Наши дети в бундесвере

Автор:

В номере: 2010

«У меня к Вам вопрос: почему наша армия называется народной?» – «Потому, что она служит народу» – «Правильно! А кому служат армии капиталистических стран?» – «Кучке капиталистов!» – «Правильно!»
В. Войнович «Жизнь и приключения солдата Ивана Чонкина»

Большинство наших детей и внуков, достигших 18 лет, имеют немецкое гражданство. Новоиспеченные немецкие граждане среди прочих прав и обязанностей получают в соответствии с Конституцией (Grundgesetz – GG) одновременно право и обязанность служить в немецкой армии (Bundeswehr). Право – потому что по понятным причинам страна может доверить защиту государства только своим гражданам, а обязанность – поскольку в Германии военную службу (Grundwehrdienst) в обязательном порядке проходят по призыву все совершеннолетние граждане страны (статья 12а GG). Меня давно интересовала тема «Наши дети в бундесвере» и поэтому, когда мои одесские знакомые пригласили меня в немецкую часть на торжественное принятие присяги (das feierliche Geloebnis) их сыном и внуком Андреем, я с радостью согласился.

История современного Бундесвера

Государство без армии – не государство, если оно, конечно, не Монако или Лихтенштейн. Первые 100 добровольцев новой германской армии – бундесвера – 12 ноября 1955 г. присягнули в Бонне на верность отечеству, 1 января 1956 г. в Андернахе (Andernach – старинный город на Рейне, в 25 км от Кобленца) был сформирован первый учебный батальон, а всего за прошедшие 55 лет по призыву и добровольно прошли службу в бундесвере более 10 миллионов немцев. Во избежание рецидивов печального милитаристского прошлого в Конституции ФРГ законодательно закреплены парламентский контроль над армией и запрет на использование армии за пределами ФРГ (ст. 26 и 87 GG), поэтому в первые 40 лет после своего создания бундесвер в боевых операциях не участвовал.

Новые глобальные реалии заставили Германию, как активного члена ООН, НАТО и ЕС, вносить военный вклад в обеспечение мира в горячих точках. Конституционный суд в июле 1994 г. решил, что использование бундесвера для миротворческих операций за пределами НАТО не противоречит Конституции, но в каждом отдельном случае требуется предварительное согласие бундестага. С тех пор бундесвер, несмотря на серьезные общественные протесты, привлекался к миротворческим операциям под эгидой НАТО и ООН в Боснии (1995), Югославии (Косово, 1999) и в Афганистане ( с 2001 г. по настоящее время).

Структура и состав бундесвера

Главой бундесвера и главнокомандующим в мирное время является гражданский министр обороны. В случае военной ситуации командование переходит к бундесканцлеру (статья 115b GG). Сегодня должность министра обороны занимает потомственный баварский аристократ, барон Карл цу Гуттенберг, полное имя которого может служить отличным языковым тестом на университетском уровне: Karl-Theodor-Maria-Nikolaus-Johan-Jakob-Philipp-Wilhelm-Franz-Joseph-Sylvester Freiherr von und zu Guttenberg. Профессионалы-инспекторы родов войск вместе с генеральным инспектором бундесвера составляют «военный оперативный совет» при министре обороны.

На данный момент бундесвер является наиболее боеспособной армией в Европе и включает сухопутные войска (Heer), авиацию (Luftwaffe), флот (Marine), а с 2000 г. – еще и объединенные силы обеспечения (Streitkraeftebasis) и медико-санитарную службу (Zentraler Sanitaetsdienst).
Кадровый состав бундесвера насчитывает 253800 военнослужащих. Из них лишь 38765 (около 15%) – солдаты срочной службы. Остальные – сверхсрочники (срок службы до 23 месяцев), контрактники (срок службы от 2 до 12 лет) и профессиональные военные. Кроме того, в бундесвере занято 122 тысячи вольнонаемных гражданских лиц: рабочих, служащих и чиновников.

С 2001 года сняты все ограничения на службу для женщин. Сегодня в бундесвере служат более 12 тысяч женщин. Они управляют танками, истребителями, командуют взводами. А Верена фон Веймарн дослужилась даже до генерала (правда, медицинского).

