Лакмусовая бумажка кризиса

Автор:

В номере: 2009

От пенсионеров ждут помощи

«Двадцать миллионов немецких пенсионеров должны вносить свой вклад в дело преодоления последствий финансового кризиса». С таким необычным требованием выступили еще в начале этого года депутаты бундестага от различных партий. Так, председатель бюджетной комиссии Отто Фрике (Otto Fricke) заявил в интервью бульварной газете «Bild am Sonntag», что немецкие пенсионеры должны взять на себя часть ответственности за то, чтобы последствия финансового кризиса не оказались слишком тяжелыми для подрастающих поколений.
Его коллега по парламенту Райнер Форналь (Rainer Fornahl) пошел еще дальше, заявив, что размеры пенсий по старости должны больше соответствовать реальной экономической ситуации в стране. Говоря другими словами, если «финансы поют романсы», то и пенсии должны … уменьшиться.
А лидер молодежной группы в парламентской фракции блока ХДС/ХСС Марко Вандервитц (Marco Wanderwitz) вообще считает недопустимым, чтобы молодежь в одиночку несла на своих плечах груз новых долгов. «Пенсионеры тоже должны вносить свой посильный вклад», — подчеркнул он. Хорошо, хоть пока не конкретизировал размеры и практическую направленность этого вклада.
Как бы это прозвучало на фоне и так непростой ситуации в обществе?

А протесты не утихают

Споры о необходимости отказа от повышения пенсионного порога в Германии до 67 лет даже обострились на фоне кризиса.
В конце июня к требованиям, выдвинутым рядом политиков от СДПГ, об отказе от повышения пенсионного порога, присоединилось и Объединение немецких профсоюзов (DGB). Настаивает на необходимости детального обсуждения вопроса также крупнейший германский отраслевой Профсоюз металлистов (IG Metall).
В Объединении немецких профсоюзов полагают, что в период экономического кризиса повышать пенсионный порог крайне неразумно. Сокращение реальных размеров пенсий по старости на 7,2 процента в результате повышения пенсионного порога до 67 лет во много раз увеличивает опасность бедности в старости, отметила член правления DGB Аннели Бунтенбах (Annelie Buntenbach) в интервью газете Leipziger Volkszeitung.
А вот глава фракции СДПГ в бундестаге Петер Штрук (Peter Struck) заявил в интервью телеканалу ARD, что изменений в закон о повышении пенсионного порога вносить не стоит. «Все знают, что для принятия такого решения имелись веские демографические причины».
С господином Штруком вполне солидарно и Федеральное объединение немецких работодателей, полагающее, что было бы недальновидным лишь из-за текущего кризиса оспаривать выход на пенсию с 67 лет. Как заявил президент этой организации Дитер Хундт (Dieter Hundt), необходимо, напротив, подумать о последовательном (читай – скорейшем!) осуществлении принятого решения о постепенном повышении пенсионного возраста. «Германия является стареющим обществом, которому настойчиво требуется рабочая сила и опыт компетентных работников», — заявил он.
С подобными явно предвыборными заявлениями как-то плохо согласуется реальная проза жизни. Согласно которой сплошь и рядом на пенсию спешат отправить людей и в 63, и даже в 60 лет. Вполне работоспособных и обладающих как раз необходимой компетенцией. Что уже вспоминать в этой связи о сотнях и тысячах иммигрантов, которым и в 50 лет ставят однозначный приговор: «Слишком стары». Об их использовании, приносящем максимальную отдачу, похоже, вообще никто не задумывается.
Разве что на очередных интеграционных форумах. Чтобы еще раз заявить с высокой трибуны, что политика интеграции потерпела крах и нужны новые средства… Дальше, любой из читающих эти строки, может продолжить самостоятельно.
А рынок труда в Германии продолжает лихорадить.

Весеннего конъюнктурного подъема просто не было

В марте число безработных в Германии выросло на 78000 человек по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И на конец первого квартала в ФРГ насчитывалось 3 миллиона 586 тысяч безработных, что составило 8,6 процента от всего трудоспособного населения страны. Соответствующие данные были опубликованы в последний день марта Федеральным агентством по труду.
К сказанному необходимо добавить, что это был первый с начала проведения статистического учета в 1928 году зарегистрированный рост безработицы в Германии в марте по отношению к февралю. В былые годы традиционное весеннее оживление конъюнктуры способствовало снижению числа безработных в стране, однако на этот раз на показателях занятости отрицательно сказался мировой финансовый и экономический кризис.
О существенном ухудшении ситуации красноречиво свидетельствуют поступающие в Федеральное агентство по труду запросы о выплате компенсаций сотрудникам компаний, которых планируется перевести на неполный рабочий день. В период с ноября 2008 года по февраль 2009 года немецкие предприятия запросили агентство по труду разрешить им перевести на работу по сокращенному графику 1 миллион 625 тысяч сотрудников. По предварительным данным, в отношении 740 тысяч работников решение будет положительным.
Какая же часть из получивших отрицательное решение пополнит собой число безработных, пока можно только гадать. Но в том, что таковые обязательно будут, сомневаться, увы, не приходится.
И их моральное состояние безоблачным никак не назовешь.

