Отставка «народного президента»

Автор:

В номере: 2010

Президент ФРГ Хорст Кёллер, переизбранный на свой пост всего лишь год назад, неожиданно ушел в отставку, став первым в истории Германии главой государства, совершившим подобный шаг. Его уход усугубил кризис, который переживает немецкое правительство, и теперь многие эксперты предрекают досрочные парламентские выборы в стране.

Уход Хорста Кёллера из берлинского президентского дворца Бельвю вызвал у большинства населения страны самый настоящий шок: несмотря на то, что в последние недели он оказался под огнем критики со стороны многих немецких политиков за некоторые, пожалуй, довольно опрометчивые высказывания – никто не предполагал, что президент примет критику столь близко к сердцу, что попросту, как говорят немцы, «бросит полотенце», то есть откажется от своего поста.

Кёллера и ранее критиковали по разным поводам, но непреложный факт заключается в том, что популярность его среди немцев превышает популярность любого другого немецкого политика, включая канцлера ФРГ Ангелу Меркель – возможно, потому, что сам он политиком попросту никогда не был. Кёллер был и останется, несмотря на досрочный уход, «народным президентом» Германии.

Зачем Германии президент?

Президентский пост в Германии – это, как говаривал Иммануил Кант, «вещь в себе»: он не похож на привычные для постсоветских республик «высокие кресла». В ФРГ действует не президентская, а парламентская демократия – а это значит, что президент, несмотря на звание главы государства, более напоминает английскую королеву, которая, как известно, всем владеет, но ничем не правит.

Президент Германии не принимает ни единого решения в текущей политике, не может самостоятельно назначать или увольнять ни одного чиновника, и даже в случае какой-нибудь ужасной катастрофы либо войны, если из строя выйдет канцлер и большая часть министров – президент, согласно Основному закону, не имеет права принимать на себя властные полномочия: только если недееспособными окажутся вообще все министры и их первые заместители, вплоть до министра культуры или там здравоохранения – президент Германии может «встать у руля», но только лишь для того, чтобы как можно скорее подготовить новые выборы, которые и определят новый парламент и правительство.

В реальности президент ФРГ имеет право самостоятельно принимать решения только в двух случаях: выбирая, кого наградить высшими государственными орденами, либо выбирая, кого из осужденных преступников можно помиловать. Последним правом ни один президент в стране до сих пор не злоупотреблял. Еще одна возможность для президента «порулить» — это распределить деньги из небольшого фонда, расходуемого на благотворительные цели. Всей же полнотой исполнительной власти обладает в Германии правительство во главе с канцлером.

Можно задаться вопросом – так что же вообще делает немецкий президент, и почему вокруг его отставки поднялся такой шум? Да, за этим постом не стоит никакая реальная сила. Более того, в минувшие годы не раз и не два немецкие политики задавались вопросом: а не стоит ли вообще отменить этот «бесполезный» пост? Иногда о существовании президента забывали даже высшие чины немецкого правительства: так, однажды канцлер Ангела Меркель оговорилась в одном из телевыступлений: «Я, как глава государства, намерена…» — что именно она намерена сделать, как глава государства, госпожа канцлер поведать не успела, так как ведущий телепрограммы жестко напомнил ей, что она – глава правительства, а главой государства является исключительно президент Хорст Кёллер. «Самой могущественной женщине планеты» пришлось, потупив взор, скромно извиниться перед немцами.

Причина подобной реакции на простую, казалось бы, оговорку двояка. Во-первых, за постом президента Германии стоит огромный, не сравнимый, пожалуй, более ни с чем моральный авторитет. Президентами ФРГ в разные годы избирались многие люди: ученые, деятели искусств, экономисты и политики. Все они, переезжая в берлинский дворец Бельвю, буквально отказывались от своей «прошлой жизни», выходили из партий, прекращали любую другую деятельность – ради того, чтобы стать своего рода «моральным контролером» целой страны, на благо всех немцев, а не какой-либо партии или группы.

Президент не может отменить закон, но если он выскажется против того или иного законопроекта – можно быть уверенным, что его авторы немедленно побегут искать ошибки в своей работе. Президент не имеет права назначать министров, но если он поморщится, увидев ту или иную фамилию кандидата в списке, который подает ему канцлер – сто процентов за то, что глава правительства крепко задумается, а не заменить ли «неудачную» кандидатуру.

