Стабильность в долг?

Автор:

В номере: 2009

Недавно одна знакомая мне девушка, всю жизнь занимавшаяся искусством и изучением английской литературы и вдруг неожиданно поступившая на магистерскую программу по экономике, сказала: «Оказывается экономика буквально везде вокруг нас, мы сталкиваемся с ней на каждом шагу каждый день, а я раньше не задумывалась об этом…» Возможно Вы, уважаемый читатель, улыбнетесь такой наивности, но таких людей много. А жаль. Ведь сегодня мы не наблюдали бы беспрецедентный по своим масштабам экономический кризис, если бы в свое время все мы больше задумывались об экономических последствиях своих действий, действий своего руководства, своего правительства.
В основе финансовой системы любого государства лежит банковский сектор. В то время как в основе системы экономической лежит не только банковский, но и производственный и социальный секторы.  Все три составляющих экономической системы тесно связаны между собой. Именно поэтому тот феномен, который в начале 2008 года упоминался во всех средствах массовой информации исключительно, как «мировой финансовый кризис», плавно и незаметно для всех перерос в понятие более широкое и емкое «мировой экономический кризис».
Оптимистические прогнозы аналитических и косалтинговых агентств конца лета 2009 года о том, что кризис окончен, на данный момент не подтверждаются. Максимум о чем можно говорить на сегодняшний день, так это о том, что пройдена острая фаза кризиса. Экономика Германии первой из стран ЕС начала подавать признаки возрождения. Однако насколько быстрым и эффективным будет это возрождение сказать сложно.
Банковская система страны получила значительную подпитку в размере 3,3 млрд. евро из средств государственного бюджета в обмен на собственную свободу. Не все игроки банковского сектора согласились заплатить столь высокую цену за свое благополучие – не всем хочется терять свободу маневра в принятии важных управленческих решений и консультироваться по критическим вопросам с правительством. В результате при малейших признаках стабилизации мировой экономики тесно взаимосвязанные игроки банковского сектора вновь начинают рискованную игру. Как пишет журнал Spiegel, такое поведение вполне объяснимо. Единственным способом быстро покрыть понесенные во время острой фазы кризиса убытки, можно лишь делая рискованные вложения. Однако не эти ли самые рискованные инвестиционные программы и продукты и послужили в свое время тем решающим толчком в спину балансирующей на грани пропасти мировой экономике?
Реального реформирования мирового банковского сектора на сегодняшний день так и не произошло. В ближайших планах нового немецкого правительства назначить Bundesbank на роль единого финансового регулятора для банковской системы Германии и освободить от данных полномочий BaFin (Bundesanstalt für FinanzdienstleistungsaufsichtФедеральное управление финансового надзора Германии). Этот шаг должен избавить банковский сектор страны от проблемы распределения обязанностей и полномочий в его контролирующих и регулирующих органах.
Надо отметить, что данное решение является достаточно весомым и, надеемся, эффективным шагом для поддержания стабильной экономики в Германии. В то время как многие страны еще не до конца понимают, какие инструменты реформирования банковской системы необходимо применить, правительство Германии принимает взвешенные и обоснованные решения в данном направлении.
Однако, не все решения правительства столь однозначны. Так называемый «теневой бюджет», формируемый новым правительством, вызывает много вопросов. По последним данным четырех ведущих немецких исследовательских центров ВВП Германии в 2009 году упадет только на 5% (более оптимистичная оценка по сравнению с прогнозируемыми в апреле 6%), а в 2010 году возрастет на 1,5%.  Эти прогнозы не так плохи по сравнению с другими ведущими мировыми экономиками. Озабоченность вызывает факт неуклонно растущего числа безработных, а также внешний долг государства только в 2008 возросший на 53,5 млрд. евро, плюс гарантии по кредитам промышленного и финансового сектора, взятые на себя правительством общей суммой 66 млрд. евро.
Нашумевший план спасения финансовых институтов Германии, составивший лишь небольшую одну двадцатую часть данной суммы, равен 3,3 млрд. евро. Все эти средства изымаются из государственного бюджета, который напрямую касается каждого. Так как формируется он за счет налогов, выплачиваемых нами. На фоне этого информация о том, что новое правительство намерено увеличить внешний долг государства еще на 60 млрд. евро для финансирования Федерального бюро занятости и государственных компаний страхования здоровья, процитированная Deutsche Welle 21 октября, выглядит удивительной.
Казалось бы – до какой степени можно раздувать внешний долг страны? Ведь по уже не раз проигрывавшемуся сценарию этот пузырь может лопнуть. Именно для таких ситуаций и были внесены изменения в конституцию Германии, согласно которым дефицит бюджета не может быть расширен свыше определенных пропорций. Однако и здесь осталась лазейка под названием «специальные активы» (Sonderfond), которые не входят в структуру федерального бюджета, а, следовательно, не регулируются новой поправкой в конституции. По данной схеме уже был создан фонд SofFin (Sonderfonds Finanzmarktstabilisierung), который является инструментом стабилизации и восстановления уверенности в финансовой системе Германии. Теперь стране грозит создание еще одной финансовой воронки для вливаний в стабилизацию социальной сферы.
Как известно, долг платежом красен. Платеж в данном случае является долгом работающего населения страны. Нет однозначного выхода из данной ситуации. Понятно одно – наша экономическая деятельность имеет далеко идущие последствия. Суммы, которые одалживает у внешнего мира страна, рано или поздно должны будут выплачиваться. Говорить об окончании кризиса пока еще очень преждевременно, так как в обозримой перспективе реальных инструментов и механизмов погашения уже существующих долгов и торможения создания новых пока не видно.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!