Арктический предел Евросоюза?

Автор:

В номере: 2010

В Брюсселе начались переговоры о присоединении к Евросоюзу еще одной страны – 28-м членом ЕС в ближайшее время может стать Исландия. Несмотря на то, что решение о принятии этой страны в Сообщество может оказаться наиболее быстрым из всех подобных, большинство исландцев вовсе не в восторге от европейской перспективы своего островного государства.

С того момента, как в Евросоюзе был принят новый базовый договор о существовании этого «надгосударства», так называемое Лиссабонское соглашение, стало ясно, что очередное расширение ЕС – не за горами. Благо, от желающих вступить в Сообщество отбоя как не было, так и нет.

Специалисты предполагали до сих пор, что ближайшим кандидатом в члены «евросемьи» станет Хорватия – эта страна давно уже заявила о своем европейском курсе, подала официальную заявку на принятие в ЕС, а ее экономическое и политическое положение вполне позволяют присоединиться к Евросоюзу, не став среди прочих стран объединенной Европы эдакой «балканской Золушкой». Тем не менее, эти прогнозы, скорее всего, не оправдаются – у европейцев появился новый «фаворит» – Исландия. Переговоры о вступлении, начавшиеся в конце июля в Брюсселе, могут быть успешно завершены уже к началу 2012 года.

Банки, рыба и туризм

Исландия – крохотное островное государство, его население насчитывает всего лишь 320 тыс. человек – примерно столько же, сколько живет в каком-нибудь французском Руане или немецком Билефельде. Из-за того, что здесь проживает так мало людей, не у всех из них даже есть фамилии: в основном, исландцы предпочитают отчества – у мужчин после имени идет имя их отцов с окончанием «сон» (то есть – сын такого-то), а у женщин – соответственно, имя отца заканчивается окончанием «доттир» – дочь такого-то.

До 2008 года Исландия, в основном, была известна в мире, как процветающий международный курорт (особый шик для туристов – вдоволь накатавшись на лыжах, с разбегу плюхнуться в подогретую самой природой воду гейзерного бассейна), а также как своего рода «арктическая Швейцария», в чьи банки стекались миллиарды долларов и евро, которые дельцы, диктаторы и прочие «плохиши» со всего мира отправляли подальше от родных пенатов. Кое-кто мог еще вспомнить, что в Исландии неплохо развита рыбная ловля – но это были уже знания «вне школьного курса». Исландцы наслаждались стабильностью и высоким уровнем жизни, и не лезли на глаза международной общественности.

Когда грянул мировой финансовый кризис, маленькая Исландия оказалась в центре внимания всего мира: исландские банки проспекулировались, а зависимые от них жители Исландии в мгновение ока разорились. Курс исландской кроны полетел в тартарары, государство вынуждено было срочно национализировать банки, а перед страной замаячил призрак самого что ни на есть госбанкротства: как сообщала тогда мировая пресса, в островной казне не оставалось наличных денег даже на то, чтобы обеспечить страну продуктами питания.

Чтобы не пойти по миру, Исландия пошла по кредиторам. Увы, но обращение в МВФ не возымело своего действия – фонд готов был выдать стране кредит, но оформление его требовало столь длительных переговоров, что он безнадежно запаздывал. Исландцы даже попросили денег у России – и Кремль, несмотря на собственные финансовые невзгоды, откликнулся на просьбу, предложив ни много ни мало – 4 млрд. евро, причем в срочном порядке. К сожалению, это щедрое предложение оказалось сопряжено с целым рядом требований экономического и политического характера: от изгнания с исландской территории военной базы США (источника немалого дохода для исландцев) и постройки вместо нее военно-морской базы для российского ВМФ до перехода в руки российских олигархов исландского рыболовного флота. Исландцы ужаснулись такой бесцеремонности, но еще более ужаснулись европейцы – и поспешили на помощь островитянам.

От российского кредита Исландия с легким сердцем отказалась, получив гораздо более внушительный кредит от Евросоюза – 5 млрд. евро, причем этот кредит не был связан со столь масштабными экономическими и, тем более, политическими требованиями. По сути, история с Исландией предвосхитила для России историю с «Опелем»: уже вроде бы держали в руках, а в результате остались у разбитого корыта.

В последний раз Исландия оказалась в центре внимания мировой прессы после того, как в апреле этого года здесь произошло извержение ледникового вулкана Эйяфьялла (русскоязычные СМИ почему-то упорно называют его Эйяфьяллайокудль, хотя «йокулл» – это по-исландски попросту «ледник»). Как известно, облако вулканического пепла, выброшенное этим сердитым вулканом, парализовало воздушные сообщения на территории многих европейских стран – по сути, в половине Европы самолеты попросту перестали летать. Как шутили еще каких-нибудь три месяца назад европейцы – «страны ЕС, оказавшие помощь Исландии, будут теперь долго посыпать себе головы пеплом». Но шутки шутками, а совместно пережитые невзгоды неожиданно быстро сблизили Исландию и Евросоюз, так что исландские власти, опираясь на результаты референдума «голодного» 2009 года, обратились к Брюсселю с просьбой о принятии страны в ЕС.

