GEZ опять выходит на охоту

Автор:

В номере: 2010

И снова катавасия с пошлиной на телевизор, радио, компьютер и мобильный телефон.

Государственный налог на теле- и радиовещание в Германии (Rundfunkgebuehr) еще три года тому назад трансформировался в государственный побор на все без исключения приборы, имеющие выход в интернет, будь то персональный компьютер, ноутбук, мобильный телефон или навигационная система. Особенно болезненно это нововведение могло тогда ударить по предпринимателю, которого предполагалось ободрать налогом дважды: как частное лицо и как единицу, занимающуюся предпринимательской деятельностью.

Правда, спасительное решение Берлинского административного суда (Urteil vom 17.12.2008, Aktenzeichen: VG 27 A 245.08) на какое-то время избавило бизнесменов от этого государственного побора. Служители Фемиды постановили, что пошлина с фирменного компьютера должна взиматься GEZ-ом только в том случае, если работодатель допускает использовать его в личных целях. Если же приборы эксплуатируются сугубо для нужд производства, а прием теле- и радиопередач не является составной частью производственной деятельности, то ни о каком GEZ-поборе и речи быть не может.

Однако в будущем 2010-ом году эта лазейка, согласно информации газеты Die Welt, будет безжалостно перекрыта. И многим предпринимателям придется-таки раскошелиться на Rundfunkgebuehr.

Каким образом кельнская GEZ-Zentrale намерена реализовать задуманное, пока не понятно. Но надо полагать, что 993 сотрудника центральной конторы и 1.800 работников «сыскного» отдела (Aussendienstfahnder) будут весьма агрессивно «наезжать» на тех, кто попробует избежать уплаты пошлины. Немецкие средства массовой информации уже неоднократно рассказывали о том, что методы работы GEZ’а по поимке неплательщиков переходят в некоторых случаях всякие разумные границы, а иногда даже выставляют серьезное государственное учреждение на всеобщее посмешище. Одной из таких совершенно курьезных историй повеселил недавно своих читателей еженедельник Der Spiegel.

Вначале хочу непременно заметить, что 71-летний пенсионер Карл Хайнц Галерт (Karl Heinz Gahlert), проживающий Берлине по улице Maarer Strasse 32a, никаких проблем с центральной конторой GEZ’а в Кельне не имел. Каково же было его удивление, когда в ноябре 2008-го года в пришедшем на имя проживающей по его адресу фрау Лилли Галерт (Lilly Gahlert) письме со служебным номером N196 198 3545 (Aktenzeichen) было черным по белому предписано сообщить GEZ-Zentrale о находящихся в доме приборах для приема теле- и радиопередач и перечислить соответствующий налог на теле- и радиовещание. Недоумевающий г-н Галерт, исправно переводивший предусмотренный законом Rundfunkgebuehr на банковский счет GEZ’а, решил не реагировать на это письмо, посчитав его обыкновенной бюрократической ошибкой, неизбежной в работе громоздкой государственной структуры. Однако несколько недель спустя берлинский пенсионер снова получил послание из GEZ’а следующего содержания: «Уважаемая г-жа Лилли Галерт, напоминаем Вам о том, что наше предыдущее письмо с требованием об уплате Rundfunkgebuehr’а осталось, к сожалению, без ответа. А потому мы настоятельно просим Вас немедленно отреагировать на наше требование».

Справедливости ради надо сказать, что проживающая вместе с Карлом Хайнцем Лилли не очень жалует телевизор. Но зато часами слушает радио, развалившись в кухне на стуле. Чаще всего она наслаждается музыкальными передачами радиостанции Берлин-Бранденбург. Особой ее любовью пользуются мелодичные песни прошлых лет. Современная музыка нравится ей куда меньше. Бывает, что она, когда из динамика рвется хард-рок или хэви-метал, просто-напросто выходит из помещения, не зная, по-видимому, какая кнопка выключает радио. Но очень быстро возвращается обратно, как только кухня снова наполняется переливами аккордеона или руладами скрипки. И при этом бессовестная Лилли действительно не платит GEZ’у ни цента. Регулярно пользуется благами и не платит за них! Да это и понятно, ведь она проживает по адресу Maarer Strasse 32a не одна, а вместе с Карлом Хайнцем Галертом.

