Помочь умереть

Автор:

В номере: 2009

Эвтаназия, приравненная к убийству

Бывший сенатор юстиции Гамбурга Роджер Куш стал причиной политического скандала, прогремевшего на всю Германию. Он открыто признался, что помог уйти из жизни 79-летней пенсионерке из Вюрцбурга, которая боялась провести свои последние дни в доме престарелых. Большинство политиков отреагировали на новость с возмущением. «Сделанное Кушем недостойно человека», — заявил генеральный секретарь ХДС Фолькер Каудер. В Германии эвтаназия приравнивается к убийству, однако сам этот поступок находится в «серой зоне» немецкого законодательства: к примеру, действия того же Роджера Куша не подлежат уголовной ответственности, так как речь идет не об активной помощи, а о пассивной. Куш не делал старушке ядовитый укол и не убивал ее каким-либо иным способом – он лишь присутствовал при том, как его знакомая наглоталась таблеток и умерла. Все, что грозит теперь бывшему сенатору – это потеря положенной ему за работу в гамбургском правительстве пенсии. И, конечно же, обструкция со стороны немецких политиков.

Тем не менее, социологические опросы показывают, что в то время как политики в Германии поголовно против эвтаназии, многие немцы поддерживают так называемый «голландский путь» (первой в Евросоюзе активную эвтаназию разрешили голландские власти). Исследование, проведенное службой EMNID, показало, что 55% жителей Германии считают помощь в уходе в мир иной вполне легитимным действием. В стране существуют многочисленные гражданские инициативы и объединения, активно рекламирующие эвтаназию и даже предлагающие свою помощь в ее осуществлении.

Законодательная инициатива

Сразу пять федеральных земель обратились поэтому с законодательной инициативой, предусматривающей введение в Уголовный кодекс страны нового параграфа – о наказании за эвтаназию. Его действие, по мнению разработчиков, должно было распространиться как на действия частных лиц, так и организаций, которые ставят своей задачей помощь совершающим суицид – подобные действия должны караться тюремным заключением на срок до 3 лет. Впрочем, этот параграф в ближайшее время вряд ли появится – Бундесрат (земельная палата немецкого парламента) отклонил эту инициативу, при этом подчеркнув, что борьба с пропагандой эвтаназии по-прежнему является приоритетом для немецких властей.

Как уже было отмечено, пионером в легализации эвтаназии в Европе стала Голландия. Здесь закон об уголовной ответственности за помощь в добровольном самоубийстве был отменен еще в 1984 году. Шесть лет назад такое же решение было принято в Бельгии – в этой стране в аптеке можно даже купить специальный набор для эвтаназии, включающий в себя одноразовый шприц с ядом. Подобным образом в Бельгии ежегодно уходят из жизни от пятисот до восьмисот человек. Еще одна европейская страна, не входящая в состав ЕС, разрешила применение эвтаназии – это Швейцария. Швейцарские клиники стали в последние годы настоящими местами паломничества для безнадежно больных людей, желающих уйти из жизни.

Во всех остальных европейских странах эвтаназия запрещена, однако в некоторых из них периодически вспыхивают общенациональные дискуссии по этому поводу – особенно остры они в Германии и Франции. У эвтаназии есть свои противники и сторонники. В число первых обычно входят представители государственной власти, а также религиозные авторитеты – в принципе, добровольный уход из жизни осуждают почти все мировые религии, в первую очередь – христианские конфессии. «Конечно, я понимаю, что тяжело больные люди, которые боятся потерять свое достоинство или уже не могут переносить боль, обдумывают все возможные пути, в том числе этот», — говорит министр здравоохранения Улла Шмидт и это мнение так или иначе можно услышать в речах многих европейских политиков.

С другой стороны, многие безнадежно больные люди и их родственники активно выступают за то, чтобы власть позволила им самим определять – жить им или умереть. Они не хотят в боли и муках дожидаться естественного конца, многим из них попросту не под силу выдерживать бесконечные страдания. Они просят позволить им умереть достойно. К сожалению, эта проблема – более морального и религиозного характера, а не законодательного, так что «государственного» решения, которое устроило бы всех, у нее, скорее всего, попросту нет.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!