ЕС: Финансы поют романсы?

Автор:

В номере: 2010

Официальный Брюссель бьет тревогу: в общеевропейском бюджете медленно, но верно образовывается серьезный дефицит средств. С изменением мировой политической и экономической ситуации у Евросоюза как надгосударственной организации исчезли некоторые прежние источники доходов, и ЕС все более становится зависим от взносов государств-участников.

Еще в 80-е годы брюссельские еврочиновники и помыслить не могли о каких-либо финансовых затруднениях: Евросоюз обладал собственными источниками дохода, с помощью которых имел возможность без проблем финансировать свою деятельность. Но с тех пор как прибыли от таможенных пошлин и въездных виз начали сокращаться, а расходы на все более и более растущий бюрократический аппарат – наоборот, из года в год повышаться – управленческий аппарат ЕС стал попадать во все большую зависимость от взносов государств-членов Сообщества. До сих пор попытки преодолеть эту негативную тенденцию не увенчались успехом.

Что торговцу хорошо, бюрократу – смерть

В данный момент ситуация складывается таким образом, что Евросоюз плотно подсел на финансовую «капельницу» собственных участников. У Брюсселя почти не осталось собственных источников дохода – не то, что каких-нибудь 30 лет назад, когда ввозные пошлины на товары из-за пределов Объединенной Европы без особых проблем наполняли кассы ЕС, позволяя управленческим аппаратам европейских учреждений работать независимо, не задумываясь о том, оскудеет или нет «рука дающего».

Сегодня эти доходы, в лучшем случае, играют второстепенную роль: большинство государств мира, так или иначе, вступили в те или иные международные торговые организации, снизив частично либо вообще отменив не только пошлины на импортируемые товары, но и даже на въездные визы. Это привело к небывалой доселе либерализации мировой торговли, к снижению потребительских цен и росту товарообмена… и одновременно поставило евробюрократов перед серьезной проблемой: откуда брать деньги на себя, любимых? Тем более что денег с каждым годом требуется все больше и больше – по мере разрастания евробюрократического аппарата.

Есть еще и второй крупный источник доходов для Брюсселя: налог на добавленную стоимость (НДС), который платит любой житель любой европейской страны, приобретая любые товары и услуги. Согласно базовому договору ЕС, определенная часть этого налога предназначена для отправки в «общеевропейские закрома». Этот источник, конечно же, не иссяк – наоборот, он увеличился, так как в среднем по Евросоюзу НДС за последние десятилетия существенно возрос.

Тем не менее, вместе доходы ЕС от этого налога и от торговых пошлин составляют примерно 120 млрд. евро в год – примерно четверть всего расходного бюджета. Остальные три четверти приходится брать на себя странам-участницам Сообщества – соответственно, «от каждой – по способности». Львиную долю взносов в европейский бюджет платят, соответственно (по мере убывания), немцы, французы, итальянцы, бельгийцы, голландцы и скандинавы (считаются Швеция и Дания вместе).

Германия, к примеру, платит примерно на 7 млрд. евро в год больше, чем получает от Евросоюза в рамках европейских программ финансирования. До недавнего времени в число стран-доноров ЕС входили также Испания и Австрия, но финансовый кризис столь сильно ударил по этим двум странам, что в данный момент они попросту не в состоянии платить столько же, сколько и раньше – сейчас они перешли в категорию стран-реципиентов, то есть тех, кто выплачивает Брюсселю меньше, чем от него получает.

По справедливости, к числу доноров должна бы принадлежать еще и Великобритания, но еще в восьмидесятые годы ее премьер-министр того времени, «Железная леди» Маргарет Тэтчер выторговала для своих соотечественников так называемую «британскую скидку» — систему финансовых послаблений, согласно которым жители туманного Альбиона должны платить гораздо меньшие взносы, чем все остальные европейцы.

Меньше денег – меньше власти

Выходить из создавшегося положения европейские структуры решили двумя путями. Во-первых, еврокомиссары стали пусть неофициально, но весьма интенсивно намекать на то, что «некоторым традиционно мощным европейским экономикам» неплохо было бы прийти на помощь и, как говаривал товарищ Швондер, «добровольно, в порядке трудовой дисциплины», подкинуть Брюсселю деньжат побольше.

Под «некоторыми» в данном случае традиционно подразумевается, в первую очередь, Германия – наиболее мощная в экономическом отношении страна ЕС, давно и по праву заслужившая титул «тепловоза Европы». Именно к немецкому руководству различные европейские руководители привыкли обращаться за деньгами по любому поводу: будь то таможенные неурядицы между Британией и Францией или срочная материальная помощь утопающей Греции. До недавнего времени эти обращения имели постоянный успех: немецкие канцлеры, как консерваторы, так и социал-демократы, предпочитали выложить деньги на бочку, чтобы в зародыше погасить любые поползновения напомнить им об исторической вине немецкого народа за Вторую мировую войну.

Традицию сломала духовная наследница Маргарет Тэтчер, «Железная фрау» Ангела Меркель, причем сломала совсем недавно: несмотря на напоминания о тяжком нацистском прошлом своей страны, она отказалась помочь грекам деньгами, заставив европейцев приложить к спасению Греции совместные усилия и даже привлечь Международный валютный фонд.

Вот и теперь, в ответ на искательные речи из Брюсселя, фрау канцлер в вежливой, дипломатичной форме задала весьма прямой и циничный вопрос: «И что я с этого буду иметь?» — подразумевая под этим «я» не столько себя лично, сколько управляемую ее кабинетом страну, ФРГ. Рассматривать вечную благодарность евробюрократов в качестве дивидендов Меркель отказалась, а пообещать Германии какие-либо преимущества еврокомиссары до сих пор не решились: подобное вряд ли допустят британцы и французы, вряд ли желающие дальнейшего усиления влияния ФРГ на европейском паркете.

Другой путь, нехотя избранный евробюрократами – это экономия. До 2013 года финансовая система Евросоюза, по словам представителей Еврокомиссии, должна будет подвергнуться тщательной и всесторонней проверке – проще говоря, Брюссель желает переориентировать свои выплаты. Вместо наблюдавшейся до сих пор мощной поддержки аграрного комплекса, например, Еврокомиссия намерена увеличить свои вложения в так называемые «технологии будущего» и прикладные научные исследования. Вряд ли эти известия обрадовали поляков и испанцев – главных в ЕС получателей «аграрных денег» из Брюсселя. Предполагается мощное противодействие со стороны этих государств, а также со стороны тех стран, в чьих экономиках аграрный сектор обладает наибольшим удельным весом – это Италия, Франция, Греция и, частично, Германия.

Еще больше проблемы ожидаются в отношении пресловутой «британской скидки». По мнению еврокомиссаров, до 2013 года она должна быть упразднена и Великобритания должна начать выплачивать в казну ЕС полный взнос. Учитывая то, что в данный момент в Лондоне у власти находятся традиционно антиевропейски настроенные консерваторы, подобные намерения могут вылиться в полномасштабную дипломатическую войну.

Последний «аргумент» еврокомиссаров – введение отдельного евроналога во всех странах-членах ЕС. С этим проблем может оказаться больше всего: уже сейчас граждане объединенной Европы весьма недовольны тем, что им приходится кормить все большую армию «евробездельников», как они величают безбожно раздутый бюрократический аппарат Евросоюза, а уж если это финансирование облачится в зримые рамки нового налога – тут уж последствия могут быть попросту непредсказуемые.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!