Территория успеха

Автор:

В номере: 2010

Ну что можно ожидать от автомобильного музея?! Даже от такого гиганта машиностроения, как «Mercedes-Benz»! Ну, стройный ряд разномастных автомарок, скучное трындение гида о преимуществах одного вида двигателя над другим, хронологический ряд достижений и свершений. Именно такого мнения я была, когда направлялась в штутгартский музей «Mercedes-Benz». Даже фантасмагорический, словно созданный из жидкой, струящейся ртути дизайн здания не заставил меня сменить скепсис.

По причудливой спирали музея

Правда, смутило, что дверей в музее не оказалось — плыву на машине к автостоянке и даже не успеваю заметить, что я уже в музее. Вперемешку с припаркованными авто туристов заточенные в стеклянные кубы стоят мерседесы. 1990 года, 1960 года. Разные. Красивые… И, по-моему, немножко грустные оттого, что заточены и не могут сорваться на трассу: в скорость, в движение, в жизнь. Увы, я не могу им помочь и потому чуть виновато прохожу мимо — в огромный зал.

По стенам серпантином бегут эпохи — Ельцин, Хенникер, Третий рейх. Великие люди, исторические события — вехи становления концерна «Mercedes». Все органично переплетено. А первый этаж-то оказывается совсем не начало экспозиции! Все прошлое там, наверху, на девятом этаже причудливой спирали музея. Стальной лифт-капсула в одно мгновение проглотил меня и под рев гоночного мотора помчал вверх.

Двери разомкнулись и, «Ой!», мне прямо в глаза смотрит… лошадь. Грустным, чуть усталым взглядом. Черт побери, причем тут лошадь! В музее! Автомобильном! И сразу соображаю: ведь именно с нее, с «лошадиной силы» началась вся история автомобилестроения. Ровно 120 лет назад бензиновый двигатель внутреннего сгорания, изобретенный Николаусом Отто, начал медленно, но верно отвоевывать свое место под солнцем. Гениальнейший немецкий конструктор Готтлиб Даймлер подхватил идею и рискнул установить тогда еще одноцилиндровый двигатель на конку.

Да, девятый этаж музея просто мечта Золушки! Величественные конные экипажи, кучеры которых отдали свое место прогрессу, просто поражают своей красотой. Первые автомобили, сконструированные Карлом Бенсом и Готтлибом Даймлером, к сожалению не сохранились. Но музей бережно воссоздал их, с точностью до каждой детали. Захотелось взять ключ зажигания, открыть резную дверку этой практически еще кареты и представить себя дамой, несущейся по улицам Штутгарта году этак в 1900. Допустим, вот на этом очаровательном Mercedes Simplex я бы смотрелась очень даже ничего! Длинный развевающийся по ветру газовый шарф, чуть надменный взгляд, городские зеваки, бросающие в рассыпную из – под колес, кружевные старушки, поглядывающие сквозь пенсне и доносящееся восхищенное «шарман!». Действительно, шарман!

А вот это уже авто для Золушки «продвинутой» – «трицикл» Карла Бенца (прообраз современного мотоцикла!) – моторизированная трехколесная пролетка с одноцилиндровым горизонтальным двигателем мощностью 0,8 л.с. Вот он первый в мире автомобиль! В начале 1886 года Карл Бенц получил на нее патент.

Глаза разбегаются, в мыслях мешанина и чтобы упорядочить впечатления прислушиваюсь к персональному гиду (маленькой коробочке с наушниками) — направляешь на экспонат и слушай, внимай то, что интересно именно тебе. Приятно, что создатели музея так персонифицировали поступающую информацию. С удивлением узнаю, что вся эта красота еще не Mercedes!

