Александр Рар: «Последствия кризиса мы будем чувствовать и в 2011 году!»

Автор:

В номере: 2010

Политолог Александр Рар является авторитетным и признанным экспертом по вопросам российской политики, а также российско-германских отношений. Сегодня он – гость нашего журнала.

О тандеме

— Уважаемый Александр, в сентябре Вы подготовили и опубликовали доклад на тему «Путин после Путина. Что ожидает Запад», где пишите следующее: «В начале 2012 года начинаются президентские выборы, и все вероятнее становится, что Владимир Путин возвращается в Кремль…». На основании чего Вы делаете такие выводы?

— Я делаю эти выводы на основании того, что мы видим по российскому телевидению и по тому, что говорят в самой России. Путин мелькает по всем телеканалам, он принимает главные решения стратегического порядка для страны и сам этого не скрывает. У нас в сентябре была встреча с российским премьер-министром в рамках «Валдайского клуба», где он дал понять, что по-прежнему определяет стратегию России. Медведев играет очень важную роль во внешней политике: он – действительно лицо России в отношении Запада, но внутри страны, по всем сведениям, которые у нас есть, Путин по-прежнему имеет больше власти.

— Скандальное увольнение Медведевым Лужкова с поста мэра Москвы многие аналитики назвали очень сильным политическим ходом, демонстрирующим определенную смелость и решительность молодого российского президента. В свою очередь, Путин дал понять, что с Лужковым можно было договориться. Как Вы прокомментируете громкую отставку бывшего московского градоначальника, которая, пожалуй, стала главным политическим событием в России в уходящем году?

— Я думаю, что главным событием в России было не снятие Лужкова, а террористическая атака на московское метро в апреле этого года. Снятие Лужкова и назначение на его место Собянина все-таки показывает, что Медведев не смог поставить туда своего человека. Да, руками российского президента сняли Лужкова, но мы же знаем, что и сам Путин все эти годы не долюбливал Юрия Михайловича. С ним еще 2-3 года назад состоялся разговор, где московскому градоначальнику дали понять, что тот сам должен подать в отставку.

Я считаю, что Медведев должен был уволить Лужкова просто для сохранения своего авторитета, потому что мэр Москвы бросил вызов президенту, дав тому публично понять, что его не признает как своего начальника. В таком случае, если бы Медведев не уволил Лужкова, то всем стало бы понятно, что у президента России власти в стране просто нет, поэтому это был его решающий шаг, и Путин все это понимал, что Лужков довел ситуацию уже до предела, в связи с чем и не стал на защиту мэра, но назначил на этот ключевой пост своего человека – Собянина.

«Головная боль» для немецкого общества

— Для Германии подобным взрывом стал выход в свет книги Тило Саррацина с провокационным названием «Германия – самоликвидируется, или Как мы ставим нашу страну на карту». Каковы предпосылки, причины и последствия появления этой весьма неоднозначной книги?

— Эта книга, в принципе, вышла вовремя: сейчас дискуссия о том, как правильно вести миграционную политику в ФРГ нарастает, с каждым днем этот вопрос становится не только проблемой и «головной болью» для немецкого общества, но и одним из ключевых вызовов для Германии, да и вообще для Европы! Европа своими гуманистическими взглядами на роль обществ и на человека, всюду создавая гражданское общество и свободу для всех, может быть, просто мягко поступала по вопросам миграции. Здесь, правда, для появления в Германии мигрантов есть ограничения, но в то же самое время мы все видим, что многие эмигранты в Германии не хотят ассимилироваться: они создают свои анклавы, уходят в криминальную среду, и это все больше начинает ощущаться и чувствоваться в немецком обществе.

Тило Саррацин об этом написал книгу, и если бы не он, то ее бы написал кто-нибудь другой, но автор умело подал свое произведение: книга вышла с большой провокацией и огромным шумом. После этого он действительно начал большую дискуссию и дебаты в немецком обществе на тему «Что делать дальше?».

И тот факт, что госпожа Меркель, которая говорила, что Саррацина вообще не нужно читать и что он вредит Германии, спустя три недели согласилась со всеми его тезисами, сказав, что политика мульти-культи в Германии провалилась и миграционная политика – тоже, поскольку эта тема горячая и является существенной и громадным вызовом для Германии. Как будет в дальнейшем вестись миграционная политика, что будет делать госпожа Меркель и ее правительство – очень трудно предсказать, но эту проблему нужно каким-либо образом решать! Замалчивать и выжидать, пока все опять станет на свои места, такую роскошь Германия себе уже не сможет позволить!

