Мифы и реальность Греции

Автор:

В номере: 2010

„Все есть, как в Греции“ – теперь эта народная поговорка звучит как издевательство. Даже если предположить, что в материальном и культурном смысле в Греции по-прежнему есть если не все, то многое, то в любом случае к этому нужно прибавить еще и тяжелейший экономический кризис в истории страны, со всеми вытекающими из него последствиями. В этом смысле Греция обеспечена проблемами на ближайшее десятилетие. Так что в сугубо ироническом смысле поговорка весьма и весьма актуальна.

Наверное, нет сегодня в Германии человека, который не слышал бы о многочисленных в течение последних двух месяцев попытках ЕС разрешить экономический кризис Греции. Саммиты и переговоры на высшем уровне проводятся с завидным постоянством, но до реальных действий дело никак не дойдет. А все потому, что, как в сложном судебном процессе, в тяжелом финансово-экономическом положении Греции есть множество сторон, чьи интересы будут затронуты при любом развитии ситуации.

Если честно, то разобраться в происходящем и во всех громких заявлениях, звучащих с греческой, германской, французской и общеевропейской трибун, достаточно сложно. Поэтому я решила начать с логического начала для того, чтобы понять «как мы дошли до жизни такой».

Мифы современной Греции

Итак, Греция обладает одной из самых маленьких экономик в ЕС. По информации Country Watch Inc от 2010 года, промышленный сектор страны отвечает лишь за 20% ВВП. Несмотря на то, что размер аграрного сектора постоянно уменьшается, он все еще один из самых крупных в ЕС. Аграрный сектор производит до 2% ВВП и в нем занято около 12% работоспособного населения. Сектор услуг, включающий в себя туризм и сектор перевозок, составляет 70% ВВП и активно растет.

Греция вошла в состав Евросоюза в 1981 году, а первого января 2001 года стала также и членом евро-зоны (союза государств, объединенных общеевропейской валютой). Вот это-то и был тот самый поворотный момент в истории экономической стабильности евро-зоны. Надо сказать, что действующий на тот момент премьер-министр Греции Костас Симитис (Costas Simitis) довольно долго добивался того, чтобы Греция стала частью общего Европейского валютного союза (ЕВС). Правительство под его руководством предприняло ряд мало популярных у населения мер для того, чтобы стабилизировать экономическую ситуацию в стране и привести основные экономические показатели в соответствие с требованиями ЕВС. И хотя это и был важный шаг в политике Симитиса, которым он по праву гордился, его новые коллеги по ЕВС при принятии Греции в союз предупреждали премьера о том, что потребуются дальнейшие жесткие реформы для соответствия экономического развития страны европейским требованиям.

Таким образом, основным направлением деятельности правительства Симитиса осталась приватизация государственных предприятий транспорта и телекоммуникаций, а также упрощение налоговой системы. К слову, налоговая система Греции не претерпевала никаких изменений с 50-х годов прошлого века до апреля 2002 года, когда правительство решило простимулировать таким образом экономику. Правительству также пришлось действовать в соответствии с так называемым «стабилизационным пактом» и приводить социальную систему в баланс с общеевропейскими стандартами. Затронуты были система здравоохранения, образования и пенсионная система.

Богатым на значимые события оказался для Греции 2004 год. На фоне растущего недовольства населения страны падающими стандартами жизни, постоянно растущей инфляцией и коррупцией на выборах в марте 2004 года большинство набрала Новая Демократическая Партия (НДП), озвучившая планы по снижению налогового бремени. Премьер-министром стал глава НДП Костас Караманлис.

С 13-го по 29-е августа 2004 года Греция принимала у себя Олимпийские игры, подготовка к которым в течение нескольких лет сопровождалась огромным количеством скандалов, связанных с коррупцией и нецелевым использованием выделенных средств. Несмотря на это игры состоялись в срок и на должном уровне, однако, стране пришлось взять на себя огромные долговые обязательства для того, чтобы организация игр не пострадала.

А уже в декабре 2004 года Европейская Комиссия выдала Греции предупреждение в связи с открывшимся фактом фальсификации данных о размере дефицита бюджета страны в период до вступления в евро-зону.