А как известно, 17 евро 3 цента в месяц должно платить каждое домашнее хозяйство Германии (Haushalt), независимо от числа членов семьи и приборов. Так что требования GEZ’а совершенно необоснованны. К тому же Лилли, даже если бы и захотела перечислить налог, не смогла бы этого сделать, поскольку у нее нет ни личного счета в банке, ни доходов. Единственное, чем наделила ее благодаря GEZ’у судьба – это папка с Aktenzeichen N196 198 3545, в которой, к сожалению, кроме домашнего адреса, фамилии и имени, нет более никакой информации о Лилли Галерт. И это весьма печально. Потому что числящаяся под номером 196 198 3545 фрау Галерт – это совсем не фрау, хотя и женского рода.

Понимая, что от назойливых чиновников отделаться не так просто, Карл Хайнц Галерт предпринял следующее. Он написал GEZ’у письмо такого содержания:

«Уважаемые дамы и господа, на Ваше требование об уплате налога на теле- и радиовещание сообщаю Вам, что сделать это категорически невозможно, поскольку я – не человек, а кошка. С уважением, Лилли Галерт». Для убедительности пенсионер обмакнул лапу своей черно-белого окраса 12-летней кошки в специальную краску и поставил в конце письма жирную кошачью печать.

С тех пор прошел уже не один месяц. Однако г-н Галерт неспокоен. А что, если чиновники из GEZ’а расценили его послание как издевательство и направили дело в какую-нибудь инкассо-фирму или, еще того хуже, подключили к разбирательству юристов? Ведь, кроме кошки, с Карлом Хайнцем проживают в доме еще четыре собаки, заяц и хомяк. Заяц и хомяк, правда, к теле- и радиовещанию никакого отношения не имеют, а вот собаки регулярно сидят на диване в гостиной и пялятся в телевизор. А что, если и от них потребуют уплатить Rundfunkgebuehr?

Разгадка истории берлинского пенсионера чрезвычайно проста. В соответствии с законом, GEZ наделен правом выуживать из курсирующих в интернете банков данных имена и адреса проживающих в Германии лиц, сравнивать их с данными своего многомиллионного архива и при наличии малейшего подозрения в уклонении от уплаты пошлины призывать нарушителя к ответу.

Что же касается г-на Галерта, то, принимая время от времени участие в различных лотереях, где разыгрываются продукты питания для домашних животных, он для повышения шансов на успех неоднократно выступал также и от имени всех своих питомцев. Так что некая Лилли Галерт, неоднократно принимавшая участие в розыгрышах, рано или поздно должна была попасть в сети GEZ’а.

А вот другой случай, о котором сообщила в начале ноября газета Die Welt, уже не только выходит за пределы здравого смысла, но и красноречиво характеризует производственный хаос в учреждении по сбору налогов на теле- и радиовещание. Письмо с требованием о немедленной уплате пошлины, пришедшее в конце октября на имя умершего 34 года тому назад Герда Альбрехта, чуть ли не довело его вдову Монику Альбрехт (Monika Albrecht) из Регенсбурга до инфаркта. «Смерть мужа в 1975 году я пережила очень тяжело, – сказала пожилая дама корреспонденту газеты. – Но еще невыносимей была для меня борьба с бюрократическими инстанциями, которые в течение четырех лет присылали корреспонденцию на имя покойного. Хотя я сразу же уведомила всех и вся о его кончине. Слава богу, в 1979-ом эта мука закончилась, и письма стали приходить только на мое имя. И вот теперь 34 года спустя – новый удар. Ну разве ж так можно!».

Оказалось, что можно. Чтобы в конце концов избавиться от назойливого GEZ’а, Моника Альбрехт вынуждена была достать бумаги мужа, сделать копию свидетельства о его смерти и отправить ее в Кельн.

На запрос газеты о том, какова причина ошибки, в GEZ-Zentrale спокойно сообщили о технической накладке. Дело в том, что в ее мюнхенском архиве, чьи полки в поисках злостных неплательщиков сегодня тщательно обшаривают резвые чиновники, до сих пор хранится папка на имя г-на Альбрехта. Почему в далеком 1975-ом поступившие в Кельн сведения о смерти Герда Альбрехта не были переданы в Мюнхен, ответить, конечно же, не может никто. Как, впрочем, и на вопрос о том, сколько еще таких писем на покойников разосланы кельнским ведомством по всей Германии.