Армия – это срез общества, а современная Германия давно уже стала страной иммигрантов, доля которых достигла уже 19%, почти каждый пятый! В бундесвере служит около одной тысячи солдат мусульман (в том числе и женщин), которым созданы условия для систематических молитв, а в солдатских столовых есть специальное меню, из которого исключена свинина.

Служат в бундесвере и около 200 еврейских иммигрантов, хотя Минобороны своим указом освободило жертв Холокоста и их потомков до третьего поколения от воинской обязанности. Они на религиозные еврейские праздники, такие как Йом-Кипур (судный день) или Рош-ха-Шана (еврейский новый год), без проблем получают краткосрочный отпуск.

Обязательная и добровольная военная служба

Лица, призываемые впервые, называются рекрутами. После окончания 3-х месячного «курса молодого бойца» рекруты принимают присягу и становятся солдатами. Приблизительно треть из них по окончании срочной службы изъявляет желание остаться на сверхсрочную добровольную службу.

Добровольная служба бывает двух видов: бессрочная (Berufssoldaten) и на определенное время (Soldaten auf Zeit). Berufssoldaten составляют профессиональный костяк армии. К ним относятся все офицеры и унтер-офицеры в звании фельдфебеля. Только добровольцы могут участвовать в операциях за рубежом.

Конституция (статья 12а) разрешает военнообязанным, внутренним убеждениям которых претит военная служба с оружием, выбрать в соответствии с законом (Zivildienstgesetz) альтернативную гражданскую службу в течение 10 месяцев, как правило, в социальной сфере.

Права солдата

В немецкой армии офицер вообще не имеет права прикасаться к подчиненному, не спросив разрешения, даже если хочет просто поправить противогаз на его лице. Существует три вида приказов. К первому относятся приказы, касающиеся исключительно боевой службы. Они не обсуждаются и подлежат беспрекословному исполнению. Вторая категория – те, которые не носят служебного характера. Это когда офицер или старослужащий может попросить молодого солдата: «Купите мне сигареты». Тот может сказать: «Да» или «Нет», причем при отрицательном ответе ему ничего не грозит.

А если приказ противоречит действующему законодательству, нарушает права человека или посягает на его честь и достоинство, то солдат не только вправе, но и обязан отказаться его выполнять, ибо в противном случае он сам совершит наказуемое деяние и будет привлечен к ответственности.

Практиковавшиеся ранее принудительные солдатские стрижки признаны армейским судом неконституционными, и теперь немецким солдатам разрешено носить длинные волосы.

Человеческое достоинство солдата

Армия – специфический государственный институт. Несмотря на все успехи в деле налаживания нормальной жизни солдат, в бундесвере время от времени возникают конфликтные ситуации. В одной части офицеры связывали солдат срочной службы, имитируя захват военнопленных. А в другой – группу девушек-контрактниц после марш-броска заперли в холодном подвале с завязанными глазами, имитируя захват заложников.

Это, конечно, не «дедовщина» в нашем понимании, речь идет об унижении человеческого достоинства солдата, которое в цивилизованной стране не проходит бесследно.

Для предотврашения подобных инцидентов в бундестаге есть независимый уполномоченный по личному составу бундесвера (статья 45в GG). Он наделен большими правами, может в любое время и без согласования с командованием посетить любую часть и инициировать проверку. Любой солдат имеет право обратиться к нему напрямую по адресу: Der Wehrbeauftragte des Deutschen Bundestages, Platz der Republik 1, 11011 Berlin. Tel.: 030/726 160 – 0, Fax: 030/726 160 283, E-Mail: wehrbeauftragter@bundestag.de.

Вот что говорит по этому поводу нынешний уполномоченный Райнхольд Робе (Reinhold Robbe): «Каждый рекрут должен знать, что свои основополагающие права, и в первую очередь право на неприкосновенность человеческого достоинства, не полагается сдавать в гардероб перед вселением в казарму».

Размышления по пути в казарму

Дорога от Франкфурта до расположенного на юге земли Рейнланд-Пфальц городка Идар-Оберштайн (Idar-Oberstein), где в артиллерийской части проходит службу Андрей, занимает полтора часа – вполне достаточное время для того, чтобы поразмышлять над ситуацией «мы в стране вероятного противника».