С именем дочери

Творения Даймлера, который был поистине творческий человек, поражают своей широтой. Его эксперименты, наверное, казались абсурдными на то время. Земля, воздух и вода – три сферы, в которых Даймлер мечтал воплотить возможности двигателя внутреннего сгорания. Но он работал на будущее: экспериментировал с моторной лодкой, пролеткой и даже пожарным насосом. Однако имя будущему знаменитому концерну дал совсем другой человек — Эмиль Елинек, консул Австро-Венгрии, человек глубоко азартный и просто помешанный на автомобилях. С Даймлером Елинек связывали общие интересы, которым суждено было вылиться в долгое сотрудничество. Однажды авария, произошедшая на ралли в Ницце-Кастелляйн, привела в ужас сановного автолюбителя, и одним из условий сотрудничества с Даймлером стало требование изменить конструкцию кузова и шасси автомобилей, выставляемых на гонках. Понизить центр тяжести, установить новый двигатель и добиться оптимального соотношения веса автомобиля и мощности двигателя — все эти изменения произвел технический директор концерна «Daimler Motoren Geselschaft» Вильгельм Майбах, внесшим решающий вклад в создание современного автомобиля.

Но Елинек оказался не промах и в качестве бонуса приобрел возможность дать имя будущему содружеству. Мерседес – так звали одну из дочерей Елинека. И это имя навсегда вошло в историю автомобилестроения. Несколько позже (в 1926 г) в результате финансовых трудностей, принесенных Первой мировой войной, концерны двух китов автомобилестроения Даймлера («Daimler Geselschaft») и Бенца («Benz and Co») сольются в один концерн, получивший название «Mercedes-Benz». Вот оно истинное рождение марки! Этот же год стал рождением и главного символа концерна — знаменитой трехлучевой звезды.

Честное слово, язык не поворачивается назвать все это многообразие блестящих клаксонов, хрупких, еще деревянных крыш, украшенных смешной бахромой, старьем. Они же дышат, они живые! Лакированные бока машин чуть холодят мою ладонь, блеснула фара, фыркнул клаксон. Да они заигрывают со мной! А этот — детище Фердинанда Порше — надменно надулся. Серьезный! Еще бы – «Mercedes-Benz» с компрессорным двигателем, 140 лошадиных сил с 7-ми литров объема 6-ти цилиндров. С такими данными ему можно и поважничать. Тем более что он прадед мощнейшего по тем временам, 170-сильного спортивного автомобиля «SSK». Одной из самых красивых машин в мире!

Прошлое, так или иначе, всегда уходит, оставляя воспоминания и опыт. Вот и я уже совсем в другом времени, на другом этаже. 20 век в самом разгаре! Ух! Бешеная энергия и экспрессия этого столетия передается и мне. И я почти бегу от экспоната к экспонату, запоминая все новые и новые перевоплощения марки — пикапы, седаны, кабриолеты…

О-па, стоп! Мой пятилетний сын назвал это аквариумом на колесах. На самом деле аквариумом оказался папамобиль, созданный в 1980 году на базе «Gelendwagen» с индексом G200. Эта машинка (100 л.с., макс. скорость 131 км.ч) с большой стеклянной кабиной, защищающей от дождя и ветра, была подарена понтифику к его визиту в Германию. Алый красавец Mercedes-Benz SL 500, примостился рядом. Когда то он принадлежал прекрасной леди Ди. Однако принцесса так и не смогла насладиться этой машиной: по законам Виндзорского дворца, «голубой крови» как – то не комильфо было ездить на не отечественном автомобиле. Хотя ради такого красавца я бы… Однако я не принцесса и топаю дальше по залу знаменитостей.

А вот и «императорский размер» – бронированный «770 Grosser» — серьезная машина для серьезных людей (7.7 литровый двигатель с наддувом). Божественный микадо император Хирохито даже не снизошел до того, чтобы сесть за руль этого автомобиля. Ну, конечно, не царское это дело — баранку крутить. Крутил личный водитель, который ко всему прочему принимал команды на движение от «Самого» через телеграфное устройство. Кстати говоря, немецкий кайзер Вильгельм II так же пользовался подобным автомобилем, с той лишь разницей, что его Mercedes-Benz был с кузовом кабриолет, а не «пульман-лимузин».

«А я сошла с ума!» – вот девиз этого… постесняюсь сказать, транспортного средства. Я уже в зале грузовых автомобилей и смотрю на то, что должно быть городским автобусом. А может это я сошла с ума? Ей богу, в Латинской Америке живут веселые ребята — все, что осталось от оригинального Mercedes – это шасси. Кузов же переклепан и раскрашен рукой художника с весьма воспаленной фантазией. Однако, этот «кадр» совершенно спокойно бороздил дороги Аргентины. Интересно, а билетики для проезда в этом чуде были такими же гламурными? Думаю, если бы я предъявила на входе фантик, меня бы пустили — надо же оставаться в стиле!

