Неконституционный Лиссабон

Автор:

В номере: 2009

Скажи мне, кто твой друг

Как известно, именно Германия была одним из главных инициаторов создания сначала Евроконституции, а потом, после ее провала на референдумах в Голландии и Франции, усилиями своего правительства инициировала появление «облегченного» варианта нового базового соглашения ЕС – так называемого Лиссабонского договора. Обе палаты немецкого парламента одними из первых в Европе ратифицировали этот документ, однако президент страны Хорст Келлер не смог поставить под ним свою подпись – немецкие противники подали так называемый «срочный» иск в Конституционный суд, требуя запретить властям присоединяться к соглашению.
И вот теперь, неожиданно для всех, высшая судебная инстанция страны частично удовлетворила этот иск. Пока вся Европа ждала беды от ирландцев – последних, кто еще не ратифицировал Лиссабонский договор – она пришла из страны-создательницы этого документа. Берлин не может присоединиться к Лиссабону. По крайней мере, пока.

«Битва за Лиссабон» создала в Германии совершенно удивительные «тактические союзы» между партиями. Пожалуй, подобного история страны еще не знала: в качестве обвинителей, подавших иск в Конституционный суд, выступали две оппозиционные партии, обычно попросту друг друга игнорирующие: «левые» и либералы (СвДП). Первые считали недопустимым передачу в ведение Брюсселя неотъемлемого права немецкого парламента принимать решения по любым зарубежным действиям Бундесвера (армии ФРГ).
Вторые протестовали против того, что ратификация договора происходила в стенах Бундестага, а не путем всенародного референдума – это, мол, слишком важное дело, чтобы отстранять от него избирателей. Выкрутасы политического этикета приводят порой к весьма причудливым картинкам: несмотря на то, что «левые» и свободные демократы подали совместный иск, на церемонию вынесения вердикта их делегации прибыли в Карлсруэ по отдельности и разместились в разных концах зала.

Иную картину представляли собой ответчики: христианские демократы и социал-демократы, составляющие коалиционное правительство, за четыре года попривыкли работать вместе, но при этом на сегодняшний день их пути вновь разошлись – через два месяца в стране выборы и «почти бывшие» партнеры по коалиции вновь вцепились друг другу в глотки.
По любому другому вопросу они не согласны между собой, даже если речь идет о том, стоит ли мыть руки перед едой – но Лиссабонский договор стал для них, похоже, последним «общим знаменателем». Министр иностранных дел, социал-демократ Франк-Вальтер Штайнмайер, в своих выступлениях защищал ратификацию соглашения почти теми же словами, что и его коллега, министр внутренних дел, консерватор Вольфганг Шойбле. Впрочем, христианским демократам был приготовлен весьма неприятный сюрприз: третьим обвинителем в иске против правительства выступила партия-сестра Христианско-демократического союза, Христианско-социальный союз («вторая половинка» от знаменитой аббревиатуры ХДС/ХСС). Баварская партия, участвующая в Большой коалиции, поддержала иск либералов.

Так что ситуацию перед оглашением приговора с полным правом можно было охарактеризовать знаменитой строкой: «Все смешалось в доме Облонских». Пожалуй, единственной из представленных в Бундестаге партий, оставшейся в стороне от конфликта, оказались «зеленые»: их руководители попросту заявили, что они проголосовали за ратификацию Лиссабона и менять свое решение не собирается. И точка.

«Скажи Лиссабону ни да, ни нет!»

Оглашение приговора Конституционного суда ФРГ по этому делу транслировалось основными телеканалами страны в прямом эфире – ради этого события были отложены даже точные, как часы, десятичасовые выпуски новостей. Когда он был объявлен – многим показалось, что в зале разорвалась бомба: по решению судей, Германия не может присоединиться к Лиссабонскому договору. Иск либералов и ХСС был отклонен: суд признал право парламента ратифицировать новое базовое соглашение ЕС, не вынося этот вопрос на референдум.

Иск «левых» был удовлетворен – что стало дополнительной сенсацией: «левые», несмотря на стабильный рост избирательного рейтинга, считаются в ФРГ своего рода политическими париями, непримиримой оппозицией, и им редко удается «протащить» свою точку зрения в высоких инстанциях. На этот раз Конституционный суд признал их правоту: Основной закон Германии предусматривает, что любые действия немецких военных за рубежом должны получить «благословение» парламента страны. Лиссабонский договор же предусматривает, что ратификация действий войск Еврокорпуса (в состав которых входят также и немецкие военные) является прерогативой Европарламента.

Таким образом, от суверенитета государств-членов ЕС (в частности, Германии) должен быть «откушен» весьма приличный кусок. Суд пришел к выводу, что подобное ущемление вступает в противоречие с Конституцией страны, а значит – неприемлемо.
Новостные ленты немедленно запестрели сообщениями: «Берлин говорит «нет!» Лиссабону», «Германия похоронила собственное детище!». Впрочем, немного опомнившись, журналисты несколько скорректировали свою точку зрения, и неспроста.

В вынесенном судебном приговоре имеются два важнейших пункта. Первый гласит, что немецкая Конституция открыта Европе и так называемому «европейскому проекту» — величайшему, как подчеркнули судьи, и не имеющему аналогов в истории проекту мирного объединения Старого континента. Если Евросоюзу предстоит когда-нибудь превратиться в федеративное государство, — сказано в вердикте, — у него появится общая Конституция, прообразом которой можно считать Лиссабонский договор. Однако, пока этого не произошло, приоритетом обладают все же национальные Конституции стран-членов ЕС.

Второй пункт обязывает правительство страны еще до выборов разработать и представить поправки, позволяющие сохранить суверенитет Бундестага в «военном вопросе». Конечно, эти поправки должны будут согласовываться как с Брюсселем, так и со всеми другими государствами Евросоюза, но можно быть уверенными, что сейчас немецкое правительство в срочном порядке засядет за «домашнее задание». Ангелу Меркель частенько называют «матерью Лиссабона» — пожалуй, именно она, вместе с президентом Франции Николя Саркози, приложила наибольшее количество усилий, чтобы проваленный проект Евроконституции не похоронил под собой надежду Европы на объединение.

Учитывая то, что шансы канцлера Германии остаться на своем посту на следующие четыре года более чем велики – можно предположить, что «лиссабонская мама» все же добьется своего и президент ФРГ Хорст Келлер получит конституционное право поставить свою подпись под Лиссабонским договором от имени своей страны. Так что праздник на улице евроскептиков отменяется.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!