«Беззубые» лидеры Европы

Автор:

В номере: 2009

Руководители стран и правительств Евросоюза, собравшись 19 ноября в Брюсселе, избрали первых в истории лидеров ЕС. Ими стали два политика, до сих пор почти никому не знакомых: премьер-министр Бельгии Герман ван Ромпой и еврокомиссар торговли, британская лейбористка Кэтрин Эштон. Согласно вступившему с 1 декабря в силу новому базовому договору Евросоюза, ван Ромпой займет пост президента Евросовета – иными словами, примет на себя обязанности президента Объединенной Европы, а Кэтрин Эштон отныне будет называться Верховной представительницей ЕС по внешней политике и безопасности – то есть, станет министром иностранных дел Евросоюза.
 
Следует признать, что оба политика особой известностью в мире не пользуются. Конечно, бельгийцы знают своего премьер-министра по имени, но привыкнуть к нему не успели: свои обязанности он исполнял всего лишь год. О Кэтрин Эштон известно и того меньше: несколько месяцев назад она сменила на посту еврокомиссара торговли своего соотечественника Питера Мендельсона, которого британский премьер-министр Гордон Браун срочно призвал спасать Объединенное Королевство от финансового кризиса. Вряд ли это говорит хоть что-нибудь о ее дипломатических способностях, да и вообще – как член Еврокомиссии, 53-летняя англичанка также не успела прославиться ничем особенным. Так что, пожалуй, есть смысл рассказать об обоих деятелях, которые отныне становятся «лицом и правой рукой» Европы, поподробнее.
Романтик в политическом интерьере
 
Первыми в Европе и в мире об избрании президента Евросоюза сообщили фламандские телеканалы Бельгии – и неудивительно: Герман ван Ромпой, фламандец по национальности и консерватор по партийной принадлежности, вот уже в течение целого года является главным предметом гордости для этой национальной группы. Еще год назад можно было подумать, что маленькое королевство Бельгия находится на грани распада: противоречия между франкоязычными валлонами и говорящими на своем языке фламандцами, составляющими две основные группы бельгийского населения, казалось, разрывали «страну вафель и шоколада» на части.
Герман ван Ромпой, как говорят о нем у него на Родине, вынужден жить в двух мирах: фламандец, возглавивший правительство в преимущественно валлонской стране, вот уже целый год только тем и занимается, что придумывает и осуществляет компромиссные решения, способные худо-бедно удержать оба народа в пределах одной страны. До сих пор ему это, по мнению обеих национальных группировок, весьма неплохо удавалось – так что, быть может, несмотря на свою абсолютную неизвестность на европейском паркете, ван Ромпой окажется неплохим приобретением для Евросоюза в качестве его президента.
В конце концов, именно в поиске компромисса и лавировании между европейскими «грандами» и будут состоять его обязанности. Конечно, жаль, что пост главы ЕС не достался главному и, пожалуй, наиболее достойному претенденту – премьер-министру Люксембурга Жан-Клоду Юнкеру – но против его кандидатуры ополчился один из трех «главных европейцев» — французский президент Николя Саркози. Силы, которые он потратил на то, чтобы предотвратить назначение Юнкера, куда лучше было бы приложить «в мирных целях» — пожалуй, их вполне хватило бы для построения, скажем, столь шумно разрекламированного Саркози Средиземноморского союза. Ничего удивительного: Юнкер пользуется огромным авторитетом в Европе, считается одним из наиболее блестящих европейских политиков, прекрасным специалистом в области европейской экономики – а зачем, спрашивается, падкому на славу президенту Франции уступать хоть толику популярности кому-то другому? И, если уж на то пошло – зачем поступать подобным образом двум другим «еврограндам» — канцлеру ФРГ Ангеле Меркель и премьер-министру Великобритании Гордону Брауну?
В этом отношении Герман ван Ромпой – фигура просто идеальная. Следует лишь уточнить: идеальная для «евротройки», но не для Европы. Бельгийский премьер отличается аскетичностью и молчаливостью. Он обладает двумя дипломами о высшем образовании – экономика и философия. Первый диплом дал ему формальное право стать премьер-министром, однако истинную его сущность определяет скорее второе, философское образование. Он является автором нескольких книг по философии, в которых, в основном, рассматриваются религиозные темы: ван Ромпой — ревностный христианин. По натуре он – лирик, так что часто изливает душу в стихах, предпочитая строгие формы японских хайку. На своей личной страничке в интернете он даже завел для них специальную рубрику под названием «Стихотворение недели».
Свою политическую карьеру Герман ван Ромпой начал весьма рано. В 16 лет он вступил в Христианскую Народную партию Бельгии (партия фламандских консерваторов). В 1975 году, через три года после того, как он получил свою первую, незначительную должность в структуре Национального банка, Ромпой стал советником тогдашнего бельгийского премьер-министра Лео Тиндемана. С 1988 по 1993 годы он занимал пост председателя своей партии, исполняя одновременно обязанности заместителя министра финансов страны, а с 1993 по 1999 был заместителем премьер-министра и министром по бюджету. После того, как его партия ушла в оппозицию, ван Ромпой стал «простым» депутатом бельгийского парламента, пока в июле 2007 года не оказался избран на пост парламентского спикера.
Как многие экономисты, Герман ван Ромпой является человеком тихим и скромным. Он не стремится в свет рампы, но считается умелым «закулисным деятелем». В качестве руководителя переговоров от своей партии он принимал участие в создании девяти бельгийских правительств, на сегодняшний день он является наиболее удачным «компромиссным» премьером Бельгии, чья кандидатура примирила между собой фламандцев и валлонов и не дала развиваться процессу распада страны. По общему мнению, самая заметная его черта – это незаметность.
Ван Ромпой – один из тех, кто способен войти в помещение так, чтобы не обратить на себя внимание, и покинуть его, не попрощавшись. Сам о себе он говорит так: «Никто не вечен и никто не незаменим. Кое-кто не может с этим примириться. Я могу». Что ж, на ближайшие пять лет бельгийцам придется искать себе новую компромиссную фигуру. Пока жители Бельгии радостно предаются эйфории и неминуемо движутся к очередному правительственному кризису, незаметный Герман ван Ромпой спрятался под сень европейских грандов. Интересно, какие хайку он напишет по этому поводу?
«Леди, как Вас зовут?»
 