И не только на имя тех, кто умер недавно. В марте сего года письмо с требованием об уплате Rundfunkgebuehr’а пришло на имя математика Адама Риса (Adam Ries), проживающего по сведениям GEZ’а по улице Johannisgasse 23 в городке Annaberg-Buchholz. Однако усилия добросовестных чиновников, как оказалось, пропали зря. Письмо запоздало ровно на 450 лет. По той простой причине, что математик скончался в далеком 1559-ом году, а на улице Johannisgasse 23 расположена не квартира ученого, а его дом-музей, директор которого г-жа Аннгрет Мюнх (Anngret Muench) отнеслась к письму как к чьей-то злой шутке. Тем не менее, она позвонила в Кельн и сообщила, что Адама Риса уже 450 лет нет в живых. Но упорные чиновники не поверили директору музея и отправили в Annaberg-Buchholz следующее письмо, где было написано, что г-н Адам Рис должен непременно заплатить налог, поскольку он недавно сам зарегистрировал в GEZ’е свой телевизор… Попутно надо заметить, что без математика Риса современные достижения в теле- и радиовещании были бы, наверное, невозможны. Но требовать сегодня с него деньги за этот государственный сервис по меньшей мере некорректно.

Любопытно, сколько еще таких скелетов в шкафу хранится в анналах неугомонного GEZ’а?

———————————————————————————
Аббревиатура GEZ (GebuehrenEinzugsZentrale) хорошо известна каждому квартиросъемщику Германии, вынужденному переводить этому учреждению по сбору пошлины за теле- и радиовещание поквартально определенную сумму денег.
———————————————————————————
Несмотря на курсирующие в народе страшные истории о безжалостных и вездесущих контролерах из GEZ-Zentrale, штурмующих квартиры, дома и фирмы, никто из бюргеров, согласно действующему законодательству, не обязан пускать их на порог.
———————————————————————————

Rundfunkgebuehr в 2010-ом году
Кому и сколько придется платить

Privathaushalte:
Подавляющее большинство частных домашних хозяйств новое правило о так называемой пошлине Internet-Gebuehr не затронет, если это хозяйство уже платит Rundfunkgebuehr за радио или телевизор. Если же в доме (квартире) нет ни радио, ни телевизора, а компьютер имеет выход в интернет, то раскошелиться все-таки придется. Но не очень, платить надо будет всего 5 евро и 52 цента, поскольку GEZ приравнивает компьютер к радио (за телевизор надо платить больше).

BeruflichgenutztePrivatgeraete:
Если человек отчасти использует свой домашний компьютер или мобильный телефон в своей профессиональной деятельности, то от дополнительной пошлины ему не отвертеться. Например, учитель, черпающий информацию для своих уроков в интернете, или архитектор, отсылающий заказчикам эскизы с домашнего компьютера. И совершенно однозначно пошлину придется платить всем представителям свободных профессий и предпринимателям, списывающим с налога расходы на находящийся в пределах их квартиры (или дома) кабинет (Arbeitszimmer).

Unternehmen:
В новом году ни одной фирме не удастся больше избежать Internet-Gebuehr’а, кроме тех, конечно, которые уже перечисляют GEZ’у пошлину на теле- и радиовещание.

Selbststaendige:
Предприниматели вынуждены будут раскошелиться трижды – за домашние телевизор или радио, за радио в служебном автомобиле и за свой фирменный компьютер. А если у них, кроме офиса, есть, например, еще и несколько магазинов или автомастерских, то им придется платить за каждую производственную единицу.

Wohngemeinschaften:
Каждый проживающий в составе Wohngemeinschaft’а человек, имеющий в собственном распоряжении компьютер с выходом в интернет, должен будет платить свою собственную пошлину. То же самое относится к квартирантам (Untermieter), проживающим у родственников студентам или бабушкам-дедушкам, ведущим собственное домашнее хозяйство на одной со своми детьми или внуками жилплощади. Причем даже в том случае, если свой компьютер они используют только для приема и отправления электронной почты.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!