— Продолжим эту горячую тему: недавно премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер высказался за приостановку миграции в Германию граждан Турции и выходцев из стран Ближнего Востока, мотивируя это тем, что они плохо интегрируются в немецкое общество. Как бы Вы могли прокомментировать это заявление?

— В основном, население арабского происхождения может вполне легально въехать в Германию через другие страны Евросоюза: они прибывают в ФРГ не через Ближний Восток или Северную Африку, приезжают в Германию из той же Франции, Испании или Италии, поэтому ограничить их поток будет достаточно сложно. В принципе, Зеехофер прав, т.к. страна себе может позволить какое-то количество политэмигрантов, бежавших из своих стран, потому что их там преследовали по политическим мотивам.

Скажем, первая русская эмиграция и вторая, чьи представители нашли поприще в Германии, во Франции и вообще в Европе, воспитывали своих детей и выжидали, чтобы на их Родине что-либо изменилось, чтобы туда вернуться, прекратив эмигрантское существование. Но сюда – в ФРГ – сейчас идет не политическая эмиграция, а экономическая: люди хотят тут хорошо жить, но денег не хватает на многомиллионную армию безработных и эмигрантов. Тот факт, что многим эмигрантам предоставляются здесь все льготы и привилегии, они могут здесь не работать и всю жизнь «сидеть на пособии», вызывает острейший гнев внутри немецкого общества.

Если это будет дальше продолжаться, то немецкое общество станет «праветь», появятся новые профашистские движения. Это политики понимают и поэтому они должны действовать. Хорошо, что на данную проблему сейчас обращают внимание. Эмигрантов не нужно заставлять становиться немцами, но хотя бы – ассимилироваться, учить немецкий язык, признавать правила игры и немецкие нормы и вести себя, как цивилизованные европейцы!

— Соцопрос, проведенный первым общественно-правовым каналом немецкого телевидения ARD, показал растущее отчуждение между гражданами ФРГ и политической верхушкой: 80% опрошенных считают, что важные решения принимаются без учета мнения простых граждан, а 85% при этом отмечают, что большинство политиков не представляют, что и как происходит в реальной жизни. Неужели зреет революционная ситуация, когда «верхи не могут, а низы не хотят жить по-старому»?

— Я думаю, что если бы подобные опросы провели 10 или 20 лет тому назад, то они бы привели к тем же результатам: низы всегда себя чувствуют не представленными наверху; политиков, особенно в демократических обществах, всегда можно и есть за что ругать. И в этом много правды: политики живут в своем мире и не сталкиваются с миграционными проблемами и с исламским фундаментализмом, поэтому они принимают решения по-другому. Когда такие проблемы нарастают, то у народа действительно складывается впечатление, что политики его не понимают и порхают у себя на небесах. Революционной ситуации в Германии из-за этого нет!

— Одной из больших и серьезных проблем Германии по-прежнему является безработица. Несмотря на уменьшение ее числа, в реальности, а не на бумаге, все выглядит не так радужно, так как безработные, временно работающие по т.н. программе «1-Euro-Job», а также лица, посещающие разного рода надуманные курсы, ориентированные на поиск работы, составление резюме и правильного поведения во время собеседования, по сути, выпадают из статистики и не являются безработными. Но это – самообман. Вы разделяете подобную точку зрения?

— Это слишком специфичная тема, и здесь у каждого своя точка зрения. Я знаю, как мои предки и родители приехали из России в ту же Германию или во Францию. Тогда не было никаких программ типа «1-Euro-Job». Пособий не было, и люди работали таксистами или мусорщиками, шли на шахту и были благодарны, что вечером на столе был кусок хлеба и, может быть, бутылка пива.

Лучшей социальной системы, чем в Германии, нигде нет. Сейчас будут сокращать деньги, т.к. немцы больше не могут это терпеть, но тому, как в Германии платят пособие по безработице и на детей (Kindergeld), в других странах могут только позавидовать!

— С 12 мая 2011 года будут сняты все ограничения на трудовую деятельность в ФРГ граждан новых стран ЕС. Насколько целесообразно при нынешней безработице приглашать в Германию на работу иностранцев?

— Они не считаются иностранцами, и Евросоюз на это пошел. Я согласен с Вами, что это большая проблема, особенно для немцев, у которых уровень экономики и жизни намного выше, чем в других странах. Сюда действительно поплывет дешевая рабочая сила, но это – издержки создания общего Европейского Дома, что нужно было видеть.

И чем больше Евросоюз будет расширяться на Балканы: в Косово, Албанию, Сербию, Македонию, тем глубже будет эта проблема, поэтому идея объединенной Европы в немецком обществе становится все менее популярной. Кроме наплыва дешевой рабочей силы в Германию, можно ожидать ухода немецких фирм, компаний и производств в более дешевые районы Европы. Но это – цена, которую мы все платим за создание ЕС.