Инфляция падает, реальные доходы – тоже

Как ни парадоксально это может показаться на первый взгляд, но, несмотря на заметное падение инфляции, реальные доходы работающего населения Германии тоже снижаются. Как сообщило 23 июня в Висбадене Федеральное статистическое ведомство, по отношению к потребительской корзине доходы работающих граждан ФРГ за первые три месяца 2009 года упали на 0,4 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.
В первую очередь это касается разовых выплат и сдельных зарплат. Так, последние снизилась в среднем на 4,2 процента. А разовые платежи, например отпускные, «похудели» на 7,9 процента.
Таким образом, средняя зарплата в первом квартале 2009 года составила в Германии 3108 евро в месяц. И, если в сфере информационных технологий и коммуникаций получали в среднем 4137 евро, то для работников гостиничного бизнеса этот показатель был более чем в два раза ниже – 1882 евро.
Самое сильное падение зарплат было зафиксировано в обрабатывающей промышленности и строительной отрасли. Тогда как многие работающие в сфере услуг, энергосбережения и администрирования, напротив, порадовались повышению своих зарплат (на 5,9, 5,1 и 4,8 % соответственно). Правда, тоже не повсеместно, а лишь в отдельных секторах.
Самое же «интересное»: реальные доходы рядовых граждан Германии начали сокращаться еще задолго до начала кризиса. Если в 2004 году доходы средней семьи с двумя детьми увеличились на 0,4 процента, то уже в 2005-м ее покупательная способность сократилась на 1,1, а в 2006 году – на 1,3 процента.
Вообще, налоговое бремя на немцев с момента объединения Германии в 1990 году сократилось лишь незначительно. А число тех, кто платит максимальную ставку подоходного налога в размере 42 процентов, за эти годы увеличилось с 340 тысяч до 800 тысяч человек. Правительство во главе с канцлером Герхардом Шредером (Gerhard Schroeder) в 1998-2005 годах налоги-то снизило. Однако чтобы компенсировать сокращение поступлений в бюджет, был также снижен и размер доходов, с которых берется более высокая ставка налога.
Плюс ко всему и с зарплатой все далеко не радужно.

Зарплаты сокращаются только у немцев

Не по национальному признаку, разумеется. Германия оказалась единственной страной ЕС, в которой за последние восемь лет реальные зарплаты не только не выросли, но даже сократились.
Их уровень снизился с 2000 года на 0,8 процента. В то же время в других странах Западной Европы наблюдался устойчивый рост доходов наемных работников, а во многих недавно вступивших в Евросоюз восточноевропейских государствах зарплаты увеличились даже в несколько раз.
Проанализировав официальные данные Европейской Комиссии, эксперты Социально-экономического института (WSI), действующего при Фонде имени Ханса Беклера (Hans-Boeckler-Stiftung), обнаружили, что тенденция к сокращению реальных доходов наемных работников сохранялась в Германии даже в периоды особенно низкой инфляции.
Конечно, процент снижения вроде бы и незначительный, но, это – снижение. Даже у находящихся в наихудшем положении в ЕС (после немцев, разумеется) австрийцев реальные зарплаты за этот же период все-таки увеличились на 2,9 %.
Во Франции рост составил 9,6 процента, в Великобритании – 26,1 процента. В Западной Европе наиболее существенно улучшили свое материальное положение за минувшие восемь лет ирландцы и греки – соответственно на 30,3 и 39,6 процента.
Однако все эти прибавки не идут ни в какое сравнение с тем приростом, который наблюдался в Латвии и Румынии: здесь уровень зарплат вырос на 188,5 и 331,7 процента.

Лишь выпускники остаются над «схваткой»

Несмотря на финансовый кризис, стартовые зарплаты в Германии остаются высокими. При этом выпускники технических специальностей зарабатывают больше гуманитариев, а крупные компании платят молодым специалистам больше, чем небольшие.
В период с ноября 2008 года по февраль 2009 года штутгартская фирма Аlma mater провела опрос пяти тысяч кадровиков из почти 700 немецких фирм на тему «Стартовые зарплаты-2009». Из него следует, что, несмотря на кризис, зарплаты выпускников вузов не падают, а в некоторых отраслях даже растут.
Исследование наглядно показало, что, в целом, чем больше фирма, тем выше средняя стартовая зарплата ее сотрудников.
Конечно, на западе Германии зарплаты по-прежнему выше, чем на востоке, хотя разрыв за последние годы сократился. И неожиданный результат исследования: финансовая ось «юг-север» в 2009 году изменила свое направление. На севере Германии молодые специалисты зарабатывают теперь больше, чем в Баварии и Баден-Вюртемберге. Самая высокая средняя зарплата в земле Нижняя Саксония – она составляет 40370 — 40520 евро в год. Затем следует вольный город Гамбург.
По словам Изабеллы Райнике (Isabella Reinike), специалиста по кадровому консалтингу из фирмы A.S.I., последствия кризиса для выпускников выражаются в том, что процедура отбора кандидатов зачастую затягивается. «Предприятия сейчас не спешат брать кандидата сразу, тщательно присматриваются, чтобы быть уверенными в том, что он действительно подходит. В настоящий момент наблюдается небольшой спад в сфере трудоустройства, но в августе-октябре прием на работу молодых специалистов увеличится».
Авторы исследования «скромно» умолчали о том, что стоит на самом деле путь от абитуриента до выпускника в сегодняшней Германии. Как в нервном, так и финансовом плане. Хотя, возможно, в их задачу это и не входило.
Не исключено, что будущие исследователи всех последствий нынешнего кризиса еще только учатся в гимназиях. И очень не хотелось бы, чтобы у них было слишком много материала для исследований.
Ведь, если указанные выше проблемы и те, что остались за рамками данной статьи, начнут расти качественно и количественно, нам всем будет не до веселья. Правда, это уж слишком пессимистический взгляд.
Так что, останемся оптимистами. Как говорили древние: «И это пройдет!». Не оптимизм, конечно, а – кризис.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!