1920: Ленард против Эйнштейна

Автор:

В номере: 2010

90 лет назад состоялась знаменитая дискуссия в Бад Наугейме

Утром 23 сентября 1920 года в курортном комплексе Шпрудельхоф — шедевре югендстиля в центре Бад Наугейма появились полицейские, вооруженные винтовками с примкнутыми штыками, и заняли позицию у входа в корпус № 8. Шел пятый день 86-го Конгресса Союза немецких естествоиспытателей и врачей. На «общую дискуссию по релятивистской теории» полицейские впускали делегатов по удостоверениям. Столь внушительная охрана была сочтена необходимой в обстановке террора националистов и кампании травли автора теории относительности, члена Прусской академии наук Альберта Эйнштейна. Революция в физике, произведенная специальной теорией относительности Эйнштейна (1879-1955), получила продолжение в общей теории относительности. Ее блестящее экспериментальное подтверждение английскими астрономами произвело сенсацию в науке, и имя Эйнштейна приобрело всемирную известность. В Германии, однако, эйфория вокруг великого достижения немецкой науки продолжалась недолго, и тон прессы постепенно начал меняться.

Травля за гениальность

Агрессивный шовинизм, захлестнувший Германию после поражения в мировой войне и краха Второго рейха, не обошел стороной и науку. В прессе появились статьи с нападками на теорию относительности и на самого Эйнштейна, имевшие явную антисемитскую подоплеку. «Это жертва на алтарь глупости», «вырождение еврейского декаданса», — изощрялись националистические издания. Раздавались даже угрозы по адресу ученого. Летом 1920 г. кампания против Эйнштейна резко усилилась. 24 августа на митинге «Сообщества немецких естествоиспытателей за сохранение чистой науки» в берлинской филармонии инженер Пауль Вейланд заявил, что теория относительности вводит общество в заблуждение, и сослался на научный авторитет Филиппа Ленарда.

Выдающийся немецкий физик, профессор Гейдельбергского университета Филипп Ленард (1862-1947) свое первое крупное открытие сделал в лаборатории «отца радиотехники» Генриха Герца. В 1905 г. 42 — летнему ученому была присуждена Нобелевская премия за комплексное исследование катодных лучей. Эйнштейн высоко ценил экспериментальные работы Ленарда. В письме от 16 ноября 1905 г. он выразил ученому свое восхищение его исследованиями. Однако ассистент Ленарда, соавтор Эйнштейна Иоганн Лауб жаловался ему на тяжелый характер своего шефа: «Что касается Ленарда, он всюду известен как сатрап, который плохо обращается с ассистентами».

Эйнштейн ответил Лаубу: «Пусть Ленард брюзжит, сколько его душе угодно, не обращайте внимания! Он большой ученый, оригинальный ум».

Общую теорию относительности Ленард подверг резкой критике. На митинге в филармонии он отсутствовал, но Вейланд включил его имя в список выступавших. Это была провокация, и она удалась.

27 августа 1920 г. в «Берлинер тагеблатт» появился «Мой ответ антирелятивистскому сообществу» Эйнштейна:

«Среди убежденных противников релятивистской теории я знал из физиков мирового уровня только Ленарда… Я восхищаюсь Ленардом — мастером в экспериментальной физике; в теоретической физике он, однако, ничего не совершил, и его возражения против общей теории относительности настолько поверхностны…»

Очень скоро Эйнштейн пожалел об этих словах: было ясно, что мстительный Ленард никогда их не простит. Друзья и коллеги советовали ученому поехать на первый после войны Конгресс Союза немецких естествоиспытателей и врачей в Бад Наугейме, чтобы принять участие в дискуссии с противниками теории относительности. Ленард объявил, что приедет на Конгресс и выступит на дискуссии. Приняли приглашение и Эйнштейн, и его друг, физик Макс Борн (1882-1970).

«Мамонтовый конгресс»

Первоклассный европейский курорт Бад Наугейм выгодно отличался тишиной, безопасностью и хорошим снабжением от находившегося в 38 км Франкфурта-на-Майне и Берлина, сотрясаемых политическим террором и преступностью. Интеллектуальному творчеству способствовал и выбранный для работы Конгресса уникальный архитектурный комплекс – корпуса для приема солевых ванн, возведенные в 1905-1910 гг. Курорт славился визитами коронованных особ и знаменитостей.

Число зарегистрированных делегатов Конгресса – 2500 превзошло все ожидания. Изобретательные журналисты тотчас прозвали конгресс «мамонтовым». В Бад Наугейме собрался цвет немецкой, австрийской и швейцарской науки. Одних только лауреатов и будущих лауреатов Нобелевской премии насчитывалось 17:

1905, физика – Филипп Ленард
1909, химия – Вильгельм Оствальд
1914, физика – Макс фон Лауэ
1918, химия – Фриц Габер
1918, физика – Макс Планк
1920, физика – Вальтер Нернст
1921, физика – Альберт Эйнштейн
1925, физика – Джеймс Франк
1925, физика – Густав Герц и другие.