Британская еврокомиссар Кэтрин Эштон запомнилась до сих пор европейцам лишь шуткой, распространившейся после ее назначения: «Ее Величество королева Великобритании изволила прислать в Брюссель свою лучшую лошадь». Не хочется думать, что эта острота направлена на осмеяние типично английского внешнего вида леди Эштон – лучше предположить, что речь идет о ее трудоспособности. Кэтрин Эштон и в самом деле эдакая рабочая лошадка, верно и безропотно тянущая в общей упряжке европейский воз, не выступающая с яркими речами, как ее предшественник Питер Мендельсон, и не стремящаяся, так же, как и Герман ван Ромпой, погреться в лучах славы.
Ее единственное «исключительное» достижение заключалось до сих пор в том, что она стала первой женщиной, занявшей пост еврокомиссара торговли. Несмотря на свои социалистические убеждения, рожденная в графстве Ланкашир Кэтрин Эштон носит титул баронессы Эштон-Апхоллэнд, пожалованный ей королевой в 1999 году. Впрочем, за этим титулом не стоит, по сути, ничего – ни земель, ни богатств. «Мне больше нравится, когда меня называют Кэти», — утверждает новоиспеченная глава европейского МИДа. Она изучала экономику в Лондонском университете и немало потрудилась на поприще женского равноправия. После нескольких лет работы в структуре Минздрава в Хертфордшире, «баронесса Кэти» получила место заместительницы министра. В 2007 году премьер Гордон Браун произвел ее в «лидеры Палаты Лордов» — в этой должности она представляла интересы правительства в верхней палате британского парламента. Ее муж Питер Келльнер – журналист. У супружеской пары – пятеро детей, причем трое усыновленных. В отличие от ван Ромпоя, Кэтрин Эштон получила свое назначение на 2,5 года и ее кандидатура должна быть еще утверждена Европарламентом.
Критики говорят, что худшего кандидата на пост министра иностранных дел ЕС и придумать нельзя: Кэтрин Эштон ни в малейшей степени не обладает опытом в международной дипломатии, не имеет связей с главами иностранных государств и вообще мало кому известна за пределами своей страны и Брюсселя. Но что плохо для Европы – похоже, хорошо для ее лидеров: именно такая безликая и не обладающая влиянием кандидатура, устроила тех, кто не желает поступаться собственной властью на европейском паркете.
По большому счету, назначение леди Эштон следует считать победой британского премьера Гордона Брауна. Руководитель правительства Ее Величества буквально замучил 26 своих коллег-европейцев, до самого конца настаивая на том, чтобы президентом ЕС стал его бывший начальник Тони Блэр – при этом Браун отлично сознавал, что это назначение совершенно невозможно, так как Блэр за свою долгую политическую карьеру снискал в Европе далеко не лучшее к себе отношение. Только ради того, чтобы не допустить назначения Блэра на президентский пост, большинство лидеров европейских государств и правительств согласились предоставить Великобритании право назначить первого в истории министра иностранных дел ЕС. Таким образом, главным достоинством Кэтрин Эштон, позволившим ей возглавить европейский МИД, стал тот простой факт, что она – не Тони Блэр.
Практиканты Европы
 
С утра 20 ноября европейские газеты вволю издеваются над двумя новоиспеченными лидерами Евросоюза, Германом ван Ромпоем и Кэтрин Эштон. Немецкая Frankfurter Allgemeine прозвала их «президентом Ван Каким-то и леди Как-вас-там». Испанская El Pais сообщила, что отныне Европой управляют две тени – тень Николя Саркози и тень Гордона Брауна. Даже британский Observer, выражая радость по поводу того, что европейский МИД возглавит представительница Соединенного Королевства, не удержался от шпильки: вместо того, чтобы написать, что «министром иностранных дел ЕС назначили Кэтрин Эштон», ехидный обозреватель использовал термин «запрягли».
490 миллионов жителей Евросоюза в растерянности. Новые номинальные лидеры ЕС – в прямом смысле «никто и звать никак». Без сомнения, оба они – образованные, симпатичные, приятные в общении люди. Но на будущей фотографии, например, с Бараком Обамой они, скорее всего, будут выглядеть практикантами, зелеными приготовишками.
Конечно же, частенько происходит так, что люди «дорастают» до своих постов в процессе исполнения обязанностей – об этом всем успела напомнить канцлер ФРГ Ангела Меркель. «Железная фрау» совершенно права – о подобном «дорастании» она знает из личного опыта, не понаслышке. Но большинство экспертов сомневается, что новому евродуэту позволят «дорасти» до их постов. Это попросту невыгодно реальным лидерам Евросоюза – а раз так, то можно предположить, что стоит «евротройке» заподозрить, что ее ставленники превращаются в реальные политические фигуры – и у ЕС появятся новые президент и министр иностранных дел, независимо от того, пробудут ли нынешние на своих постах полный срок или нет.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!