А вот в этот почти двухэтажный автобус точно меня не пустили бы! Именно с этого Mercedes’а началась эра двухэтажных автобусов на туманном Альбионе. Так и подмывает присесть в глубоком реверансе и с придыханием произнести: «сэ-э-р!»

В святая святых…

Что-то настрой у меня какой-то не серьезный — веселенькие автобусы, бронированные аквариумы. Надо настроиться на серьезную волну, ведь я же в святая святых гиганта мирового автопрома! Однако Mercedes 300 SL Coupe 1955 года рушит все мои планы в одночасье. Двери этой машины, сливаясь с импровизированной крышей, словно крылья какой-то чудесной птицы подняты высоко вверх, а ядовито-розовая внутренняя отделка завершает эту фантасмагорию. Даже и не знаю — смеяться или плакать! Обошла вокруг, почесала затылок — а ведь глаз не оторвать! Вроде год 1955- й, и время, когда к автомобилю относились, как к произведению искусства уже прошло. Ан нет, все еще цепляет, будоражит, заставляет работать фантазию.

А вот я в зале со знаменитым «Е-class». Здесь закрутил хоровод «глазастый» – эволюция этой машины поистине уникальна. Не зря Mercedes-Benz Е-class(a) считаются самой удачной моделью. Настолько удачной, что когда в 1984 году с конвейера были сняты машины с индексом W124, немецкие таксисты объявили забастовку с требованием вернуть серию в производство.

Интересно, сколько же прошло времени? Час? Два? На часы смотреть нет никакого желания — я плыву по очередному залу вне времени, вне жизни. Гид подсказывает мне, что это я сейчас в зале автомобилей, которые так никогда и не дошли до конвейера. «Не изданное» – именно так мне хочется назвать эту экспозицию. Создатели музея не постеснялись сделать отдельную, но очень интересную выставку своих собственных «ляпов» и разного рода недоделок. Экстравагантный дизайн… незаконченная механика… что-то пошло не так… и вот они в музее. А ведь эти машины сейчас, так же как и я — вне времени! Они застыли в нем навсегда. Фантасмагоричные, чуть чудаковатые, но все равно прекрасные. Мастерские на колесах, рабочие лошадки, которым было суждено дать жизнь более зрелым моделям.

Пора пройтись по стендам. Россыпь кубков, значков, различных побрякушек, объединенных маркой «Mercedes». А вот стенд с… даже с 3-х раз я бы не догадалась, что это делает в музее «Mercedes-Benz». Вазочки! Ва-зоч-ки!! Ага, для цветов!!! В те благословенные времена, когда автомобили еще воспринимались как предмет искусства, в салоне автомобиля вешали вот такие вазочки. Естественно, с живыми цветами. Романтично, правда?

Ну, вот и все. Первый этаж. Устала! Оборачиваюсь: где же выход? О, боже! Визжат тормоза, зрители замерли в ужасе… На меня несется поток гоночных машин. Как я оказалась на трассе? Хотя нет, все это только обман зрения: поток застыл, замер. Это всего лишь импровизация, фантом. Здесь выставлено все, что когда — либо гоняло под именем «Mercedes». Хотя кажется, что только дал сигнал, и машины сорвутся с места в безумной гонке к победе.

Мне пора уходить… Даже обидно, что все так быстро закончилось. Напоследок я пью кофе в местном кафе и успокаиваю сына, который рвется быть то автогонщиком, то водителем катафалка. Куда-то делся скепсис и недоверие, которые были раньше. Это и неудивительно — нестандартное место, нестандартная подача информации. Наверное, именно таким и должен быть музей.

— Мам, когда я вырасту, буду придумывать машины, – говорит мой ребенок, выйдя из музея. Ну вот, значит какая-то из целей создателей музея достигнута — одного маленького человека они уже подтолкнули к творчеству.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!