Бенно Элькан

Автор:

В номере: 2010

На бульваре Untermainanlage (Франкфурт-на-Майне) привлекает внимание небольшая скульптура девочки. На правой ее ладони — светильник. Что-то вроде плошки с маслом и фитилем, но пламя широкое и высокое. Левой рукой она прикрывает огонь, то ли от ветра, то ли от моросящего дождя. Все очень просто, но почему-то кажется, что автор вложил в эту бытовую зарисовку какой-то скрытый смысл. И открывается он строками небольшого посвященного этой скульптуре стихотворения: девочка защищает чистую душу и светлые помыслы от злых или равнодушных людей.

UEbersehen, Ihre Augen vom Desinteresse dieser Welt
Nicht vor dem Wind noch Regen baut sie mit der Hand ihr Zelt
Gegen die Beseelten schuetzend ihre Hand
Auf ihren einzigen Besitzt, das Licht, ist sie gebannt.

Zuweilen kalt dann frostig, windig, Schnee
Das Maedchen trotzt, entbloesst und frei ihr Dekollete
Fuer uns als Vorbild demuetig und klein
Soll nie erloeschen ihrer Kerze heiliges Dasein.

Кто автор этой безусловно замечательной скульптуры? Табличка у маленького постамента очень потерта, но удается прочесть — «Benno Elkan». А дальше поиск по проторенной дорожке: интернет, библиотека, архив. И тут открылось много интересного: и личность скульптора, и его творения.

«Блуждающая» и другие

Бенно родился в Дортмунде 2 декабря 1877 года. Отец его был портным и владел магазином одежды. После окончания школы сын пытался заняться коммерцией, даже прошел соответствующее обучение в Лозанне и начал работать в Антверпене. Но любовь к живописи взяла свое. Родители (как это бывает, но не так часто) не стали заставлять сына продолжать семейное дело. И даже поддержали его стремление к совершенствованию.

Бенно переехал в Мюнхен, где поступил в Академию искусств и проучился два года. А после окончания обязательной военной службы продолжил учебу в скульптурной мастерской Карлсруэ. Здесь он окончательно принял решение: из всех видов изобразительного искусства ему ближе всего ваяние (с оговоркой – «в основном», так как он еще много рисовал, издал несколько книг и даже написал либретто к опере «Принцесса на горошине»).

Основные работы Б. Элькана – бюсты, памятные медали и мемориальные доски. В этих малых формах он достиг совершенства. Его персонажи (а среди них много известных деятелей того времени) были не только «как живые», но обращали на себя внимание точностью передачи свойственных только конкретному лицу характерной мимики, даже ощущением его живой речи. Однажды молодой скульптор получил неожиданный заказ – создать надгробие для семейного склепа на кладбище Дортмунда. По модели Элькана была отлита скульптура «Wandelnde» (Блуждающая). Представляет она собой подобие мифологической фигуры женщины, пытающейся как бы вслепую, наощупь найти истинный путь в жизни. Произведение не только поразило заказчика, но и заслужило высокую оценку знатоков искусства. С того времени надгробия и их элементы заказывались много раз, и кладбище превратилось в своеобразный музей скульптора.

В 1905 году Б. Элькан уехал в Париж, где были выставлены его работы. Здесь он познакомился со многими мастерами, среди которых большое впечатление произвел на него Огюст Роден. Но начинающий скульптор не стал подражать всемирно известному маэстро. Он вообще не входил ни в какие модные тогда группы и течения. Позднее, получив престижную премию фонда Бэра, Бенно с молодой женой Хедвиг (пианисткой и, между прочим, родственницей А. Эйнштейна – того самого) уехал в Рим. Там они прожили три года, а потом поселились под Дармштадтом в Альсбахе (Alsbach), где глава семьи целиком посвятил себя ваянию. Он создавал полюбившиеся ему малые формы и надгробия для кладбищ.

Началась Первая мировая война, и Б. Элькан добровольно ушел в армию. На фронте заболел холерой, и после выздоровления, оставаясь военнослужащим, работал на почте во Франкфурте-на-Майне. Сюда в 1919 году переехала вся семья, купившая дом в районе Вестенд (Westend). Творческая мастерская располагалась в здании монастыря кармелитов (Karmelitkloster), где скульптор много и плодотворно работал. Выставки в Германии, Англии, Италии и Франции приносят ему известность. Будучи контактным, остроумным и энергичным человеком, признанным мэтром, Элькан был избран председателем Союза художников города. На этом посту он много делал для защиты интересов творческих работников и добивался для них многих заказов от городских властей.

