Язык мой – друг мой

Автор:

В номере: 2009

Читатель П. из Гиссена спрашивает: «Имеются ли в Германии законодательные акты, обеспечивающие право национальных меньшинств в Германии на получение информации в государственных учреждениях на своем родном языке?»

Вопрос читателя напомнил мне пару историй, на первый взгляд смешных, но имеющих достаточно серьезный смысл. Однажды, ожидая приема в Einbuergerungsbehoerde –ведомстве по делам гражданства, я стал невольным свидетелем следующего разговора двух соотечественников: «Скажите, а можно Sprachtest на русском языке сдавать? Не знаю, а как здорово бы было!» Вторая байка – из моего далекого одесского прошлого. Два босяка на причале щелкают семечки. К ним подходит иностранный моряк и что-то пытается выяснить сначала на английском, потом на немецком, французском, испанском. Результат стабилен – босяки разводят руками: «Твоя моя не понимай!» Моряк, махнув рукой, уходит, а один босяк восхищенно обращается к другому: «Какой образованный чудак, сколько языков знает!» «Ну и что, разве помогло ему это?» – ответил второй, сплюнув шелуху.

Это о знании языков и их роли в нашей жизни. А если серьезно, то ответ читателю нужно начать с определений: что такое национальное меньшинство и что такое родной язык.

Национальное меньшинство – этническая группа граждан государства, долго и компактно проживающая на его территории и сохраняющая характерные, отличные от основного населения признаки своей идентичности – культуру, традиции, религию и язык.

Постоянно проживающие в государстве этнические группы, сохраняющие характерные, отличные от основного населения признаки своей идентичности – культуру, традиции, религию и язык – и составляющие меньшинство по отношению к коренному этносу, называют этническими меньшинствами.

Национальное меньшинство объединяет только граждан страны, длительно и компактно проживающих на его территории, и этим отличается от этнического меньшинства, которое включает и лиц без гражданства, граждан других государств, беженцев, мигрантов, т.е. понятие «национальное меньшинство» по содержанию уже понятия «этническое меньшинство».

В Германии живут четыре национальных меньшинства: лужицкие сорбы – потомки древних славян (60 тыс.), датчане (50 тыс.), фризы (10 тыс.), цыгане (70 тыс.). Эти группы подпадают под действие «Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств» 1995 г. (далее – Конвенция), ратифицированной Германией в 1997 году. Языки этих меньшинств – нижне- и верхнелужицкий, датский, фризский и цыганский – пользуются поддержкой в соответствии с «Европейской хартией о региональных языках или языках меньшинств» (далее – Хартия), ратифицированной Германией в 1998 году.

Лужичане (сорбы) поселились на территориях к востоку от Эльбы и Заале, с которых ушли германские племена, примерно начиная с 600 года. Сейчас в Нижнем Лаузице (земля Бранденбург) проживают около 20 тысяч нижних лужичан, а в Верхнем Лаузице (земля Саксония) – примерно 40 тысяч верхних лужичан.

Датчане, имеющие германское гражданство, после поражения Дании в войне 1864 года живут в федеральной земле Шлезвиг-Гольштейн, составляя там национальное меньшинство. Фризы, живущие в прибрежных районах Северного моря, известны как местные жители примерно с начала летоисчисления.

Цыгане (синти и рома) упоминаются в исторических документах Германии с XIV века. Цыгане с германским гражданством живут преимущественно в крупных агломерациях, а также в небольших городах по всей Германии.

Все четыре национальных меньшинства имеют свои организации и ведут активную культурную жизнь, а датчане даже имеют свою партию, которая представлена в земельном ландтаге. Финансовую помощь в этом им оказывают как федеральные, так и земельные власти.

В отличие от этих четырех групп остальные, проживающие Германии этнические группы – турки, хорваты, боснийцы, поляки, китайцы, вьетнамцы, эфиопы и др. (к этой же категории можно с определенной натяжкой отнести и еврейских иммигрантов) – имеют, несмотря на существенное численное «превосходство» над национальными меньшинствами Германии, статус только этнического меньшинства, поскольку не удовлетворяют основному требованию Конвенции – длительному (речь идет о веках!) компактному проживанию в качестве граждан.

Остальные наши соотечественники из бывшего СССР, хотя и составляют наибольшую по численности группу некоренных жителей Германии (по разным оценкам от 3 до 4 млн.), но, к большому сожалению, не попадают даже под понятие «этническое меньшинство», не говоря уже о «меньшинстве национальном», поскольку у них нет общей национальности, религии и культуры, а объединяет их только русский язык и общее прошлое. Но этого, увы! не достаточно для предоставления определенных льгот и преимуществ, о которых речь пойдет ниже.

