Теперь уже каждый третий!

Автор:

В номере: 2010

По неуточненным данным, около 30% школьников в Германии имеют миграционные корни. Такая цифра впервые прозвучала на федеральной конференции в Падеборне на тему «учителя-мигранты». А «неуточненной» эту цифру следует считать видимо потому, что она исходила не из кабинетов Федерального статистического ведомства, которое, как многим известно в Германии, знает все. Правда, сия многоуважаемая организация по данному вопросу может еще долго хранить молчание, ибо точные цифры вполне могут оказаться еще больше. Хотя, как говорится, за что «боролись»… С одной стороны, десятилетиями радушно принимали иммигрантов чуть ли ни со всех сторон света, с другой – сами-то рожать не хотели. Коренные немки, в смысле. Разве что одного ребенка лет этак в 38-40. Да и то – далеко не каждая.

В чем корень проблемы?

Собственно, сам факт роста числа жителей страны с миграционными корнями уже давно ни у кого не вызывает удивления. Как и, к счастью для всех, ярко выраженной неприязни.

На конференции в Падеборне разговор в основном шел о более широком привлечении в немецкие общеобразовательные школы учителей с миграционными корнями. Которых, по словам министра земли Северный Рейн-Вестфалия по делам школьного образования Барбары Зоммер (Barbara Sommer), сегодня насчитывается всего около двух процентов. Хотя, по мнению г-жи Зоммер, именно учителя-иностранцы могут стать для школьников ярким примером успешной интеграции.

По данным агентства edp, вице-президент федерального ведомства по делам миграции и беженцев Михаэль Грисбек (Michael Griesbeck) заявил на конференции в Падеборне о том, что в немецких гимназиях учится слишком мало детей с миграционными корнями. Михаэль Грисбек считает одной из важных задач образовательной политики государства предоставление возможности детям мигрантов получить полное среднее и высшее образование.

А уполномоченная федерального правительства по вопросам интеграции Мария Бёмер (Maria Böhmer) в свою очередь указала на необходимость увеличения числа граждан с миграционными корнями среди государственных служащих.

Кстати, в работе двухдневной конференции принимали участие около 200 учителей 20 различных национальностей, в том числе выходцы из Италии, Турции и России.

Итак, в первую очередь, если верить высказываниям высокопоставленных чиновников федерального и земельного уровня, стране необходимы учителя и государственные служащие с миграционными корнями.

Для этого их всех надо учить. Сначала в школе и гимназии, потом – в университете. Но в университеты Германии принимают только с абитуром, а 14,2% жителей с миграционными корнями вообще не имеют среднего образования. Тех же, кто уже приехал с учительским дипломом и опытом работы, к школьникам, как правило, и близко не подпускают. То диплом не признается, то немецкий язык не на высоте, то многолетний опыт практической работы без профильного образования не годится.

Имея перед собой подобный пример родителей, их дети захотят ли связать свою жизнь с профессией учителя? К тому же, часть ныне работающих немецких учителей выбирала будущую профессию… В общем, не самый они лучший пример для подражания.

По поводу государственных служащих картина тоже не очень однозначная. С одной стороны, они вроде бы действительно нужны… Но кто же добровольно уступит уже годами «нагретое» место? Или количество госслужащих надо просто увеличить за счет приема на работу мигрантов? Такой поворот событий ни один государственный бюджет не выдержит.

Что будет лет через десять?

Судя по всему, имеющаяся сегодня тенденция будет только развиваться. Как минимум, в части увеличения числа граждан страны, имеющих миграционные корни.

Так, в 2008 году более 41 тысячи немцев заключили брак с иностранцами. Или, говоря другими словами, на каждой десятой свадьбе, зарегистрированной немецкими ЗАГСами, один из бракосочетающихся был иностранцем. А в некоторых регионах каждый пятый брак был заключен с гражданином другой страны. Как отмечает агентство dpa, чаще всего связать себя узами брака с иностранцем предпочитают жители больших городов.

В том же году, уже по официальным данным Федерального статистического ведомства, 34,4% детей в возрасте до 5 лет в Германии имели миграционные корни. Что на 75 процентов больше, чем 60 лет назад.

В общей сложности, 19 процентов от общего населения страны (82,1 миллиона человек) составляют либо иммигранты, либо их потомки. И цифра эта, по данным статистики, растет год от года.

Большинство из них – выходцы из европейских государств. Из общего числа таких граждан около 34 процентов приходится на страны ЕС, 15 процентов – на страны Азии и Океании. Список возглавляют выходцы из Турции и республик бывшего СССР (примерно по 3 миллиона человек), затем следуют Польша (1,4 миллиона) и республики бывшей Югославии (1,3 миллиона).

К тому же, если в целом по стране рождаемость снижается, то в семьях с миграционными корнями она растет. Выводы напрашиваются сами собой.

И сегодня федеральные власти больше всего озабочены тем, чтобы дети иммигрантов не превратились в «потерянное поколение», оказавшееся без должного образования, без постоянного места работы… Со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.

Наши лучше всех

Выходцы из стран СНГ вообще, а поздние переселенцы – в особенности, вызывают меньше всего опасений и тревог у федерального правительства. Эта группа мигрантов по праву считается самой интегрированной в немецкое общество.

О заслугах переселенцев перед Германией не раз говорил бывший канцлер ФРГ Гельмут Коль (Helmut Kohl). Не забывает о них и Ангела Меркель (Angela Merkel). «С 1950 года по сегодняшний день в Германию прибыли четыре с половиной миллиона переселенцев, из них около трех миллионов переселилось к нам с 1988 года. И я со всей определенностью заявляю, что эти люди обогатили нашу страну во всех сферах жизни», — подчеркнула глава правительства Германии в своем выступлении в Берлине на конференции, посвященной 20-летию со дня принятия документа, определяющего политику Германии по приему переселенцев и национальных меньшинств.

Переселенцы – не только самая многочисленная группа мигрантов. Они лучше, чем представители других категорий, интегрированы в немецкое общество, считают эксперты.

Альберт Шмид (Albert Schmid), президент Федерального ведомства по проблемам эмигрантов и беженцев, в компетенции которого входят проблемы интеграции некоренных жителей Германии, подчеркивает, что, по данным статистики, уровень безработицы среди переселенцев куда ниже, чем у коренных жителей Германии.

Однако, по словам Шмида, к проблемной группе по-прежнему относятся квалифицированные специалисты – врачи, учителя и инженеры. Камнем преткновения остаются недостаточные знания немецкого языка, в частности, профессиональной терминологии, которая необходима для взаимопонимания не только среди коллег, но и пациентов, клиентов и учеников.

Тем не менее, среди переселенцев немало тех, кто не только успешно интегрировался, но и стал знаменитым на всю страну. Среди них ученые, спортсмены, даже олимпийские чемпионы, артисты и музыканты.

Официальный Берлин также прекрасно понимает, что интеграция в немецкое общество вовсе не подразумевает ассимиляцию. И желание многих родителей сохранять двуязычие в семьях способно только помочь молодому поколению найти достойное место, как в обществе, так и на рынке труда.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!