Право на убийство

Автор:

В номере: 2009

«Демократия перед теми, кто к ней относится серьезно, ставит почти
неразрешимые проблемы, а для тех, кто ее ненавидит, открывает
почти неограниченные возможности»
Вацлав Гавел, экс-президент Чешской республики

Эпидемия не знающего ни государственных границ, ни моральных принципов террора, охватившая сегодня Израиль и США, Россию и Испанию, Англию и Францию, Африку и Азию – весь земной шар, бессмысленные убийства сотен и тысяч ни в чем не повинных людей: мужчин и женщин, детей и стариков, верующих и атеистов, христиан и иудеев – вызвала вполне ожидаемую ответную реакцию органов власти. Однако антитеррористические кампании Израиля в Палестине, США в Афганистане и Ираке, России в Чечне, хотя и существенно ослабили террористическую сеть, но привели к гибели не только террористов, но и невинных жертв, поскольку велись военными методами. Война, которую террористы объявили всему миру, совсем не похожа на прежние войны потому, что если раньше страдали от военных действий не только военные, но и мирное население, то теперь от военных действий страдает, в основном, мирное население.Сегодняшняя ситуация возникла не на пустом месте. В XVII веке во Франции в ходе установления равенства при помощи гильотины за 17 месяцев якобинского террора казнили 2600 человек, а всего в ходе революции 1789-1799 годов число жертв достигло 16 тысяч.

В России в конце XIX – начале XX века была развязана самая настоящая террористическая война против мирного населения. Только за период с 1894-1917 годов руками террористов самых разных толков было совершено около 21000 покушений, причем 17 000 имели смертельный исход, что почти вдвое превышает число террористических актов во всем мире в пресловутые годы разгула терроризма (конец 60-х – середина 70-х ХХ века). И это притом, что современные экстремисты не размениваются на «мелочи» и взрывают сразу самолет, гостиницу или дискотеку, а террористы в начале века отстреливали идейных противников поодиночке.

Сегодняшний террор имеет три принципиальных особенности:

— Он анонимен и направлен не против конкретных людей: убивают не идейных противников, как это было ранее, а случайных жертв или заложников, чтобы внушить страх остальным и заставить их подчиниться требованиям террористов;

— Он, благодаря телевидению, стал оружием массового психологического поражения, поскольку наносит сокрушительные, невосполнимые удары по чувству безопасности десятков, а то и сотен миллионов людей. Без телевидения в сегодняшнем обществе террор вообще не имел бы смысла. Выбирая цель, террорист заботится, прежде всего, о том, как будет смотреться результат на телевизионном экране;

— Террористические войны невероятно дешевы для и террористов и невероятно дороги для государства. Современный терроризм помножен на техногенный фактор, отчего борьба с ним превращается в крайне сложное, дорогостоящее и редко когда успешное занятие. Атака 11 сентября 2001 г. стоила террористам всего в 250 тыс. долларов, нанесенный же ущерб составил около триллиона. А неудачная попытка устранения Бен Ладена путем обстрела его лагеря в Афганистане крылатыми ракетами обошлась США в 42 млн. долларов.

В сегодняшней ситуации государству пришлось отступить от норм права и опять вернуться к практике средних веков – убивать преступников без суда и следствия.

Израиль, следуя Петру Аркадьевичу Столыпину, который, обращаясь к Думе, сказал: «Отличайте, господа, кровь на руках убийцы от крови на руках хирурга, первый убивает, второй спасает», стал просто отстреливать главарей и организаторов терактов по всему миру. Помогло, но не до конца.

Новая ситуация потребовала нового законодательного базиса. Практически одновременно в России и Германии были приняты новые жесткие законы о борьбе с террором, предусматривающие уничтожение захваченных террористами судов и самолетов в экстремальных ситуациях.

В Германии принятию нового закона о воздушной безопасности способствовало одно неприятное происшествие. 5 января 2003 г. над небоскребами в центре Франкфурта- на- Майне на протяжении нескольких часов кружил небольшой спортивный самолет в сопровождении двух истребителей немецких ВВС.

Угрожая оружием, больной шизофренией студент из Дармштадта угнал частный самолет из небольшого аэродрома вблизи Франкфурта и, связавшись по рации с наземными службами аэропорта, угрожал врезаться в здание Европейского центробанка, если его требования не будут выполнены. Поскольку все это происходило уже после 11 сентября 2001 г., то угрозы угонщика были восприняты вполне серьезно. Все полеты во франкфуртском аэропорту были отменены, люди из некоторых небоскребов, улиц и площадей в центре города – эвакуированы. После двухчасовых переговоров угонщик согласился посадить самолет.

Gott sei Dank, как говорят немцы, все обошлось. Угонщик в больнице, небоскребы целы, паника улеглась. При «разборах полетов» выяснилось, однако, одно неприятное обстоятельство: оказалось, что военные летчики вообще не имели права сбивать угонщика, даже в случае прямой угрозы тарана небоскреба (а ведь сначала никто не знал, есть ли у него на борту взрывчатка или нет?), поскольку законы Германии не разрешают использование армии на территории страны в конфликтных ситуациях!

Парламентариям пришлось в срочном порядке принять соответствующий закон – Gesetz zur Regelung von Luftsicherheitsaufgaben (LuftSiG), согласно § 14 которого в случае угрозы террористической атаки министр обороны имеет право отдать приказ на уничтожение самолета террориста даже вместе с пассажирами.

Но на этом дело не закончилось. Закон был принят бундестагом голосами красно-зеленой коалиции 14 июня 2005 г. (ХДС и ЛДП голосовали против), а уже 15 февраля 2006 г. Конституционный суд отменил этот § 14, как нарушающий человеческое достоинство и противоречащий основному праву человека на жизнь, закрепленному в статье 2 Конституции ФРГ.

В России же закон «О противодействии терроризму», принятый Госдумой 26 февраля 2006 (кстати, практически единогласно), никто даже не оспорил. А между тем статьи 7 и 8 нового закона также предусматривают в случае реальной опасности гибели людей либо наступления экологической катастрофы возможность уничтожения захваченных террористами самолета или корабля вместе с пассажирами.

Законы приняты, а проблема осталась. Чудовищный вопрос, можно ли пожертвовать жизнями одних невинных людей, чтобы спасти жизнь других, также невинных, не имеет ответа, но на него приходится отвечать каждый раз, когда идет операция по нейтрализации террористов, захвативших заложников. Так было в Москве, в театре на Дубровке, так было в Беслане. Так будет всегда, пока эпидемия террора не исчезнет из нашей жизни.

Сражение с террором будет особенно трудным, ибо цивилизация оказалась беззащитной перед варварством. Чтобы победить террор, мы должны найти узкую дорогу между беззащитностью и беззаконием.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!