Политический прогноз

— Следующий вопрос касается отношения между Россией и Западом, Германией и Америкой. За последнее время мы видим тенденцию, что с приходом нового американского президента Барака Обамы российско-американские отношения заметно улучшились, а отношения между ФРГ и Россией и не портились. Вы согласны с такой точкой зрения?

— Отношения между Германий и Россией резко улучшились после падения Советского Союза, когда советские ракеты больше не были направлены на Запад, после того, как горбачевская и ельцинская Россия помогли немцам восстановить полную независимость и объединить восточную и западную Германию в одну страну. С тех времен чувствуется большая симпатия по отношению к России.

— Финансист Уоррен Баффет обещает евро серьезные испытания: если Европе не удастся ускорить рост экономики, деградация станет вполне вероятной. Что Вы думаете по этому поводу?

— Я думаю, что евро будут спасать. Посмотрите, какие решения были приняты на саммите Европы в Брюсселе: евро будут защищать и не будут раздавать направо и налево, а за пострадавшими государствами восстановят финансовой контроль. Будем надеяться, что политики сделают правильные выводы, и если не произойдет чего-то абсолютно нового и непредсказуемого, то я не думаю, что нас ожидает какое-нибудь крушение евро.

Но в общем, надо сказать, что можно было ожидать и лучшего: евро показал свою слабость, особенно на мировом уровне, и Европа в целом по отношению к Азии – Китаю и другим странам, которые выходят из кризиса гораздо быстрее и с новыми силами, будет, конечно же, слабеть!

— И последний вопрос: каков Ваш политический прогноз на новый год для Германии?

— Я думаю, что для Германии 2011 год будет турбулентным, потому что правительство станет все больше и больше терять поддержку населения, и госпожа Меркель попадет в ту же ситуацию, в которой был господин Шредер 5 лет тому назад, когда одна федеральная земля за другой начнут сдавать позиции, а ХДС будет проигрывать выборы. В бундесрате появится сильная коалиция «зеленых» и «красных», которая будет стремительно идти во власть.

Нельзя полностью исключить, что в случае сильного провала, например, в Баден-Вюртемберге, госпожа Меркель почувствует, что ее партия радикально слабеет. Тогда наверху произойдут очень серьезные изменения. Я не думаю, что канцлер ФРГ подаст в отставку, но могу предположить, что Ангела Меркель пойдет на перевыборы – это весьма возможно. Кризис еще на самом деле не прошел, главный кризис позади: в Германии не все так плохо, но последствия кризиса мы будем чувствовать и в 2011 году!

— Большое Вам спасибо, Александр, за эту интересную и обстоятельную беседу!

— И Вам, Евгений, спасибо!

Краткая биография Александра Рара:

Александр Глебович Рар (2 марта 1959, Тайбэй, Тайвань) – германский журналист-международник, директор Центра им. Бертольда Бейца при Германском Совете по внешней политике (DGAP).

1980-1988 – учеба в Мюнхенском университете (история Восточной Европы, новейшая история, политология).

1977-1985 – руководитель проектов в исследовательском проекте о советских руководителях при Федеральном институте восточноевропейских и интернациональных исследований в Кельне.

1982-1994 – научный сотрудник Исследовательского института Радио Свобода (Мюнхен).

1986-1994 – консультант, RAND Corporation (Санта-Моника).

1990 – исследовательская работа в Совете Народных Депутатов СССР в Межрегиональной группе.

1990-1991 – исследовательская работа в East-West Institute (Нью-Йорк).

1994-1995 – научный сотрудник, исследовательский институт Германского Совета Внешней Политики DGAP.

1995 – директор центра по России и Евразии при Германском совете по внешней политике, финансируемым Восточным комитетом немецкой экономики и Deutsche Bank. С 2010 центр переименован в Центр им. Бертольда Бейца.

2003 – награжден высшей наградой ФРГ (Bundesverdienstkreuz) за вклад в развитие немецко-российских отношений.

2004 – почетный профессор МГИМО.

2004 – член Совета директоров YES (Yalta European Strategy), член Валдайского клуба.

Автор биографии М.С. Горбачева (1986), В.В. Путина («Немец в Кремле», 2000). Автор книги «Россия жмет на газ» и «Путин после Путина. Капиталистическая Россия на пороге нового мирового порядка» (2008).

Семья

Родители: отец – известный деятель эмиграции Глеб Александрович Рар, брат деятеля эмиграции Льва Александровича Рара, мать – София Васильевна Рар, дочь известного деятеля эмиграции Василия Васильевича Орехова.

Женат на Анне Рар, воспитывает сына Михаила и дочь Алевтину.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!