Как в плохой драме

Автор:

В номере: 2010

Живем, как в плохой драме. Напряжение растет, но ничего не происходит. А потом произойдет по причине ищущего выхода напряжения, которое нагнал писака-драматург. Этим драматургом стал наш главный внутренний министр, который с озабоченным лицом в середине ноября спрогнозировал террористические атаки в Германии в конце месяца. Свою информацию он черпал из неназванных секретных источников, отчего простым людям, не имеющим таких источников, становилось еще страшнее.

Страсти накаляются

Министр был очень конкретен в своей неконкретности: Берлин, Франкфурт-на-Майне, Мюнхен или еще где-нибудь. Террористы то ли пройдут лесами сухопутную границу страны, таща взрывчатку для теракта в рюкзаках, то ли активируются «кроты». Они пока живут обычной гражданской жизнью, так что даже жена не знает, что ее муж не мирный сотрудник больничной кассы, а крот-террорист. На эту тему уже художественный фильм сделан, скоро «все про кротов» можно будет увидеть в кино.

В конце концов, все же произошло, но не в Мюнхене, а в Виндхуке (Намибия, Африка). В зале ожидания аэропорта рейсом на Мюнхен, нашли какое-то устройство с проводами и батарейками. Позже выяснилось, что в чемоданчике была кукла, подложенная шефом полиции аэропорта для проверки эффективности собственной службы.

А вот наш главный внутренний министр около двух суток не мог четко ответить на вопрос, а не его ли собственное ведомство сей чемоданчик подложило? Земельные силовые министры тут же раздули куклу до вселенских размеров, и для оправдания своей должности стали делать предложения одно мудреней другого, а главное – такие же бесполезные.

Эксперту по вопросам безопасности парламентской фракции CSU пришла в голову идея построить концлагерь и направлять туда подозрительные элементы. А то наружное наблюдение за оными слишком дорого обходится казне. Нижнесаксонский силовик предложил послать вооруженные патрули в кварталы с высоким процентом мусульманского населения. Пусть де боятся. Непонятно кто кого испугается, а вот градус напряжения это необоснованное и неэффективное запугивание повысит.

Главный силовик Берлина предложил всеобщее доносительство. Все мы должны внимательно следить друг за другом и сообщать подозрительное поведение соседей. Типичное подозрительное поведение внутренний сенатор столицы определил как «странно выглядящие люди, говорящие по-арабски или на языке, который мы не понимаем». Так же подозрительно «не общение с соседями и замкнутость нового жильца». Об этом надо непременно сообщать в полицию, а она уже во всем разберется.

Каждый бюргер сам должен определять, что считать подозрительным поведением: «язык, который мы не понимаем» или выбрасывание мусора в неправильный бачок. Вакханалию сведения счетов, ложных или честно ошибочных доносов можно предвидеть уже сейчас.

Шеф федеральной полиции, она отвечает за охрану вокзалов и аэропортов, то же не остался в стороне от благих советов, а наоборот, призвал к усиленной бдительности и дал народу несколько рекомендаций, как распознать страшного террориста в помещении вокзала или аэропорта. Сообщать нужно о необычно ведущих себя персонах, которые часто оглядываются, и даже, может быть, несут рюкзак. Так что для рюкзачников наступили плохие времена, особенно если они еще и оглядываются. Потом он предупредил о возможности в Германии террористических атак по типу Бомбейского нападения. И отменил отпуска своим сотрудникам до конца года.

Бомбейская атака 2008 года показала, что 10-12 умно расставленных, планомерно действующих и решительных боевиков на некоторое время могут взять в заложники и парализовать громадный, многомиллионный город. С тех пор бомбейский призрак бродит в головах полиции всего мира.

Свою мантру сказал и уполномоченный по делам переселенцев и национальных меньшинств статс-секретарь МВД К. Бергнер: «Знание языка – ключ к интеграции». Наши политики почему-то так думают. Слово – оружие обоюдоострое и совершенно не одностороннее, в первую очередь инструмент общения между людьми и передачи информации от одного к другому. Ответственным лицам кажется, что овладевшему немецким языком иностранцу можно быстренько рассказать о преимуществах демократии, и он все поймет. Только надо заставить пока непросвещенного иностранца выучить немецкий язык.

А что, если овладевший немецким языком иностранец расскажет немцу о, якобы, преимуществах обладания четырьмя женами и возможностью укоротить им язык? – что для кого-то приятнее абстрактной демократии. И что эта перспектива может так заинтересовать коренного немца, что он откажется от своей нематериальной демократии, дающей женщинам равные с мужчиной права. Постоянно растущее число немецких конвертитов в массе арелигиозного местного населения является тревожным сигналом в этом направлении.

Пока что наши руководители в полной растерянности и не знают, как им бороться с новыми опасностями для страны. Отсюда и возникают горячечные фантазии об опасности, исходящей от оглядывающихся по сторонам рюкзачников.

Что бьет рикошетом

Озвученная аморфная угроза уже нанесла урон нашей демократии. Закрыто для посторонних здание рейхстага, которое посещали три миллиона человек в год. Непосредственное соприкосновение народа с центром избранной власти в стране было частичкой живой демократии. Теперь ее не стало до дальнейших распоряжений. Самая большая опасность сейчас исходит не от террористов или «кротов», а от самой атмосферы напряженности, которая дестабилизирует психически неуравновешенных людей и может спровоцировать их на силовые действия.

Все силовики для борьбы с угрозами тут же потребовали увеличение персонала, бюджета, технических средств наблюдения за населением, а так же введения новых законов, дающих им больше контрольных полномочий. Западные политики знают, как обуздать инфляцию и поддерживать социальные системы, бороться с фашизмом или коммунизмом. А вот к новым опасностям и вызовам они оказались совершенно не готовы.

Наша формула демократии, которую они, как заклинание, повторяют на всех общественных выступлениях, все более и более становится пустой, лишенной содержания фразой в борьбе с новыми идеями и новыми идеологиями. Вызовы нового века уменьшают значение наших высокотехнологичных армий, способных за несколько минут стартовать громадные межконтинентальные ракеты с ядерными боеголовками. Вся огромная армия и ядерный потенциал Индии не смогли остановить 10 террористов, на некоторое время захвативших многомиллионную метрополию Бомбей.

Основная проблема заключается не в нескольких «кротах» в наших городах, а нашем медленном, постепенном, но неуклонном ослаблении. Стареющее, уменьшающееся население. Потеря твердых идеологических ориентиров в современном мире. Рост нашей зависимости от сырья и рынков сбыта в иных странах. Потеря положения единственного промышленно развитого центра мира. Длительный упадок духа как последствие двух мировых войн.

Пока наше мировое значение держится на эксклюзивном обладании ядерным оружием и местом в Совбезе ООН. В клуб ядерных держав стремятся Иран, Северная Корея, другие страны, на постоянное место в Совбезе претендуют другие мировые игроки. Это еще более ослабляет наши позиции. Нам нужны длительные, продуманные, комплексные решения стоящих перед обществом задач и новое изобретение демократии, с которой мы имеем как негативный, так и позитивный опыт. Пока таких глобальных решений на горизонте не видно, проблемы пытаются решить поощрением всеобщего доносительства.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!