По сути, президент – это своеобразный «моральный судья» страны, не позволяющий политикам слишком уж зарываться и напоминающий жителям о том, что, кроме сиюминутных интересов, у них есть еще и совесть. В этом смысле его, в самом деле, можно назвать «лидером нации» — только вот титул этот, в отличие от присваиваемых в некоторых других странах, не дает никаких исключительных прав и даже не произносится вслух. Именно поэтому, какие бы политики ни призывали упразднить президентский пост – они никогда не получали в своем намерении поддержки от избирателей.

Много шума из ничего?

По мнению абсолютного большинства немцев, Хорст Кёллер как раз и воплощал собой президентский пост наилучшим образом. Несмотря на то, что в Основном законе Германии записано, что президентом и канцлером может быть лишь уроженец страны, Кёллер являет собой некоторое исключение: он родился в Польше, в небольшом городке Скребышов, 22 февраля 1943 года, седьмым ребенком в семье небогатого немецкого крестьянина. Так как в то время Польша была оккупирована нацистской Германией, а нынешняя ФРГ является правопреемницей всех предыдущих немецких государств – Кёллер получил право стать главой страны.

Кёллера считают в Германии неким воплощением классической «американской мечты», человеком, который сам себя сделал, продвинулся из самых низов. Ради того, чтобы получить право называться немецким президентом, он отказался от куда более доходного, влиятельного и, что немаловажно, знаменитого кресла – с 2000 года он являлся исполнительным директором Международного валютного фонда (МВФ), но добровольно покинул этот пост, чтобы с 1 июля 2004 года стать избранным президентом Германии – без политического влияния, без миллионных доходов, с одной лишь обязанностью – быть «душой государства».

31 мая 2009 года он был переизбран на этот пост подавляющим большинством голосов членов Федерального собрания (этот орган созывается в ФРГ раз в пять лет исключительно для того, чтобы избрать президента страны). Бывший беженец из ГДР, бывший рядовой бундесвера, бывший практикующий ученый-экономист, он прошел все ступени карьерной лестницы до самого верха – и теперь добровольно, по собственному желанию, покинул президентский дворец. Это тоже новое слово в немецкой политике: никогда еще президенты ФРГ не уходили в отставку досрочно.

В 1968 году президент Хайнрих Любке подавал в отставку, но так как до окончания его президентского срока оставалась всего лишь пара месяцев, то он остался на посту. Хорст Кёллер – первый в истории Германии «президент-отказник».

Что же произошло, почему Кёллер решился на подобный шаг? Официальная версия гласит, что таким образом он принял на себя всю полноту ответственности за одно-единственное неудачное высказывание. Несколько дней назад, возвращаясь из Афганистана, где он находился с визитом, Хорст Кёллер в самолете сделал следующее заявление (дословный перевод): «По моим оценкам, в целом мы находимся на пути к пониманию широкими слоями населения того, что страна наших размеров, столь зависимая от внешней торговли, также должна знать, что в сомнительных, экстренных случаях ей необходимы также военные действия, чтобы защищать наши интересы – к примеру — свободные торговые пути, к примеру – предотвращение региональной нестабильности, которая обязательно негативно отразится на наших шансах укрепить с помощью торговли наши рабочие места и наши доходы. Обо всем этом должно вести дискуссию – и я уверен, что мы на неплохом пути».

Следует признать: высказывание довольно туманное и запутанное, и оппозиционные партии Германии немедленно взяли его «на щит», объявив самой настоящей крамолой – президент ФРГ заявил-де, что Германия должна воевать ради защиты своих торговых интересов! Более того: учитывая, что Хорст Кёллер возвращался из Афганистана – его обвинили в том, что он фактически заявил, будто солдаты бундесвера как раз и защищают на Гиндукуше эти самые немецкие торговые интересы! Не демократию, не права человека, не прочие общечеловеческие ценности, попранные талибами, а позорные меркантильные устремления кучки немецких толстосумов! Скандал! За что гибнут наши ребята и «с кем вы, герр Кёллер»?!

