Супруги снова вместе

Автор:

В номере: 2010

Когда Ольга и Игорь (имена изменены) заключали брак в Казахстане, они даже не подозревали, что зажить вместе, одной семьей, им придется через многие месяцы. Игорь жил в Германии, а Ольга в Казахстане. Поэтому сразу после бракосочетания в Консульство ФРГ (Астана) было подано прошение на предмет воссоединения семьи. И вдруг, как гром среди ясного неба, отказ. После трехмесячного рассмотрения чиновники «установили», что брак заключен не с целью создания семьи, а лишь для того, чтобы иностранка получила вид на жительство в Германии.

Здесь необходимо отступление. В тех случаях, когда иностранная супруга намеревается приехать на постоянное место жительства в ФРГ к своему супругу, в задачу чиновников входит выяснение следующих вопросов:

1. Интеграционные способности иностранки, что, в основном, подтверждается знаниями немецкого языка в требуемом объеме. Заявительница должна предъявить — Zertifikat „Start Deutsch 1“ des Goethe Instituts. Не так-то легко его получить: к объективным причинам (к примеру, иностранка проживает в сельской местности), примешиваются и субъективные (как быть, если приемная комиссия только раз в полгода принимает тесты?).

2. Материальные предпосылки.
Если проживающий в Германии супруг не имеет немецкого гражданства, то выясняется, за счет каких средств его иностранная супруга будет жить на новой родине. Чисто ориентировочный минимум, который должен быть обеспечен: размер арендной платы (Miete) плюс прожиточный минимум на каждого супруга. Иногда чиновники добавляют т.н. Freibetrag, хотя это требование лично мне представляется необоснованным, ибо противоречит позиции Европейского суда.

3. Не есть ли это фиктивный брак? Зачастую чиновники поступают следующим образом: назначают супругам термин в одно время (иностранцу в консульстве, проживающему в Германии — в ведомстве по делам иностранцев). И задают одни и те же вопросы. А затем сверяют ответы. И горе тем супругам, которые забыли какую-то несущественную с их точки зрения деталь и допустили расхождение. Оно будет незамедлительно использовано чиновниками.

Еще одно отступление. Я хочу сориентировать молодоженов на наиболее часто задаваемые при собеседовании вопросы (при этом исхожу из того, что все они заключили «нормальный», не фиктивный брак). Вопросы можно разделить на пять разделов:

1. Касательно условий проживания (Wohnverhaeltnisse): по какому адресу находится квартира (супруга), каковы имена соседей, количество комнат, имеются ли домашние животные, из какого материала напольное покрытие, как отапливается и т.д.

2. Касательно бракосочетания: где познакомились, имеются ли брачные кольца, где они приобретены, были ли на бракосочетании свидетели, как проходила свадьба и т.д.

3. Касательно семейных отношений: фамилии, имена, адрес проживания тестя и тещи, братьев и сестер супруги, знакомы ли с ними и т.д.

4. Касательно отношений с супругом: на каком языке общаетесь, дата и место его рождения, состоял супруг в браке, носит ли он очки или контактные линзы, каков его рост, каков размер обуви, в каком учебном заведении учился, где работает и т.д.

5. Прочие: каково у супруга хобби, занимается ли спортом, имеет ли автомобиль, правша или левша, на каком боку спит, на какой стороне кровати спит он и вы, имеет ли родинки и т.д.

Как видите, запутаться можно даже супругам с многолетним стажем. Именно это произошло и с нашими героями. Чиновники установили массу несоответствий. Так, Игорь не назвал имена родителей и сестры Ольги, ее музыкальные предпочтения и любимые телепередачи. Указал, что супруга «левша» (хотя Ольга «правша»), что на последний день рождения перечислил ей деньги, хотя девушка в качестве подарка назвала сережки. И это далеко не весь перечень несоответствий.

Поэтому отказ посольства был, к сожалению, логичен. Что делать? Выбор средств не велик: или продолжать бороться и обращаться в суд или же решаться Игорю ехать жить к супруге в Казахстан. К чести супругов, они «не дрогнули» и обратились к адвокату.

Моей задачей в суде было доказать факт искренности намерений молодых людей создать семью. Мы с Игорем начали работать над сбором доказательств со сбора, систематизации и переводу на немецкий язык всей переписки молодых, начиная с первого письма, полученного от Ольги. Таких писем набралось десятка два. И то, что молодые их бережно хранили, само по себе говорит о многом. К материалам дела был приобщен и мобильный телефон, с помощью которого Игорь общался с супругой. Некоторые сообщения носили весьма интимный характер. Ну, если уж чиновники решили выяснить всю «подноготную» отношений, то пусть и краснеют!

Игорь неоднократно отправлял супруге с помощью Western Union денежные переводы. Для Германии суммы незначительные (100-200 евро), но для Казахстана – весомая добавка к скудной зарплате Ольги. А для нас – важное доказательство! Все почтовые квитанции были приобщены к материалам дела.

Особую роль сыграла гостевая поездка к супруге, которую мы с Игорем согласовали. Стремление супругов повидаться — факт, впоследствии должным образом оцененный судом. Результатом встреч явились, кроме прочего, фотографии, на которых запечатлены супруги: во время прогулки по городу, у друзей, в домашней обстановке. Глядя в искрящиеся от радости глаза супругов, отпадают последние сомнения по поводу истинности брака.

Мою позицию разделил не только суд, но даже наш процессуальный противник – Auswaertiges Amt, который, оценив представленные доказательства, досрочно предложил «мировую»: мы забираем заявление из суда, а Консульство выдает Ольге въездную визу. Разумеется, мы согласились, так велико было желание Игоря увидеть наконец-то супругу на немецкой земле!

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!