«Возьмите меня – а я не хочу!»

Год назад, когда на референдуме решался вопрос о том, желает или не желает Исландия присоединиться к Евросоюзу, абсолютное большинство островитян оказалось под впечатлением скорой и бескорыстной помощи, оказанной европейцами стоящей на грани банкротства стране. Газеты пестрели статьями, рассуждавшими о том, что «друг познается в беде» и что мировой кризис гораздо легче отражать сообща, чем поодиночке. Пожалуй, если бы в то время Исландия получила российский кредит – исландцы бы точно также готовы были проголосовать за присоединение к России, если бы правительству вдруг вздумалось бы провести подобный референдум.

Однако теперь, когда страсти поутихли, а исландское правительство в самом деле обратилось к ЕС с официальной просьбой о вступлении в Сообщество, далеко не каждый житель Исландии готов поддержать этот шаг. Многие опасаются, что «три кита» исландской экономики – банки, рыбная ловля и энергетика – окажутся под жестким прессом европейских правил. «Я – против ЕС, это недемократическое образование, – заявил местному телеканалу безвестный прохожий в Рейкьявике. – Евро – еще куда ни шло, а Евросоюз нам не нужен. Если мы вступим в ЕС – наши доходы потекут за границу».

Довольно резкое высказывание, но оно как нельзя лучше демонстрирует опасения исландцев. В первую очередь, они волнуются за свою прославленную рыбную ловлю: она обеспечивает примерно половину исландского экспорта. С тех пор, как исландская финансовая «империя» сложилась в себя как карточный домик, многие островитяне рассматривают рыбную отрасль как стабильный источник доходов и очень не хотели бы отдавать ее испанскому или британскому рыболовному флоту на растерзание. Впрочем, чувства эти смешанные. Один из торговцев рыбой так охарактеризовал свое отношение к возможному вступлению в ЕС: «У меня плохие ощущения на этот счет, но я не хотел бы отвергать все заранее. В конце концов, я не верю, что европейские бюрократы более продажны, чем исландские».

Эксперт Хельсинского университета в области промышленного рыболовства, исландец Адальштейн Лейфссон объясняет страхи своих соотечественников следующим образом: «35 лет мы были единственными, кто имел право ловить рыбу в нашей 200-мильной экономической зоне. 70% нашего улова мы получаем именно отсюда, и нам не нужно больше никуда плыть. Поэтому другие государства ЕС не должны получить квоты на улов за наш счет – у них попросту отсутствует опыт рыбной ловли в наших водах».

Следует заметить, что речь в данном случае идет не только о банальной макрели либо сельди, но и о гораздо более «взрывоопасной» теме – китобойной флотилии Исландии. Согласно европейскому законодательству, в пределах территориальных вод Евросоюза китов нельзя ни ловить, ни убивать. Исландия требует, чтобы для нее было сделано исключение, мотивируя это тем, что промысловая добыча китов – один из краеугольных камней исландского рыболовства, даже на исландских кронах изображены киты. Впрочем, от своей кроны исландцы с удовольствием готовы отказаться в пользу евро – по их мнению, национальная валюта острова слишком подвержена колебаниям курса, а это вредно для экономики.

Вторая серьезная проблема, с которой предстоит разобраться Исландии, если она желает вступить в ЕС – это деньги, потерянные вкладчиками в результате краха исландской финансовой системы. Нидерланды и Великобритания требуют от Исландии примерно 4 млрд. евро в качестве компенсации за потери граждан этих стран – многие голландцы и британцы держали счета в обанкротившихся исландских банках.

В марте референдум, проведенный в Исландии, не допустил заключения соглашений о компенсации, однако теперь министр финансов этой страны Стейнгримур Сигфуссон обещает европейцам скорое решение проблемы. «Мы должны каким-то образом вернуть деньги вкладчикам, даже если наши граждане против. От этого зависит репутация не только нашей банковской системы, но и нашей страны в целом, – считает он. – Кроме того, – подчеркивает министр, – если Исландия рассчитывает на дальнейшую помощь со стороны европейцев, она должна вести себя честно по отношению к европейским вкладчикам». А помощь эта стране непременно понадобится: с момента краха экономические показатели страны упали более чем на треть.

Тем не менее, не следует считать, что Европа готова взять себе «на шею» очередного попрошайку. У исландцев есть что предложить европейцам. В первую очередь, со вступлением Исландии в ЕС пределы Евросоюза расширяются в арктическую зону, где ученые предполагают наличие гигантских запасов полезных ископаемых. Исландия давно уже является членом европейского экономического пространства, а также Шенгенского соглашения. Так что большинство европейцев привыкли считать Исландию частью Европы – в отличие от кандидатов вроде Украины или Турции, Исландия не вызывает у жителей ЕС недоуменных вопросов. Именно поэтому эксперты столь оптимистичны в своих оценках: Исландия может стать членом Евросоюза уже в 2012 году.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!