Моя первая личная встреча с немецкой армией произошла в августе далекого 1941, когда наша автоколонна, везущая под флагом Красного Креста эвакуировавшихся из Одессы на Урал женщин с детьми, была атакована немецкими самолетами в степи под Сталинградом. Флаг с красным крестом не остановил немецких ассов, и они хладнокровно начали расстреливать нашу колонну из пулеметов. Я уцелел только благодаря маме, которая втащила меня под грузовик и накрыла своим телом.

Следующее воспоминание: послевоенная Одесса, 10 станция Фонтана. Я иду утром на море вместе с группой детей из пионерлагеря. Впереди нас спиной вперед и лицом к нам идет пионервожатый и проводит на ходу политчас. Политчас заключается в том, что он громко декламирует: «НАТО, СЕНТО и СЕАТО (военные блоки американцев. Прим. автора)», и после небольшой паузы дает нам отмашку. И мы звонко клеймим поджигателей войны: «Враг народа, враг заклятый!»

Институтские годы. Военная служба в качестве офицера-артиллериста на военной кафедре политеха. На лекциях по тактике и матчасти вероятным противником наши отцы-командиры называли США и ФРГ. И матчасть мы изучали американскую и немецкую, на тот случай, «если завтра – в поход». Похода в понимании отцов-командиров, слава богу, удалось избежать, но зато случился другой поход – эмиграция.

И вот я, родители Андрея и еще многие сотни тысяч выходцев из бывшего СССР, наши дети и внуки – живем сегодня в стране «вероятного противника» – члена НАТО, а я, спустя 50 лет, еду изучать матчасть этого «вероятного противника», и не на плакатах, как это было в институте, а в натуре, а Андрей будет этой матчастью управлять! Неисповедимы пути твои, Господи!

В казарме

Предъявив приглашение патрулю, мы прошли на территорию Klotzberg – Kaserne, где нас встретил Андрей, одетый по случаю принятия присяги в красивую парадную форму. Первым объектом осмотра была казарма рекрутов и, конечно, комната Андрея. В небольшой, чисто прибранной комнате на втором этаже живут четверо новобранцев. Две двухярусные кровати, четыре шкафа для одежды и обмундирования, стол и стулья – вот и все нехитрое оснащение. Умывальник, душ и туалет – в коридоре. Бабушки бросились первым делом проверять теплую одежду внука: не заморозят ли его здесь, а папа засунул кулак под слишком свободно надетый поясной ремень сына и неодобрительно покачал головой: «У нас ты бы давно за это на губе сидел!»

Андрей продемонстрировал нам, как надевают противогаз и боевую кевларовую каску. Я попытался было тоже примерить эту тяжелую каску, но сразу понял, что в бундесвер я уже опоздал лет на 50. Затем была краткая экскурсия по территории части. На каждом шагу мы встречали мальчиков в парадной форме в окружении многочисленных родственников, приглашенных командованием. Слышна была не только немецкая, но и русская, турецкая, польская и даже вьетнамская речь.

Кстати, о языке общения. В служебное время рекрутам разрешается между собой общаться только на немецком языке, в свободное время (после 17 час.) – по желанию.

Одним из самых запомнившихся объектов экскурсии была, конечно, солдатская столовая, наш обед в которой Андрей оплатил из своего жалования (300 евро/мес.). И стоил обед всего ничего – 3 евро на душу! Моя душа съела суп с сосисками и тарелку салатов, а на десерт к яблочному соку я не выдержал и попросил добавку в виде двух булочек – берлинеров, каковые мне и были беспрекословно кассиршей выделены.

Затем все 4 взвода рекрутов были выстроены перед казармой, офицер еще раз напомнил им о предстоящей присяге, одному солдату, закончившему срочную службу, была вручена грамота части и объявлена благодарность. После чего рекруты и родственники на автобусах отбыли в соседний город Кузель (Kusel) для принятия присяги вместе с рекрутами расположенной там другой части.

Присяга

На центральной площади перед муниципалитетом, где собрались многочисленные жители города и гости, были выстроены две колонны рекрутов: одна – егеря в зеленых беретах из Идар-Оберштайна и другая – в красных беретах – артиллеристы из Кузеля. Военный музыкальный корпус из Кобленца сопровождал церемонию. Караул вносит знамена частей. Командиры и бургомистр города обходят строй рекрутов.