17 сентября Альберт Эйнштейн отправился в Бад Наугейм. Макс Борн вспоминал: «Эйнштейн жил, как мы договорились, у нас во Франкфурте, на Кронштеттенштрасе. Каждое утро мы ездили на поезде в Наугейм и вечером возвращались обратно».

Конгресс начал работу по многочисленным секциям 19 сентября.

Теория относительности: путь к признанию

Не сразу понял специальную теорию относительности старейший немецкий физик, создатель квантовой теории (1900) Макс Планк. В 1906 г. он написал Эйнштейну письмо с просьбой разъяснить некоторые положения его статьи «К электродинамике движущихся тел» (1905). Однако уже в 1910 г., на Конгрессе Союза немецких естествоиспытателей и врачей в Кенигсберге Планк заявил, что, с появлением релятивистской теории, возникла новая картина Вселенной. Ближайший коллега Планка Макс фон Лауэ даже приехал в Берн и явился к Эйнштейну в патентное бюро, чтобы уяснить некоторые моменты в его теории. В 1910 г. фон Лауэ издал двухтомный труд «Теория относительности», получивший высокую оценку Эйнштейна. Убежденным сторонником теории относительности стал профессор Цюрихского университета Герман Вейль. Все эти физики приняли также и общую теорию относительности, созданную Эйнштейном в 1911-1916 гг., и приехали в Бад Наугейм.

В своей работе «О влиянии силы тяжести на распространение света» Эйнштейн теоретически обосновал положение об искривлении лучей света в поле тяготения. При этом он вычислил величину отклонения лучей – 1,75 угловой секунды. Филипп Ленард выпустил в 1918 г. брошюру, специально посвященную опровержению общей теории относительности. Но ее верность была доказана экспериментально.

В Бразилию и в Западную Африку отправились две экспедиции Лондонского Королевского общества. 29 мая 1919 г. астрономы наблюдали полное солнечное затмение и при этом установили, что происходит искривление лучей света звезд в гравитационном поле солнца, равное 1,64 угловой секунды, то есть не намного меньше величины, предсказанной Эйнштейном. Ленард, однако, остался при своем мнении, хотя Эйнштейн получил сильный аргумент в защиту своей теории.

Научный поединок

В 9 часов утра 23 сентября в огромном корпусе № 8 началось совместное заседание физической и математической секций. Председательствующий – профессор Макс Планк объявил тему заседания: «общая дискуссия по релятивистской теории». Вначале с 15-минутными докладами выступили физики Герман Вейль (Цюрих), Густав Мие (Грейфсвальд), Макс фон Лауэ (Берлин) и Гребе (Бонн). Через много лет Ленард с раздражением вспоминал: «Дискуссии предшествовали три утомительных доклада в пользу Эйнштейна». Затем Макс Планк открыл дискуссию и предоставил по старшинству слово Филиппу Ленарду.

Ленард впервые видел Эйнштейна и обратился к нему уважительно. В огромном зале стояла тишина. Ленард настаивал на традиционном представлении об эфире, в котором волнами движется свет и этим с самого начала сделал свою позицию уязвимой, так как многие ученые к этому времени уже отказались от теории эфира. Далее Ленард утверждал, что установленный в 1919 году факт отклонения лучей света в гравитационном поле не устраняет сомнений в истинности общей теории относительности. Затем слово получил Альберт Эйнштейн.

«Публика оживилась. Взгляды устремлены на обоих противников. Как будто происходит турнир. Ленард не слаб, но Эйнштейн парирует превосходно»,- сообщал корреспондент «Берлинер Тагеблатт», присутствовавший на дискуссии. Эйнштейн говорил об универсальном характере принципа относительности и привел пример двух лабораторий: одна из них находится в здании, а другая – в движущемся с постоянной скоростью поезде, и при этом эксперименты в обеих лабораториях проходят одинаково. Об эфире Эйнштейн сказал, что его существование никогда не было доказано. А об эксперименте английских астрономов заметил, что практическое совпадение теоретического и экспериментального значений отклонения лучей света в гравитационном поле не могло быть случайностью.

Затем Макс Планк открыл прения: выступили физики Рудольф, Палагий, Борн, Мие, Краус, Ланге и Лизеганг. Время дискуссии истекало, но председательствующий не подвел ее итог. Однако большинство присутствующих в зале понимали, что выиграть этот научный спор Ленард не мог. Планк пошутил: «Теория относительности не продлила, к сожалению, отведенное по регламенту время» и в 13 часов объявил об окончании дискуссии.

