Вехи истории

Автор:

В номере: 2009

Исполняется 70 лет августовскому кризису 1939 года. 23 августа 1939 года был подписан договор о ненападении между СССР и фашистской Германией, более известный как пакт Молотова-Риббентропа. До этого весь август между основными игроками европейской политической сцены шли интенсивные переговоры в Москве, Лондоне, Париже, Берлине и Варшаве, на которых каждый пытался перехитрить каждого, считая своего контрагента одновременно партнером и врагом, а, скорее, то и другое вместе.
Пожар мировой войны
В ночь с 31 августа на 1 сентября 1939 переодетые в польскую военную форму агенты Абвера напали на радиостанцию приграничного немецкого города Гляйвице, это был предлог для нападения Германии на Польшу, началась Вторая мировая война. 3 сентября 1939 года войну Германии объявили Англия и Франция. Советский Союз вступил в нее 17 сентября 1939 года, введя свои войска на территорию храбро сопротивляющейся немецкому вермахту, но безнадежно уступающей в военном отношении Польши. Польша первая испытала на себе до того кабинетную тактику блицкрига и брутальность идеологической войны на уничтожение.
С 1 сентября 1939 года блицкриг считается классиком стратегического искусства, недавно блистательно продемонстрированный американцами при оккупации Ирака в 2003 году.
День базирующегося на договоренностях 23 августа вступления Красной Армии в Восточную Польшу мог оказаться роковым днем человечества. Англо-французские союзнические договоренности от апреля 1939 года гарантировали польский суверенитет в границах предвоенной Польши. Это означало, что Англия и Франция должны были бы объявить войну СССР, как второму нарушителю польского суверенитета. Невозможно представить себе мировые последствия сентября 1939, когда СССР в союзе с фашистской Германией воюет с англо-фанцузским блоком.
В августе 1939 продолжались тяжелые бои между советско-монгольскими и вторгшимися на территорию Монголии японско-манчжурскими войсками на реке Халхин-Гол. 23 августа 1939 года основные силы 6-й японской армии были окружены в пределах монгольской территории, что предопределило их поражение. Существовало реальное опасение, что японское командование не смириться с позором поражения своих крупных воинских соединений (6 японская армия насчитывала более 60 тыс. бойцов, большое количество танков и самолетов). Существовала реальная угроза перерастания широкого войскового конфликта на Дальнем Востоке в полномасштабную войну.
Уже в 1939 году Советский Союз оказывался в тисках конфликта с англо-французами на Западе и японцами на Востоке, на что, видимо, очень рассчитывал Берлин, надеясь оказаться в роли смеющегося третьего. Угроза реализации такого сценария была высока. В августе-сентябре 1939 года существование СССР висело на очень тонком волоске.
Начавшись с бомбардировки Варшавы, пожар мировой войны охватил весь мир, самым пострадавшим от войны регионом оказалась владычица предвоенного мира – старая, просвещенная Европа, как казалось, источник современной цивилизации и мотор развития человечества. С карты Европы за три года исчезли почти все суверенные государства. Начавшаяся в 1939 году бойня закончилась спустя шесть лет полным разрушением европейских структур и резким падением западноевропейского влияния в мире.
С тех пор в качестве ритуального заклинания повторяется: «Этого не должно повториться». Как будто такое может повториться в тех же формах, из могил восстанут деятели августа 39 и зомби в истлевших фантастических униформах, которые снова соберутся в Кремле на подписание пакта Молотова-Риббентропа. Сейчас нет опасности возрождения европейского фашизма и вторжения теперь уже бундесвера на территорию Польши. Поэтому бессмысленно задним числом бороться с фашизмом, как это делают «прогрессивные», особенно левые силы Западного мира. Хотя сегодняшняя борьба с тогдашним фашизмом все еще набирает обороты. С призраками бороться легче, чем с реальными опасностями сегодняшнего дня.
«История учит тому, что она ничему не учит»
Какие же уроки вселенской катастрофы европейских народов мы можем/должны извлечь из августа 1939 года? Или еще раз подтвердится известная фраза, что «История учит тому, что она ничему не учит»? Где, когда и кем были совершены роковые ошибки, которые не должны повториться? В Мюнхене в 1938, в Рейнской области в 1936 или во время захвата фашистами государственного аппарата власти в 1933 году? Эти даты на пути к августу 1939 и маю 1945 года только этапы падения европейской цивилизации. Два провинциала: сын сапожника, недоучившийся беглый семинарист И. Джугашвили (Сталин) и сын мелкого податного инспектора, неудачливый художник без определенного места жительства А. Шикльгрубер (Гитлер) сумели овладеть массовым сознанием, пробудив в народе самые низменные инстинкты.
Они обещали всем все, разрешали безнаказанно грабить и убивать объявленные ими «вредными» национальные и общественные группы, обогащаясь за счет «исчезнувших». На эти призывы неожиданно откликнулись массы, 2000 лет христианской религии и цивилизации превратились в ничто по сравнению с обещанным «грабь награбленное». Сопровождался приход к власти тоталитарных режимов рукоплесканием европейских «левых» и грандиозным обманом тех, кто хотел обмануться: немецкому народу обещали новые территории для заселения, советскому райскую жизнь в социалистических кущах.
Никто в Европе не хотел воевать за права убиваемых в зоне немецкого влияния евреев и расчлененную Чехословакию. Вящий, но очень одинокий голос провидца У. Черчилля об опасности фашизма и необходимости бороться ним, в том числе и военными методами, не был услышан «миролюбивой» общественностью. Как говорил тот же Черчилль, «надеялись, что крокодил съест их последними».
Эти уроки европейской катастрофы 1933 – 1945, так и остались «не выученным уроком». Опять европейские и американские «прогрессисты», левые и правые группы рукоплещут уже иным диктаторам и массовым убийцам: венесуэльцу, иранцу, иракцу, палестинцу. Демонстрации в Германии проходят против демократических США и Израиля из собственного западного лагеря, а не против повернутого на ядерной программе президента Ирана. От воюющей с терроризмом и экстремизмом на Кавказе России, защищающей от геноцида живущие там небольшие народы, требуют капитуляции перед террористами.
Опять, прикрываясь пацифистскими лозунгами, не хотят воевать за свою свободу, хотя на деле за громким пацифизмом скрывается простой страх перед массами террористов и смутная надежда как-то договориться с ними, хотя не существует даже призрака такой надежды. Опять делают Израиль виноватым за все мировые проблемы, косвенно, но, действенно поддерживая продолжателей бесноватого фюрера, надеясь чужими руками доделать его дело. Маленький Израиль же не засылает террористов на улицы европейских города и не контролирует нефть, так чего его бояться.
Опять готовы поверить тому, кто под дудку мира готовится к войне, или на очередных выборах обещает народу раздачу слонов по принципу: «разделим богатых и на их деньги построим себе наш социализм и заживеееееем». А откуда эти слоны возьмутся, и не придется ли за них сначала воевать или уничтожать «эксплуататорские классы», так далеко думать не хочется. Основной урок тех далеких событий должен заключаться в самоочищении и самосознании, что они это мы, и это не должно повториться в нас самих. Старое зло не исчезло, только сменило форму и обличье. Надо суметь распознать его.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!