Официальная часть начинается с приветствия командира рекрутам и гостям. Бургомистр в своей достаточно длинной речи рассказал о роли армии в жизни города и пожелал ребятам верно служить отечеству. Затем наступил центральный момент: командир зачитывает текст, а рекруты чеканят хором слова присяги: «Ich gelobe, der Bundesrepublik Deutschland treu zu dienen und das Recht und die Freiheit des deutschen Volkes tapfer zu verteidigen. Я торжественно обещаю верно служить немецкому государству и храбро защищать права и свободу немецкого народа». Коротко и ясно. А я, слушая эти слова, вспомнил свою присягу в 1958 г. Она была намного длиннее и заканчивалась словами о неотвратимой каре за ее нарушение: «Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся». А вот немцы своим мальчишкам доверяют и презрением и ненавистью трудящихся им не угрожают. Другая ментальность, однако.

Звучит национальный гимн, который поют все: «Einigkeit und Recht und Freiheit fuer das deutsche Vaterland, danach lasst uns alle streben bruederlich mit Herz und Hand. Einigkeit und Recht und Freiheit sind des Glueckes Unterfand. Blueh, im Glanze dieses Glueckes, bluehe, deutsches Vaterland».

Командир поздравляет ребят с посвящением в солдаты. В заключение командиры и бургомистр опять обходят строй и лично поздравляют рекрутов. Церемония окончена, и мы вместе с ребятами садимся в автобусы и возвращаемся в Идар-Оберштайн. Андрей в форме с вещами (теперь он может носить форму и за пределами части) садится в машину и едет с родственниками домой. До понедельника.

Пока Андрею служба нравится, несмотря на ежедневный подъем в 5 утра. И он намерен остаться на сверхсрочную службу, благо компьютерная специальность у него уже есть, и он надеется еще поработать на компьютерах бундесвера. Пожелаем ему удачи!

Мысли по поводу

В завершение своего репортажа я хотел бы еще отметить три момента.

В Германии к армии отношение неоднозначное. Есть достаточно многочисленные группы, преимущественно левого толка, которые используют церемонию принятия присяги для протестов против использования бундесвера за рубежом. B Кузеле партия левых (die Linke) призвала народ к демонстрации. Но не сложилось, все ограничилось многочисленными плакатами вокруг площади с призывами «Raus aus Afghanistan!»

В процессе принятия присяги произошла неприятная накладка, свидетельствующая о том, что даже немецкий Ordnung иногда дает сбои. При построении рекрутов выяснилось, что площадь не вмещает всех, и тогда кто-то принял решение: рекрутов, не сдавших заключительный экзамен (Rekrutenpruefung), собрать отдельно, в 15 м от площади. Таких набралось 11 человек, Андрей, который был освобожден от этого экзамена из-за травмы колена, – в том числе.

Ребята вместе с их сверстниками на площади повторяли слова присяги и пели гимн. Тем не менее, пришедший к ним ефрейтор объявил, что присяга им не засчитана, и ее придется повторить позже в индивидуальном порядке. Возмущению родителей, приехавших на присягу со всех концов страны, не было предела. Испуганный ефрейтор помчался к начальству, которое, видимо, живо представило реакцию уполномоченного по личному составу бундесвера в бундестаге и могущие иметь место неприятности на их седые головы. В результате присягу им таки засчитали. Happy End и полчаса лишней нервотрепки.

На территории части я увидел громадные самоходки с такими же крестами на броне, какие я видел в 1941 г. на бортах расстреливавших нас немецких самолетов. Сердце мое екнуло. Оказывается, логотип немецкой армии не изменился, крест был эмблемой германской армии задолго до фашизма и остался таковым в современном бундесвере. Я утешал себя, что крест тут не причем, прошло 70 лет, изменилась страна, изменились люди, сидящие в кабинах и в руководстве страны и бундесвера. И нельзя все время жить с головой, повернутой назад. Но осадок остался. Такова уж судьба нашего пережившего войну поколения: жить с этой памятью. Андрею легче, он родился в другое время, кресты вермахта, к счастью, знает только по фильмам и книгам, и на душе у него нет этого страшного груза военных воспоминаний.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!