Официальный язык – это единое средство устного и письменного общения, обязательное в данной стране или ее части для ведения делопроизводства в учреждениях, судопроизводства, преподавания в школах независимо от национального состава населения. В Германии официальным языком государственных учреждений – Amtssprache является только немецкий. Этот статус немецкого языка закреплен для административных органов – в § 23 VwVfG, для финансовых учреждений – в § 87 AO 1977, для судопроизводства – в §184 GVG, для социальных служб – в §19 SGB X.

На уровне федеральных земель, наряду с немецким, в качестве официальных языков используются также нижнесаксонский – Niederdeutsch, сорбский, датский и фризский.

Государственный язык — один из официальных языков, за которым в конституции государства законодательно закреплен самый высокий юридический статус по сравнению с остальными языками, используемыми на его территории.

Государственные языки имеют только половина стран в мире. В некоторых (например, в Австрии) это единственный государственный язык. В некоторых странах их несколько (в Швейцарии, например, целых четыре). А вот в Германии и США государственного языка вообще нет, поскольку в конституциях этих стран отсутствует соответствующая статья. В этих странах приходится довольствоваться официальным (соответственно немецким и английским) языком, что, кстати, никак не сказывается на его престиже.

Язык национального меньшинства – язык этнической группы граждан государства, отличный от официального и государственного языков, на котором может вестись обучение детей в школах и который, согласно Хартии, может использоваться в делопроизводстве в районах компактного проживания этого меньшинства. Согласно Конвенции, там, где среди населения доля нацменьшинства значительна (не менее, скажем, 20 процентов), местные органы самоуправления должны иметь право вывешивать знаки, дорожные указатели, вывески, названия улиц и на языке этого нацменьшинства.

В Германии обучение в школе на родном языке обеспечено только для детей, говорящих на датском и лужицком языке. Высшего образования на языках меньшинств в странах ЕС не существует.

А теперь, после такой солидной теоретической подготовки вернемся к вопросу нашего читателя. Ответ наш будет таков:

— на федеральном уровне с вами будут общаться только на немецком языке;

— на земельном уровне в соответствующих федеральных землях возможно получить

информацию не только на немецком, но также на нижнесаксонском, сорбском,

датском и фризском языках;

— на русском языке (а я подозреваю, что наш читатель имел в виду именно его) по

указанным выше причинам с вами нигде официально разговаривать, к сожалению, не

будут.

Но не спешите унывать, дорогой читатель, дело обстоит не так уж и безнадежно. До сих пор мы говорили о законных, т.е. обязательных для каждого чиновника правилах. Но и в этой сфере, как и в фигурном катании, существует не только обязательная, но и произвольная (то бишь добровольная) программа. В городах с значительным числом иностранцев местные власти часто добровольно идут навстречу, как у нас ранее писали, «пожеланиям трудящихся» и не только вводят в штат соответствующих ведомств (социальные службы, полиция) двуязычных сотрудников, владеющих наряду с немецким, также турецким, хорватским, русским и даже амхарским (государственный язык Эфиопии) языками, но и издают информацию на этих языках.

В многонациональном Франкфурте, жители которого представляют 180 национальностей, власти города стараются поддерживать его статус европейского, открытого миру города, в том числе и на языковом уровне. В центральном социаламте есть специальные сотрудники (не чиновники), консультирующие посетителей на их родном, в том числе и на русском, языке. Такие же сотрудники имеются в большинстве районных социальных служб, в ведомстве по делам гражданства, во франкфуртском аэропорту.

Вот у этих сотрудников и можно получить нужную информацию на родном языке. Только при этом не нужно забывать, что это не требование закона, а добрая воля местных и федеральных властей.

Кроме того, многие немецкие фирмы, адвокаты, врачи, заинтересованные в русскоязычных клиентах, также предоставляют информацию на русском языке. Среди них Deutsche Telekom (бесплатный телефон 0800 330 1060, по которому можно решить все вопросы со счетами и получить информацию об услугах) и автобусная фирма Deutsche Touring, предлагающая маршруты по всей Европе, включая страны Балтии и СНГ (тел. 0180 579 03 09, 12 цент/мин.).

А немецкий язык учить все же нужно, дабы не оказаться в положении тех самых одесских босяков, с которых мы начали наш рассказ.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!