На самом деле, как оказалось позже, президент вовсе не имел в виду миротворческую миссию немецкого бундесвера в Афганистане, а говорил о европейской военно-морской операции «Аталанта» у берегов Сомали. В мандате ООН, выданном этой миссии, прямо записано, что боевые корабли стран Евросоюза, в том числе немецкие, призваны защищать в этом регионе морские торговые пути от пиратства, так что Кёллер, по сути, оказался совершенно прав.

Но лавина уже тронулась с места: лидеры социал-демократов, «левые» и «зеленые» в Германии развязали настоящую кампанию травли президента, и даже некоторые политики из правящей коалиции не отказали себе в удовольствии «попиариться» за счет главы государства.

А что же Кёллер? Его реакция лишний раз доказала, что он – единственный «неполитик» на политической сцене страны: быстро устав оправдываться и объяснять, что именно он имел в виду, он попросту хлопнул дверью. Даже канцлер Ангела Меркель узнала о его решении уйти в отставку всего лишь за два часа до того, как президент официально объявил о нем. Попытка уговорить его передумать провалилась.

В строгом соответствии с Основным законом, передав свои полномочия президенту Бундесрата (верхней палаты немецкого парламента), премьер-министру федеральной земли Бремен Йенсу Бёрнзену, он заявил на пресс-конференции, что вынужден подать в отставку, так как не видит смысла далее исполнять свои обязанности в ситуации, когда «к президентскому посту проявляется слишком мало уважения». Иными словами – Кёллер никогда не ввязывался в политические игры и на этот раз не изменил этому правилу.

Уже к вечеру 31 мая, всего через пару часов после того, как Кёллер объявил о своей отставке, те самые критики, которые в считанные дни развязали против него столь бурную кампанию, стали наперебой выступать с изъявлениями сожаления по поводу его ухода. Так, лидер партии «левых» Грегор Гизи, которого немцы прозвали «маленьким Лениным», заявил, что «герр Кёллер должен был бы уметь выдерживать критику в свой адрес» — примерно таким же образом высказался и лидер СДПГ Зигмар Габриэль, и лидер «зеленых» Чем Ёздемир. Что ж, пожалуй, со своей колокольни они правы: они ведь политики, которым, как известно, плюй в глаза – скажут «Божья роса». Хорст Кёллер – не политик. Он ушел.

Разброд и шатания?

Кто в самом деле вынужден сожалеть о его отставке – так это Ангела Меркель. Вовсе не потому, что она так уж хорошо сжилась с президентом – напротив, Хорст Кёллер был весьма неудобным, строптивым партнером как для нее, так и для ее предшественника Герхарда Шрёдера. Он постоянно критиковал правительство, частенько вмешивался с непрошеными советами и не раз, не обладая никакими официальными полномочиями, ухитрялся переубедить канцлера принимать то или иное решение. Тем не менее, как признала Меркель, он был одним из наиболее компетентных специалистов в области экономики (еще бы – экс-глава МВФ!) и при этом всегда думал не столько о финансовом либо экономическом эффекте, сколько о последствиях для жителей Германии. «Мне будет недоставать его советов», — призналась госпожа канцлер.

Примечательно, что буквально неделю назад она теми же словами «проводила» в столь же неожиданную отставку другого своего соратника, премьер-министра федеральной земли Гессен и своего заместителя по партии ХДС Роланда Коха. Таким образом, в данный момент Ангела Меркель, по сути, осталась в одиночестве перед лицом как европейского экономического кризиса, так и внутригерманского правительственного кризиса.

Кабинет министров ФРГ не на шутку развоевался сам с собой, ломая копья из-за возможного повышения налогов, из-за программы экономии госсредств и из-за помощи Греции. В такой ситуации многие эксперты не исключают, что отставка Кёллера станет последней каплей и правительство будет расформировано. В условиях кризиса подобное развитие событий неминуемо ослабит Германию – а ведь эта страна является в данный момент, пожалуй, основным «мотором» Евросоюза, который вытаскивает Европу из финансовой бури.

Так что, получается, отставка Хорста Кёллера – президента, не обладающего никакими властными полномочиями – отразилась на всей Европе. Что, кстати, подтверждает и валютный рынок: евро, курс которого укрепился к утру понедельника до 1,23 доллара США за 1 евро, к вечеру опять упал по отношению к доллару до 1,21 доллара за евро. Теперь европейским политикам остается лишь уповать на то, чтобы маленький камешек не сдвинул лавину.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!