В марте 2005 год, спустя год после выборов, по стране прокатилась волна забастовок профсоюзов, вызванная растущей в стране безработицей и инфляцией. К декабрю 2005 года эти забастовки носили уже постоянный характер в ответ на одобрение парламентом поправок к закону о труде, которые в частности положили конец гарантии пожизненного трудоустройства в общественном секторе экономики.

Начало 2006 года было логическим продолжением развивающейся ситуации. Забастовки охватили целый ряд отраслей государственного и частного сектора. Они практически парализовали жизнь в Афинах и, как следствие, по всей стране. Представители различных отраслей бизнеса и профсоюзы выступали против реформ правительства, в результате которых по-прежнему росла безработица, падал уровень зарплат (по сведениям некоторых глав профсоюзов греческая зарплата равнялась половине средней зарплаты в ЕС) и росли цены в связи с инфляцией. На этом фоне планы правительства по приватизации госпредприятий пугали население еще больше. Рассматривая действия правительства Греции со стороны, их вполне можно понять. Правительство обязано было следовать требованиям ЕС и ЕВС по сокращению бюджета.

В феврале 2007 года правительство Караманлиса столкнулось с выдвинутым в его адрес вотумом недоверия, рискуя претворить в жизнь мечту оппозиции о досрочных выборах. Однако после трех дней дебатов вопрос о недоверии путем голосования был снят.

Очередное обострение народных настроений против экономической политики государства произошло весной и осенью 2008 года. Все сектора экономики выступали против пенсионной реформы, однако правительство все-таки одобрило это начинание. В декабре 2008 года внимание общественности было перефокусировано на массовые акции протестов студентов Афинского политехнического университета, продолжавшиеся несколько недель и включавшие в себя ожесточенные уличные столкновения с полицией. В связи с этим премьер-министр Караманлис должен был признаться в неспособности адекватно контролировать поведение бунтующих студентов и был назначен раунд досрочных выборов. Таким образом, 4-го октября 2009 года к власти в стране пришла партия социалистического движения (PASOK) во главе с нынешним премьер-министром Георгеусом Папандреу.

Понятно, что наследство нынешнему премьер-министру досталось нелегкое… Мягко говоря, очень сложное и противоречивое. Но, несмотря ни на что, его правительство продолжает путь разработанных ранее реформ. Вот только их эффективность за последние 7-8 лет пока никоим образом себя не проявила.

Эллада – головная боль ЕС

Парадокс – мы с Вами, уважаемый читатель, не являемся представителями правительств стран ЕС, ЕЦБ или ЕВС, однако, проследив выше историю развития вопроса, мы увидели, что сегодняшняя ситуация – это проблема не одного месяца или даже года. Проблема, можно сказать, была известна уже в 2001 году, когда Грецию принимали в ЕВС, и еще раз привлекла (или должна была привлечь) к себе внимание всего ЕС в 2004 году, когда Еврокомиссия обнаружила обман в предоставленных ей в 2001 году сведениях о дефиците бюджета страны.

Так почему массовая истерия по поводу Греческого кризиса началась только сейчас, когда размер долга составил 12.7% ВВП? Почему, с другой стороны, она не началась позже, когда долг составил бы 20%?

Давайте попробуем разобраться. 4-го марта 2010 года премьер-министр Греции Георгиус Папандреу обещал снизить дефицит бюджета страны еще на 4.8 млрд. евро плюс к уже обещанным ранее снижениям. Сделано это было в ответ на жесткие требования ЕС по снижению дефицита бюджета, составляющего в целом 300 млрд. евро. Правительство планирует добиться таких кардинальных результатов путем замораживания пенсий, увеличения акцизов на топливо (на 3-8%), табак (на 2%) и алкоголь, 30%-ного сокращения бонусов госслужащих и повышения НДС на 2 процентных пункта до 21%. Напомню, что объявленное снижение должно произойти в течение года. Почему-то никого не интересует, как в таких условиях будет выживать население страны и что случится с той самой пресловутой «социальной стабильностью», о которой так беспокоится евро-зона. После объявленных мер доходность 10-летних облигаций Греции сократилась на 22 базисных пункта — до минимума за шесть недель в 5,96% (Ведомости.ru).