И вновь все не так…

В 1919 магистрат Франкфурта-на-Майне предложил известному скульптору создать памятник погибшим в Первой мировой войне. Первый представленный проект (40-метровая стела с рельефным изображением ребенка, дат и сцен военного времени) не был принят. Но приобрел город скульптуру «Плач о героях» (Heldenklage), над созданием которой из шведского полированного гранита Элькан работал 8 лет. Ее установили на постамент, который соорудили на углу улицы Kaiserstrasse и бульвара Gallussanlage. Открытие монумента состоялось 3 октября 1920 г. Националистические группы, тогда уже поднимавшие головы, резко протестовали против установки этой скульптуры. И причина была не только в неарийском происхождении автора, что также имело место, но и в представленном образе. Критики считали его «не немецким». По установившейся традиции, ранее на памятниках подобного рода всегда присутствовало изображение воина. Он мог быть рвущимся в бой, или раненым, или погибающим. Но всегда героем!

Здесь же у основания надпись «Den Opfern» («Жертвам»), а на нем – скульптура сидящей полуобнаженной, обессилевшей от горя женщины. Это был символ и других (не воинских) жертв войны: матерей, потерявших сыновей, вдов, детей, оставшихся без отцов. И кто может сказать, какая жертва мучительней: внезапная смерть или невыплаканное горе на всю жизнь (не зря в известной песне: «… и желаю всей душой, если смерти, то мгновенной …»)

Скульптора обвиняли в слишком чувственном изображении, отсутствии национальной немецкой гордости, в создании символа сломленной Германии. Тогда памятник отстояли, но при перемене власти монумент разрушили. К счастью, скульптуру после Второй мировой нашли во дворе городского хозяйства. 18 апреля 1946 года ее установили на бульваре Taununusanlage с прежней надписью на новом постаменте. У его подножия часто лежат букеты и венки. Можно предположить, что их приносят и те, кто помнит о жертвах последней войны.

Бруно Элькан остался на своей гуманистической позиции и когда город Вольклинген (Voelklingen) предложил ему создать памятник жертвам той же мировой бойни. Скульптор проявил гражданское мужество и выполнил заказ. Более того, комплекс не только повторил ту же идею, что и во Франкфурте. Здесь центральная скульптура очень похожа на описанную выше, даже может казаться ее вариантом. Женская фигура как бы придавлена к земле неисчезающей болью утраты. Материалом для скульптуры послужил гранит из Оденвальда, и размер ее вдвое превышал человеческий рост. Открытие монумента состоялось 7 июня 1925 года. Злобная критика усилилась. Добавились новые аргументы. На табличке стояло: «Allen Opfern» («Всем жертвам»), а это представлялось как память и о вчерашних врагах, убивавших немецких солдат. Обер-бургомистр, желая смягчить обстановку, в приветственной речи сказал, что слово «всем» говорит о жертвах материальных и духовных. Монумент простоял, пока не пришли к власти нацисты. А потом разделил судьбу многих подобных.

Но интересно продолжение этого сюжета. Община Куневальда (Cunewald) заказала памятник на ту же тему. И Элькан выполнил из бронзы практически копию представленной выше женской фигуры, но размером вдвое меньшим. Надпись о жертвах дополнена («Aller Opfern 1914-1918») и на мемориальной доске выгравированы 109 фамилий погибших во время войны жителей города. Случайно или по умыслу на отливке не было указано имя скульптора. И это позволило сохранить ее при нацистском режиме и не отправить на переплавку. Фамилия автора на памятнике появилась только в послевоенное время. А на надгробии Бенно Элькана и его жены Хедвиг в Лондоне установлена еще одна отливка той же фигуры, уменьшенной до 90 см. Ведь скульптор считал, что это лучшее из его творений.

