в целом, то тут уровень инфляции в 2 процента уже превышен: статистика зафиксировала в январе удорожание жизни на 2,4 процента.

С другой стороны, литр бензина стоит сейчас в Германии примерно полтора евро – практически столько же, сколько и летом 2008 года, когда за баррель нефти на мировом рынке просили чуть ли не 150 долларов, а сейчас за него дают «всего лишь» около сотни. А если в ближайшие месяцы нефть приблизится к былым рекордным отметкам? Представляете себе Германию, в которой подавляющее большинство населения начнет пользоваться исключительно общественным транспортом? Который, между прочим, на такой пассажиропоток изначально не рассчитывался.

Еще 6 лет назад в некоторых магазинах можно было купить «поддон» йогуртов из расчета 9 центов за штуку. Да, срок годности у них заканчивался буквально через неделю. Так что такое полтора десятка таких йогуртов даже для семьи из трех человек? Справятся и еще попросят. А ведь в некоторых турецких семьях и десять детей не предел возможностей.

Сегодня же самый дешевый йогурт стоит 19 центов и обычно исчезает с прилавков почти со скоростью лесного пожара. Те же помидоры еще буквально год назад стоили почти на 50 процентов меньше, чем сегодня. За это же время примерно на треть подорожали картофель, лук, салат, огурцы и орехи. И любая домохозяйка этот список может продолжить.

Так что, главный экономист Deutsche Bank Томас Майер (Thomas Mayer) не без оснований полагает, что в ближайшие годы «инфляция пойдет в еврозоне в сторону 3 процентов, а в Германии из-за особенно мощного экономического роста – в сторону 4 процентов». С ним, увы, солидарны и некоторые другие видные немецкие экономисты.

Самое же тревожное в данном прогнозе – это то, что Европейскому центральному банку не удастся вернуть инфляцию к обещанному уровню чуть ниже 2 процентов на протяжении целого десятилетия!

Возможно, главный экономист второго по величине немецкого кредитно-финансового института Commerzbank Йорг Кремер (Jörg Krämer), выступивший недавно с подобным заявлением, специально несколько сгущает краски. По тем или иным соображениям. А если он как раз решил немного успокоить общественное мнение?

Бог с ней – с политикой

Безусловно, немецкому канцлеру сейчас позавидовать могут только законченные мазохисты. Госпожу Меркель не критикует в последние недели только ленивый. Ее идея о том, что Европа должна стать «более немецкой» вызвала, по мнению ряда СМИ, бурю негодования в Мадриде, Афинах и Париже.

И это притом, что немцы уже не первый раз пытаются прыгнуть выше головы и, несмотря на собственные трудности, соглашаются увеличить объем помощи грекам, ирландцам и португальцам. Для начала… На подходе, как было отмечено выше, вполне могут оказаться еще и Бельгия с Испанией.

Из-за этого правительству ФРГ приходится принимать жесткие (и не всегда продуманные!) меры экономии внутри страны. Сегодняшнюю немецкую экономику называют «моделью для национального эгоиста, который наводняет соседей своими товарами и услугами и тем самым экспортирует свою безработицу в сопредельные страны. Возможно, для одной страны эта модель и подходит, но если ее начнут копировать все, то это обернется катастрофой».

Позвольте, а каким образом другие страны смогут экспортировать свою безработицу в ту же Германию? Рядовой немецкий потребитель хорошо знает итальянскую обувь и одежду, испанские и греческие овощи, фрукты, виноградные вина. Так у них там, извините, и климат для этого соответствующий.

Что, Бельгия вдруг начнет производить автомобили и в кратчайшие сроки наводнит ими всю Европу? Или на мировом рынке в одночасье появятся испанские скоростные поезда и греческие компьютеры? Собственной разработки, а не сборки из чужих комплектующих.

В общем, создание европейского экономического правительства явно назрело. Ибо играть по своим правилам можно только за собственные деньги. Если же они берутся взаймы…

Говоря другим словами, разбредаться европейцам некуда, а и дальше расшатывать собственный общий дом – чревато, знаете ли.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!