Представители, как в целом ЕС, так и отдельных стран Евросоюза, не спешат с благодарностью по поводу действий греческого правительства. «Германское правительство верит, что Греция справится и усилит кредитоспособность — и таким образом поддержит зону евро», — сказал представитель правительства Кристоф Стигманс. «Греция на правильном пути», – заметил председатель Еврокомиссии Мануэль Баррозу. Начиная с середины февраля, в различных источниках СМИ представители ЕС отмечали, что план действий по спасению экономики Греции согласован, однако, реальной помощи, кроме советов со всех сторон, Греция пока не увидела. Видимо поэтому 18-го марта 2010 года Георгеус Папандреу заявил, что в случае, если на саммите в Брюсселе 25-26 марта не будет согласован механизм антикризисной помощи Греции, то страна обратится в МВФ. Этот шаг крайне нежелателен для ЕС, поскольку он сильно ослабит не только экономическую, но и политическую стабильность Евросоюза.

Данное обращение будет признанием того факта, что ЕС не в состоянии самостоятельно справиться со своими внутренними проблемами и перекладывает их на плечи мирового сообщества. Понятно, что кредит доверия, который Греции уже не потерять, поскольку он потерян давно, может очень сильно упасть в отношении ЕС в целом и Германии в частности.

Конечно, можно сказать, что крайне несправедливо то, что по долгам и проблемам Греции должна отвечать Германия, как страна, располагающая наиболее ликвидными ресурсами для оказания помощи. Однако в этом-то и состоит смысл любых союзов – слабые получают помощь сильных, а сильные получают рынки слабых. Германия в свою очередь пока что ничего никому не обещала. Даже больше того, канцлер Ангела Меркель не раз озвучивала свое крайне негативное отношение к помощи, которую предположительно Германия могла бы оказать Греции. Широко известна позиция канцлера также и по поводу разработки механизма по исключению откровенно тормозящих развитие стран-членов из зоны евро. Многие СМИ тут же кинулись кричать о том, что, якобы, канцлер Германии предлагает исключить Грецию из ЕВС, что в корне неверно.

Понятно, что исключать Грецию да еще и во время кризиса является самоубийством с точки зрения экономической стабильности всего ЕС. Делать этого никто не собирается хотя бы по тем соображениям, что затраты на такой процесс вполне вероятно превысят реальный долг Греции, а экономические последствия этого шага вообще невозможно просчитать. Госпожа Меркель, кстати, с поддержкой министра Шойбле, просто как всегда смотрит вперед и говорит о том, что таких ситуаций, как сейчас, просто необходимо избежать в будущем. Поскольку еще одного такого долгового бремени у себя на шее не выдержит экономика ЕС. А потенциальные претенденты на повторение истории существуют.

Что же касается реальной денежной помощи, то тут представители ЕВС, что называется, разводят политес. А именно, говорят о том, что официально о помощи их никто не просил, а соответственно предлагать помощь, когда о ней никто не просит, достаточно необдуманно. С точки зрения же Греции, просить о помощи страна будет только в том случае, если будет уверена, что таковую ей окажут. Вот такой получается замкнутый круг, разомкнуть который очевидно все же придется именно Греции.

Тем временем, что политики устраивали публичные и закрытые переговоры и саммиты по поводу ситуации в Греции, а канцлер Германии тиражировала заявления о разработке механизма исключения стран из зоны евро, общеевропейская валюта продолжала падать и дошла до уровня декабря 2008 года. Несомненно, ключевую роль в данной тенденции играет именно неуверенность инвесторов в будущем развитии евро в связи с ситуацией в Греции.

Сложно представить, что политики Германии не понимают, что затягивание ситуации вокруг кризиса Афин играет на понижение евро. Напрашивается вывод – возможно, канцлер Германии целенаправленно избирает такую политику, ведь известно, что определенное ослабление валюты способствует оздоровлению экономики и привлечению новых денежных потоков. Вот, кажется, мы и нашли ответ на вопрос, почему именно сейчас началась всеобщая озабоченность судьбой Греции. Такая стратегия имеет под собой проверенное опытом основание. Как мы убедились, США уже смогли обернуть ослабление доллара в свою пользу и немного восстановить экономику. Возможно, и зона евро пойдет теперь по этому пути.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!