Эйнштейн догнал Ленарда в гардеробе и попросил его задержаться. Ленард ответил: «Теперь уже поздно». Оказавшийся рядом Макс фон Лауэ пытался пошутить: «Да ведь Эйнштейн совсем еще ребенок». Ленард раздраженно сказал: «Дети не пишут в «Берлинер Тагеблатт»!

Сохранились два совершенно различных отзыва о дискуссии – Карла Зеелига и Макса Борна. Зеелиг: «Возражения Ленарда были удивительно несерьезны. Эйнштейн защищал свою точку зрения спокойно и ясно, на высоком интеллектуальном уровне».

Борн: «На физической секции Филипп Ленард выступил с резкими, злыми нападками, с неприкрытой антисемитской тенденцией против Эйнштейна. Эйнштейн хотел было резко ему ответить, но я сдержал его. Он сожалел, что его тогда охватило волнение и он утратил чувство юмора. С этого времени Ленард занялся систематической травлей Эйнштейна».

Эйнштейн и Ленард: после дискуссии

Эйнштейн и Борн в своей многолетней переписке не раз возвращались к дискуссии в Бад Наугейме. Борн при этом отзывался о Ленарде негативно, а Эйнштейн был склонен к юмору и называл дискуссию «петушиным боем». Все же Борн оказался прав: возникшая после дискуссии ненависть к Эйнштейну и к евреям настолько овладела Ленардом, что в конце концов вытеснила его незаурядный талант.

В 1938 г. Ленард разъяснил, в чем он, оказывается, ошибался в Бад Наугейме: «Я рассматривал на дискуссии этого еврея, согласно принятой тогда точке зрения, как арийского человека, и это была ошибка». Эту «ошибку» Ленард исправлял всю оставшуюся жизнь. В 1922 г. он отправил в Стокгольм письмо с протестом против присуждения Эйнштейну Нобелевской премии. В мае 1933 г. в своей статье в нацистском официозе «Фелькишер Беобахтер» Ленард выразил удовлетворение тем, что «относительность-еврей» покинул Германию и обрушился на его теории: „Яркий пример вредного влияния еврейского духа в науке продемонстрировал господин Эйнштейн с его математически сфабрикованными из известных научных данных и некоторых произвольных составляющих «теориями», которые теперь постепенно разваливаются на куски». Затем в 1934 г. Ленард потребовал от рейхсминистра народного просвещения и пропаганды Йозефа Геббельса изгнать из университетов всех сторонников Эйнштейна. Однако Геббельс не поддержал эту безумную идею.

Ленард, встречавшийся с Гитлером еще до его прихода к власти, был обласкан фюрером и получил от него ценный подарок – Институт Филиппа Ленарда в Гейдельберге. Вместе со своим другом-нацистом – физиком Иоганнесом Штарком Ленард занялся внедрением расовой теории в немецкую науку. Плодом его трудов явилась четырехтомная «Немецкая физика» (1936-1938), из которой студенты могли узнать, что существует, оказывается, еще и «еврейская физика», и ее главным представителем является Эйнштейн. Разумеется, достижения «еврейской физики» в труде Ленарда представлены не были, и великие открытия 20-го века в немецких университетах не изучались. Так называемая «арийская наука» оказалась ущербной и уже не могла претендовать на былое мировое лидерство из-за эмиграции выдающихся еврейских ученых.

Неделя Эйнштейна

Корпус № 8 в 1950 г. был снесен. О знаменитой дискуссии изредка писали в газете «Веттерауер Цайтунг». 2005-й год был объявлен в Германии Годом Эйнштейна: исполнялось 100 лет со времени публикации его статьи с изложением теории относительности и 50 лет со дня кончины великого физика.

С 19 по 23 сентября 2005 г., в дни 85-летия проведения 86-го Конгресса Союза немецких естествоиспытателей и врачей, в Бад Наугейме прошла Неделя Эйнштейна. 19 сентября бургомистр Бернд Витцель и генеральный секретарь Союза естествоиспытателей и врачей, профессор Йорг Штеттер сняли черное полотнище с плутораметровой памятной доски «Эйнштейн в Бад Наугейме». В тот же день профессор Мюнхенского университета Харальд Фрицш прочитал доклад «Эйнштейн: формула, которая изменила мир». Кристиан Диркс (Центр иудаики, Новая синагога, Берлин) представил доклад «Альберт Эйнштейн – еврей, сионист, нонконформист». Последним докладом – «Миф Эйнштейна» доктор Ральф Болов (Земельный музей техники и труда, Мангейм) закончил программу мероприятий.

Драматическая дискуссия в Бад Наугейме и через 90 лет продолжает привлекать внимание ученых и историков в Германии и за рубежом.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!