Одним из значительных произведений скульптора являлся памятник «Освобождение», установленный на Шиллерплатц в Майнце. Поводом для сооружения монумента являлся конец периода оккупации союзниками земли Рейн и, в частности, уход французских войск из Майнца. На открытии в марте 1930 присутствовал рейхспрезидент Пауль фон Гинденбург. В центре памятника — воздевшая вверх руки женская фигура. Она призывает немецкий народ проснуться, воспрянуть духом, забыть ужасы войны, позор оккупации, возродиться для строительства светлого будущего. И вновь все не так: и зачем напоминать об оккупации, и почему обнажен женский торс (даже изменили маршрут крестного хода, чтобы не проходить рядом), да и как неариец смог передать дух немецкой нации. Короче говоря, уже в конце марта 1933 памятник был снесен.

В эмиграции

Между тем, в атмосфере Германии все острее ощущались новые веяния, распространялись идеи антисемитизма. Творчество Элькана не соответствовало художественным вкусам национал-социалистов. Его обвиняли в создании «дегенеративного искусства», не имеющего отношения к немецкому культурному достоянию. В 1935 Б. Элькан с семьей уезжает в Англию. Там он продолжает создавать скульптурные портреты, выполняет заказы на изготовление сюжетных скульптур, мемориальных досок и памятных медалей. В эмиграции Элькан начинает работу над подсвечниками. За десять лет среди всего, им созданного, четыре выдающихся произведения: два монументальных бронзовых канделябра для колледжей в Кембридже и Оксфорде и два для Вестминстерского аббатства в Лондоне. На ветвях этих подсвечников скульптор разместил рельефные композиции на сюжеты из Ветхого и Нового Заветов.

Бенно Элькан стал гражданином Великобритании, достижения скульптора и заслуги были отмечены правительством Великобритании. В 1957 г. королева наградила его званием кавалера ордена Британской империи. После войны он несколько раз приезжал в Германию, где во Франкфурте-на-Майне и Дортмунде проходили выставки его работ. Бенно Элькан умер 10 января 1960 г.

Последней монументальной работой Элькана, принесшей ему всемирную известность, является «Большая менора». Он давно задумал создать украшенный фигурами подсвечник, схожий с библейской менорой. Некоторые художественные элементы просматриваются в ранее выполненных им работах. Но нужно, чтобы желания совпали с возможностями. И это время пришло, когда ООН вынесла решение о возможности создания двух государств на территории Трансиордании. Израилю, в котором демократическим путем был избран законодательный орган (Кнессет), английское правительство решило преподнести подарок: «…старейшего парламента самому молодому парламенту мира».

И скульптор, отложив все работы, полностью отдался завершению нового творения (начато оно было еще в 1949 г.) Не могла остановить его и болезнь. Элькан длительное время проводил в постели, а при лепке его обкладывали нагретыми подушками. Заказ был выполнен в срок, и подарок 15 апреля 1956 г. был передан парламентской делегацией Великобритании (автор в этом акте не смог участвовать).

В меноре каждая из семи свечей устанавливается на отдельной подставке, и все они как бы вырастают из общего ствола. На плоскостях семисвечника Элькан разместил 29 горельефов. Их сюжеты взяты из Библии или отражают отдельные исторические события. Это генеалогическое древо, история народа. При этом картины далекого прошлого (например, пророки) расположены в самом верхнем ряду. Сюжет, посвященный восстанию в гетто Варшавы, размещен внизу. А еще ниже изображены новые поселенцы, что символизирует возвращение народа на свою историческую родину – как сказано в Библии «на круги своя». Размеры меноры внушительны – 4,57 х 3,65 м. Установлена она в Иерусалиме, в парке перед Кнессетом и давно стала визитной карточкой вечного города.

И в заключение вновь о девочке со светильником. Когда статья была закончена, авторам неожиданно стало известно, что среди прочих произведений Б. Элькана эта скульптура в тридцатые годы исчезла и предполагалось, что она, как и многие другие подобные работы (и не только этого автора), погибла в плавильной печи. Но более чем через пятьдесят лет (в 1985 г.) произведение было обнаружено, выкуплено на антикварном аукционе и установлено на бывшей территории дворца Ротшильда. Там, где она стоит сейчас. Это может быть еще одним свидетельством верности утверждения, что рукописи не горят, не расплавляются и произведения настоящего искусства.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!